Статьи

 




dx.doi.org/ 10.18577/2307-6046-2015-0-6-6-6
УДК 621.357.546.763
Е. В. Тюриков, А. Б. Тихообразов, Р. К. Салахова
ИССЛЕДОВАНИЕ СВОЙСТВ РАЗБАВЛЕННОГО САМОРЕГУЛИРУЮЩЕГОСЯ ЭЛЕКТРОЛИТА ХРОМИРОВАНИЯ, СОДЕРЖАЩЕГО НАНОРАЗМЕРНЫЕ ЧАСТИЦЫ ОКСИДА АЛЮМИНИЯ

Представлены результаты исследований свойств разбавленного саморегулирующегося электролита, содержащего нанопорошок оксида алюминия, и хромовых покрытий, полученных в данном электролите, в сравнении со свойствами хромовых покрытий, полученных в стандартном электролите. Проведенные исследования показали, что свойства хромовых покрытий, получаемых в разбавленном саморегулирующемся электролите в присутствии нанопорошка оксида алюминия, не уступают, а по отдельным показателям превосходят свойства покрытий из стандартного электролита.


Введение

В связи с повышенными экологическими требованиями к охране окружающей среды в настоящее время активно разрабатываются низкоконцентрированные электролиты без потери функциональных свойств покрытий и позволяющие улучшить условия труда [1–4]. Выход по току в таких электролитах может достигать 30–37%, они характеризуются повышенной рассеивающей и кроющей способностью при осаждении как на постоянном, так и импульсном токе. В зависимости от амплитуды анодной или катодной составляющих импульсного тока, скважности микротвердость покрытий может превышать 12000 МПа. Уменьшение концентрации хромового ангидрида приводит к его меньшему уносу с вентиляцией или промывными водами, тем самым облегчая нагрузку на очистные сооружения, но в то же время требуется более частая корректировка состава [5]. В настоящее время интенсивно ведутся исследования по подбору оптимальных токовых, температурных режимов хромирования в разбавленном электролите и их влиянию на функциональные свойства: износостойкость, микротвердость, внутренние напряжения, коррозионную стойкость. Сообщается, что в таких электролитах с хорошей рассеивающей способностью покрываются штоки гидроцилиндров горнообогатительной, строительной техники длиной до 5 м и диаметром до 0,5 м [6–8]. Данные покрытия не уступают покрытиям из стандартного электролита и выдерживают все соответствующие испытания на износ, разрыв, твердость и т. п. [9, 10]. Промышленное использование разбавленных электролитов открывает новые возможности в области как практического использования, так и охраны окружающей среды.

В ВИАМ длительное время проводятся исследования электролитов хромирования с нанопорошками оксидов металлов. Разработанные электролиты превосходят по своим показателям стандартный электролит хромирования [11–16].

Целью данной работы является разработка технологического процесса хромирования в разбавленных электролитах, содержащих нанопорошок оксида алюминия, позволяющего получать покрытия, по своим свойствам не уступающие покрытиям, получаемым в стандартных хромовых электролитах.

 

Материалы и методы, результаты

Разработка новых материалов и покрытий требует проведения глубоких системных исследований как электролитов, так и свойств покрытий, а также влияния процесса осаждения покрытий на основу [17].

Исследование коэффициента светопропускания электролитов – суспензий в разбавленном саморегулирующемся электролите хромирования – проводили в зависимости от концентрации введенного нанопорошка оксида алюминия. Замеры проводили на фотометре фотоэлектрическом RAR-3-01-«ЗОМЗ».

Плотность разбавленного саморегулирующегося электролита хромирования в зависимости от температуры и концентрации наночастиц оксида алюминия измеряли ареометром АОН-1 (ГОСТ 18481–81).

Оценку удельной электропроводности (УЭП) электролитов проводили с помощью кондуктометра радиочастотного бесконтактного типа КРАБ-Д №0647. Погрешность показаний прибора, проверенная на стандартном растворе хлористого калия в соответствии с ГОСТ 22171, составила 6%. Исследуемый температурный интервал электролитов выбран исходя из рабочих диапазонов электрохимических процессов осаждения покрытий, а за величину УЭП принимали среднее значение измеренной УЭП, полученной в режиме «нагрев–охлаждение».

Выход по току, т. е. отношение фактически осажденного определенным количеством электричества хрома к его теоретическому эквиваленту (отнесенному к тому же количеству электричества), выраженное в процентах, определяли по формуле (1):

                                                        η=6000(b-a)/0,324IT,                                                       (1)

где η – выход по току, %; I – сила тока, А; T – продолжительность электролиза, мин; а – масса электрода до покрытия, г; b – масса электрода после покрытия, г; 0,324 – электрохимический эквивалент хрома.

 

В качестве электрода для оценки величины выхода по току использовали стальной шарик Ø19 мм (площадь поверхности составляет 0,1 дм2).

Скорость осаждения кластерного хромового покрытия Vос в мкм/мин определяли по формуле (2):

                                                                     Vос=δ/τ                                                                 (2)

где δ – толщина покрытия, мкм; τ – время осаждения покрытия, мин.

 

Контроль времени осуществляли с помощью секундомера.

В качестве объекта исследований выбрана конструкционная сталь 30ХГСА.

Электроосаждение покрытия производили в разбавленном саморегулирующемся электролите хромирования (РСЭХ) следующего состава: 140–170 г/л хромового ангидрида, 6 г/л стронция сернокислого, а также нанопорошок оксида алюминия, имеющий следующие характеристики: форма частиц – сферическая, среднее значение диаметра частиц 40 нм, удельная поверхность ≥30 м2/г. Режим осаждения хромового покрытия: плотность тока 40–80 А/дм2, температура 48–62°С.

Перед хромированием образцы подвергали химическому обезжириванию и анодному декапированию в электролите хромирования вышеуказанного состава. Режим декапирования: плотность тока 50 А/дм2, температура 48–62°С.

Микротвердость покрытия измеряли микротвердомером ПМТ-3М по ГОСТ 9450–76. Пористость покрытия оценивали методом наложения фильтровальной бумаги по ГОСТ 9.302–88. Испытания на прочность сцепления покрытия с основой проводили методами нагрева и полирования по ГОСТ 9.302–88. Шероховатость основы и покрытия оценивали профилометром SJ-210.

Толщину покрытия замеряли многофункциональным прибором измерения геометрических параметров Константа К6.

 

Исследование коэффициента светопропускания РСЭХ

Для исследований были приготовлены разбавленные электролиты хромирования без нанопорошка и электролиты, содержащие 5 и 10 г/л оксида алюминия.

В качестве холостой пробы для фотометрических измерений использовали электролит без нанопорошка после шестичасового отстаивания. Продолжительность отстаивания холостой пробы определяли по результатам сравнительных фотометрических испытаний растворов разбавленных электролитов хромирования, подвергнутых механическому перемешиванию, относительно этой холостой пробы. Данные измерения представлены в табл. 1.

 

Таблица 1

Коэффициент светопропускания разбавленного электролита хромирования

с механическим перемешиванием

Время отстаивания, ч

Коэффициент светопропускания, %

0

11,4

1

85,6

2

98,4

3

100,0

4

100,0

5

100,0

6

100,0

 

Проведены исследования коэффициента светопропускания РСЭХ в зависимости от концентрации нанопорошка оксида алюминия (после тщательного перемешивания).

На основании проведенных исследований построены графики изменения коэффициента светопропускания электролитов в зависимости от времени и концентрации наночастиц оксида алюминия (рис. 1). Видно, что коэффициент светопропускания электролитов (суспензий) увеличивается во времени и достигает постоянной величины по истечении 2 сут при концентрации наночастиц 5 г/л и в течение 300 мин – при концентрации 10 г/л. Таким образом, увеличение концентрации наночастиц в 2 раза приводит к увеличению скорости седиментации в 8–10 раз.

Рис. 1. Изменения коэффициента светопропускания РСЭХ в зависимости от времени экспозиции при концентрации наночастиц оксида алюминия 5 (а, б) и 10 г/л (в, г)

 

Проведенные исследования свидетельствуют, что введение в РСЭХ нанопорошка оксида алюминия приводит со временем к его осветлению по сравнению с исходным электролитом. Это позволяет утверждать, что наноразмерные частицы оксида алюминия адсорбируют окрашенные анионы хрома и седиментируют c ними. 

 

 

Исследование влияния температуры и концентрации

наночастиц оксида алюминия на плотность электролита

Для проведения исследований влияния температуры и концентрации нанопорошка оксида алюминия на плотность разбавленного электролита хромирования приготовлены разбавленные саморегулирующиеся электролиты хромирования с минимальной и максимальной концентрацией компонентов электролита.

Проведены замеры плотности в зависимости от концентрации компонентов электролита и нанопорошка оксида алюминия.

На основании проведенных исследований построены графики изменения плотности электролитов в зависимости от температуры (нагрев и охлаждение) и концентрации нанопорошка оксида алюминия (рис. 2).

 

Рис. 2. Зависимость плотности электролита хромирования – минимальные (а) и максимальные значения (б) – от температуры и содержания нанопорошка оксида алюминия: 0 (♦), 2 (■), 6 (▲) и 10 г/л (●)

 

С ростом температуры плотность разбавленного саморегулирующегося электролита хромирования (РСЭХ) снижается. При введении нанопорошка характер зависимости сохраняется. С ростом концентрации нанопорошка плотность электролита увеличивается незначительно. Метод измерения плотности РСЭХ можно использовать как способ корректирования рабочего электролита по концентрации основного компонента – хромового ангидрида.

 

Измерения удельной электропроводности (УЭП) электролитов

Измерение электропроводности проводили в стандартном и разбавленном саморегулирующемся электролитах хромирования, составы электролитов приведены в табл. 2.

 

Таблица 2

Составы стандартного (I) и саморегулирующегося (II) электролитов хромирования

Состав электролита

Концентрация, г/л

I

II

СrO3

230–270

140–170

H2SO4

2,3–2,7

Sr2SO4

3–5

Температура, °C

43–65

43–65

 

Результаты измерений удельной электропроводности электролитов представлены в табл. 3.

 

Таблица 3

Результаты измерений удельной электропроводности электролитов

Температура, °С

Удельная электропроводность, См/м, электролита состава

I

II

43

55,5

42,9

45

56,35

43,7

47

57,15

44,4

49

57,9

45,0

51

58,6

45,6

53

59,4

46,1

55

60,1

46,7

57

60,8

47,3

59

61,5

47,8

61

62,2

48,3

63

62,65

48,8

65

63,2

49,2

 

На основании проведенных исследований построены графики изменения электропроводности в зависимости от температуры и вида электролита (рис. 3). С ростом температуры электропроводность в обоих электролитах увеличивается.

 

 

Рис. 3. Удельная электропроводность (УЭП) электролитов хромирования: стандартного (Ι) и саморегулирующегося (ΙΙ)

 

Электропроводность стандартного электролита хромирования выше, чем электропроводность разбавленного саморегулирующегося электролита.

 

 

Технологические параметры процесса осаждения покрытий в РСЭХ

В табл. 4 представлены результаты исследования скорости осаждения хромового покрытия и выхода по току в РСЭХ по сравнению со стандартным электролитом.

 

Таблица 4

Скорость осаждения хромового покрытия, выход по току

Вид электролита

Скорость осаждения, мкм/ч

Выход хрома по току, %

Стандартный

20–30

18–20

РСЭХ

40–50

23–27

РСЭХ+5 г/л оксида алюминия

40–50

23–27

 

Из данных табл. 4 видно, что скорость осаждения и выход хрома по току в разбавленном саморегулирующемся электролите хромирования выше, чем в стандартном электролите: скорость осаждения – в 1,7–2 раза, а выход хрома по току – в 1,2–1,3 раза.

Таким образом, корреляции между величинами удельной электропроводности и выходом хрома по току в исследуемых электролитах (стандартный, РСЭХ) не наблюдается.

 

Микротвердость, пористость и шероховатость

Проведена оценка служебных характеристик хромового покрытия, полученного в РСЭХ с применением наноразмерных частиц оксида алюминия. Результаты исследований микротвердости, пористости и шероховатости в зависимости от вида электролита и толщины покрытия представлены в табл. 5.

 

Таблица 5

Микротвердость, пористость и шероховатость хромовых покрытий

Вид

электролита

Пористость

Шероховатость

Микротвердость,

МПа

Стандартный

Беспористое при

толщине ˃50 мкм

Ухудшение шероховатости

в 1–2 раза в зависимости

от толщины покрытия

9200

РСЭХ

Беспористое при

толщине ˃40 мкм

То же

11700

РСЭХ+5 г/л оксида алюминия

Беспористое при

толщине ˃20 мкм

До 50 мкм шероховатость меньше или соответствует

исходной шероховатости

поверхности до покрытия

12500

 

Пористость хромового покрытия в разбавленном электролите, содержащем нанопорошок оксида алюминия, значительно меньше, а при толщинах ˃20 мкм покрытие беспористое.

Шероховатость хромового покрытия, полученного в электролите, содержащем нанопорошок, при толщине покрытия до 50 мкм ниже или соответствует шероховатости исходного материала. Шероховатость покрытия, полученного в электролитах без нанопорошка, растет с увеличением толщины и ухудшается на 1–2 класса при толщинах покрытия ˃50 мкм.

Микротвердость хромового покрытия, полученного в РСЭХ с нанопорошком, выше в 1,25 раза по сравнению с покрытием, полученным в стандартном электролите, и на 6% выше, чем в РСЭХ без нанопорошка.

 

Обсуждение и заключения

1. Проведенные исследования по определению коэффициента светопропускания свидетельствуют, что введение в РСЭХ нанопорошка оксида алюминия приводит со временем к его осветлению по сравнению с исходным электролитом. Это свидетельствует о том, что наноразмерные частицы оксида алюминия адсорбируют окрашенные анионы хрома.

2. С ростом температуры плотность разбавленного саморегулирующегося электролита хромирования (РСЭХ) снижается. При введении нанопорошка характер зависимости сохраняется. С ростом концентрации нанопорошка плотность электролита увеличивается незначительно. Метод измерения плотности РСЭХ можно использовать как способ корректирования рабочего электролита по концентрации основного компонента (хромового ангидрида).

3. С ростом температуры электропроводность разбавленного электролита увеличивается. Величина электропроводности разбавленного саморегулирующегося электролита ниже, чем электропроводность стандартного электролита хромирования.

4. Скорость осаждения в разбавленном саморегулирующемся электролите хромирования выше в 1,7–2 раза, чем в стандартном электролите, а выход хрома по току – в 1,2–1,3 раза.

5. Служебные характеристики хромового покрытия, полученного в РСЭХ с наноразмерными частицами:

– микротвердость достигает величины 12500 МПа;

– при толщинах ˃20 мкм покрытие беспористое;

– шероховатость хромового покрытия при толщине покрытия до 50 мкм ниже или соответствует шероховатости исходного материала.


ЛИТЕРАТУРА REFERENCE LIST
1. Каблов Е.Н. Инновационные разработки ФГУП «ВИАМ» ГНЦ РФ по реализации «Стратегических направлений развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года» //Авиационные материалы и технологии. 2015. №1 (34). С. 3–33.
2. Каблов Е.Н. Коррозия или жизнь //Наука и жизнь. 2012. №11. С. 16–21.
3. Семенычев В.В., Салахова Р.К., Тюриков Е.В., Ильин В.А. Защитные и функциональные гальванические покрытия, получаемые с применением наноразмерных частиц //Авиационные материалы и технологии. 2012. №S. С. 335–342.
4. Жирнов А.Д., Каримова С.А. Коррозия и защита металлических материалов /В сб. 75 лет. Авиационные материалы. Избранные труды «ВИАМ» 1932–2007: Юбилейный науч.-технич. сб. М.: ВИАМ. 2007. С. 202–208.
5. Богорад Л.Я. Интенсифицированный процесс хромирования в хром-кадмиевом электролите. Л.: ЛДНТП. 1976. 28 с.
6. Электролит хромирования ДХТИ-хром-II: пат. №804723 СССР; опубл. 15.02.1981 Бюл. №6.
7. Способ электролитического хромирования: пат. №199619 СССР; опубл. 13.07.1967 Бюл. №15.
8. Фаличева А.И., Бурдыкина Р.И., Горшунова В.П. Шероховатость хромовых покрытий, полученных из малоконцентрированных электролитов //Защита металлов. 1994. Т. 30. №3. С. 332–334.
9. Куркин Г.В., Рябой А.Я. и др. Твердые износостойкие гальванические и химические покрытия. М.: МНДТП. 1984. 68 с.
10. Коломбини К. Применение импульсных источников тока при твердом хромировании //Гальванотехника и обработка поверхности. 1993. Т. 2. №3. С. 58–61.
11. Ульяновский научно-технический центр /В кн. История авиационного материаловедения. ВИАМ – 80 лет: годы и люди; Под общ. ред. Е.Н. Каблова. М.: ВИАМ. 2012. С. 468–474.
12. Тюриков Е.В. Исследование служебных свойств покрытий, полученных в саморегулирующемся электролите хромирования, содержащем нанопорошок оксида алюминия с размером частиц 5–50 нм //Авиационные материалы и технологии. 2009. №1. С. 13–17.
13. Салахова Р.К. Коррозионная стойкость стали 30ХГСА с «трехвалентным» хромовым покрытием в естественных и искусственных средах //Авиационные материалы и технологии. 2012. №2. С. 59–66.
14. Салахова Р.К. Хромирование в электролите, содержащем соли трехвалентного хрома и нанопорошок оксида алюминия //Авиационные материалы и технологии. 2009. №2. С. 19–24.
15. Салахова Р.К. Коррозионная стойкость стали 30ХГСА с «трехвалентным» хромовым покрытием в естественных и искусственных средах //Коррозия: материалы, за-щита. 2012. №1. С. 44–48.
16. Ильин В.А. Нанотехнологии нанесения кластерных гальванических покрытий //Авиационные материалы и технологии. 2009. №2. С. 3–7.
17. Каблов Е.Н. Авиакосмическое материаловедение //Все материалы. Энциклопедический справочник. 2008. №3. С. 2–14.
1. Kablov E.N. Innovacionnye razrabotki FGUP «VIAM» GNC RF po realizacii «Strategicheskih napravlenij razvitija materialov i tehnologij ih pererabotki na period do 2030 goda» [Innovative development of VIAM Federal State Unitary Enterprise of GNTs Russian Federation on implementation «The strategic directions of development of materials and technologies of their processing for the period till 2030»] //Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №1 (34). S. 3–33.
2. Kablov E.N. Korrozija ili zhizn' [Corrosion or life] //Nauka i zhizn'. 2012. №11. S. 16–21.
3. Semenychev V.V., Salahova R.K., Tjurikov E.V., Il'in V.A. Zashhitnye i funkcional'nye gal'vanicheskie pokrytija, poluchaemye s primeneniem nanorazmernyh chastic [The protective and functional galvanic coverings received using nanodimensional particles] //Aviacionnye materialy i tehnologii. 2012. №S. S. 335–342.
4. Zhirnov A.D., Karimova S.A. Korrozija i zashhita metallicheskih materialov [The protective and functional galvanic coverings received using nanodimensional particles] /V sb. 75 let. Aviacionnye materialy. Izbrannye trudy «VIAM» 1932–2007: Jubilejnyj nauch.-tehnich. sb. M.: VIAM. 2007. S. 202–208.
5. Bogorad L.Ja. Intensificirovannyj process hromirovanija v hrom-kadmievom jelektrolite [The intensified process of chromizing in chrome-cadmium electrolit]. L.: LDNTP. 1976. 28 s.
6. Jelektrolit hromirovanija DHTI-hrom-II [Electrolit of chromizing DHTI-hrom-II]: pat. №804723 SSSR; opubl. 15.02.1981 Bjul. №6.
7. Sposob jelektroliticheskogo hromirovanija [Way of electrolytic chromizing]: pat. №199619 SSSR; opubl. 13.07.1967 Bjul. №15.
8. Falicheva A.I., Burdykina R.I., Gorshunova V.P. Sherohovatost' hromovyh pokrytij, poluchennyh iz malokoncentrirovannyh jelektrolitov [Roughness of the chrome platings received from low-concentrated electrolits] //Zashhita metallov. 1994. T. 30. №3. S. 332–334.
9. Kurkin G.V., Rjaboj A.Ja. i dr. Tverdye iznosostojkie gal'vanicheskie i himicheskie pokrytija [Hard anti wear galvanic and chemical coatings]. M.: MNDTP. 1984. 68 s.
10. Kolombini K. Primenenie impul'snyh istochnikov toka pri tverdom hromirovanii [Application of pulsed sources of current at firm chromizing] //Gal'vanotehnika i obrabotka poverhnosti. 1993. T. 2. №3. S. 58–61.
11. Ul'janovskij nauchnotehnicheskij centr [Ulyanovsk scientific and technical center] /V kn. Istorija aviacionnogo materialovedenija. VIAM – 80 let: gody i ljudi; Pod obshh. red. E.N. Kablova. M.: VIAM. 2012. S. 468–474.
12. Tjurikov E.V. Issledovanie sluzhebnyh svojstv pokrytij, poluchennyh v samoregulirujushhemsja jelektrolite hromirovanija, soderzhashhem nanoporoshok oksida aljuminija s razmerom chastic 5–50 nm [Research of office properties of the coverings received in self-regulating electrolit of chromizing, containing aluminum oxide nanopowder with particle size of 5–50 nanometers] //Aviacionnye materialy i tehnologii. 2009. №1. S. 13–17.
13. Salahova R.K. Korrozionnaja stojkost' stali 30HGSA s «trehvalentnym» hromovym pokrytiem v estestvennyh i iskusstvennyh sredah [Corrosion resistance of steel 30ХГСА with «trivalent» chrome plating in natural and artificial environments] //Aviacionnye materialy i tehnologii. 2012. №2. S. 59–66.
14. Salahova R.K. Hromirovanie v jelektrolite, soderzhashhem soli trehvalentnogo hroma i nanoporoshok oksida aljuminija [Chromizing in the electrolit containing salts of trivalent chrome and nanopowder of aluminum oxide] //Aviacionnye materialy i tehnologii. 2009. №2. S. 19–24.
15. Salahova R.K. Korrozionnaja stojkost' stali 30HGSA s «trehvalentnym» hromovym pokrytiem v estestvennyh i iskusstvennyh sredah [Corrosion resistance of steel 30ХГСА with «trivalent» chrome plating in natural and artificial environments] //Korrozija: materialy, zashhita. 2012. №1. S. 44–48.
16. Il'in V.A. Nanotehnologii nanesenija klasternyh gal'vanicheskih pokrytij [Nanotechnologies of drawing klasterny galvanic coverings] //Aviacionnye materialy i tehnologii. 2009. №2. S. 3–7.
17. Kablov E.N. Aviakosmicheskoe materialovedenie [Aerospace materials science] //Vse materialy. Jenciklopedicheskij spravochnik. 2008. №3. S. 2–14.
Вы можете оставить комментарий к статье. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.