Статьи

 




dx.doi.org/ 10.18577/2307-6046-2020-0-10-106-115
УДК 551:502
В. О. Старцев, А. В. Славин, Е. В. Николаев
ИЗУЧЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ АГРЕССИВНЫХ ИОНОВ В АТМОСФЕРЕ И МОРСКОЙ ВОДЕ ГЕЛЕНДЖИКСКОЙ БУХТЫ

Методом капиллярного электрофореза измерено содержание агрессивных ионов в семи географических точках Геленджикской бухты в воздушной атмосфере и морской воде в период с 1 сентября 2019 г. по 31 января 2020 г. Результаты измерений содержания ионов K+, Na+, Mg2+, Са2+,SO42- , Cl-, F- сопоставлены с метеорологическими показателями в момент измерений. Показано, что суммарная концентрация катионов и анионов в морской воде соответствует ее солености, измеренной стандартным методом. Выявлена высокая корреляция между химическим составом проб в воздухе и морской воде.


Введение

Современный уровень развития экспериментальной техники открывает новые возможности для исследований коррозионной стойкости металлов и сплавов в условиях приморской атмосферы. В обзорах [1–4] показано, что механизмы и кинетика коррозионных процессов и коррозионного разрушения материалов определяются агрессивностью атмосферы, которая по межгосударственному стандарту ГОСТ ISO 9223–2017 [5] имеет шесть категорий: C1–C5 и CX. Основным критерием для оценки коррозионной агрессивности атмосферы является скорость коррозии типовых материалов: стали, меди, алюминия и цинка при экспозиции в течение одного года [4]. Если экспозиция материалов невозможна, то для расчета коррозионных потерь за первый год rкорр в стандарте [5] используется функция «доза–ответ», в которой учтены основные среднегодовые параметры коррозионной агрессивности атмосферы (скорость выпадения агрессивных примесей, температура и относительная влажность воздуха):

                                        (1)

 

 

где  – скорость выпадения SO2; RH – относительная влажность воздуха; – скорость выпадения хлоридов; Tтемпература воздуха; β1–β9 – коэффициенты аппроксимации.

 

В работах [6, 7] для прогнозирования коррозионных потерь K использована модифицированная функция «доза–отклик» в виде

                                                       (2)

где a, b, c, d – коэффициенты аппроксимации; t – продолжительность экспозиции; Cl – скорость выпадения хлоридов; Wколичество осадков, мм; Dколичество дней с осадками.

 

На основе многолетних экспериментальных данных в работе [8] предложен индекс коррозионной агрессивности атмосферы N:

 

                            (3)

где TOWвремя экспозиции с относительной влажностью ˃80%; Tср – средняя температура воздуха; Sч – продолжительность солнечного сияния; SO2, Cl- – скорости выпадения SO2 и хлоридов соответственно; NO2 – концентрация диоксида азота; W – количество осадков; D – количество дней с осадками; pH – кислотность осадков.

 

Как видно из соотношений (1)–(3) определяющими факторами коррозии в приморских регионах являются скорости выпадения коррозионно-агрессивных примесей, таких как Cl- и SO2. Следовательно, агрессивность приморской атмосферы зависит от содержания хлоридов и сульфатов как главных причин коррозионной активности металлов и сплавов.

Поэтому при исследованиях коррозии сплавов в приморских регионах обязательной и важной задачей является измерение концентрации хлоридов и сульфатов в атмосфере. Следуя рекомендациям ГОСТ 9.039–74 [9], многие авторы используют методы «сухого полотна» и «влажной свечи» для отбора проб и определения содержания хлоридов в атмосфере. Однако скорость выпадения хлоридов, измеряемая методом «сухого полотна», существенно меньше скорости, измеряемой по методу «влажной свечи», что соответствует научно-техническим литературным данным [1, 10] и является причиной большого разброса значений при сопоставлении результатов. Отсутствуют также надежные экспериментальные данные для обоснования соответствия количества выпадающих на поверхности хлоридов их содержанию в воздушной атмосфере. Поэтому для характеристики содержания агрессивных ионов в атмосфере предпочтительны пробы, полученные аспирационным методом – прокачиванием заданного объема воздуха через фильтры, с последующим химическим анализом их состава. Эти сведения существенно расширяют возможность моделирования климатической стойкости материалов в натурных условиях [11, 12].

Цель данной работы – исследование содержания агрессивных ионов в атмосфере Геленджикской бухты с использованием метода капиллярного электрофореза.

Материалы и методы

Для измерения содержания коррозионно-активных агентов в приморской атмосфере и морской воде использован метод капиллярного электрофореза (КЭФ) на основе серийного анализатора «Капель 105М» фирмы «Люмекс» [13], разработанный во ФГУП «ВИАМ» [14]. Выбраны шесть географических точек Геленджикской бухты и одна точка на открытом берегу Черного моря на расстоянии 10 км (с. Дивноморское) от бухты (рис. 1). Координаты точек мониторинга приведены в табл. 1. Для отбора проб использован аспирационный метод [9], согласно которому через поглотитель Рихтера с объемом 5 мл дистиллированной воды прокачивается 2 м3 воздуха. Одновременно с пробами воздуха в точках 1–7 брали пробы морской воды.

 

 

Рис. 1. Географические точки мониторинга содержания коррозионно-активных агентов
в приморской атмосфере и морской воде в Геленджикской бухте и с. Дивноморское

 

Таблица 1

Описание и координаты географических точек мониторинга содержания

коррозионно-активных агентов в приморской атмосфере и морской воде

Номер точки

Местонахождение точек мониторинга

Широта N

Долгота E

1

База отдыха «Взлет»

44,563392

38,009370

2

Геленджикский центр климатических испытаний ВИАМ им. Г.В. Акимова (ГЦКИ ВИАМ)

44,569217

38,028626

3

ТАНТК им. Г.М. Бериева

44,579382

38,023265

4

База отдыха «Черноморская»

44,585081

38,034156

5

Центральный городской причал №2

44,561192

38,075951

6

Причал «93»

44,555441

38,066461

7

Причал в с. Дивноморское

44,492451

38,132545

 

Общее устройство систем КЭФ, применяемые капилляры, подготовка проб, детекторы, процедуры измерений, количественная обработка результатов анализа, оценка чувствительности метода подробно рассмотрены в работе [13] и конкретизированы в СТО 1-595-591-520–2017 [14].

Метод КЭФ основан на разделении компонентов сложной смеси в кварцевом капилляре под действием приложенного электрического поля [13]. Микрообъем анализируемого раствора вводят в капилляр, предварительно заполненный электролитом. После подачи к концам капилляра высокого напряжения, компоненты смеси начинают двигаться по капилляру с разной скоростью, зависящей от их заряда и массы, и достигают зоны детектирования в разное время.

Результатом детектирования является последовательность пиков (электрофореграмма), при этом количественной характеристикой – высота/площадь пика, пропорциональная концентрации вещества. Точность измерений достигается построением серии градуировочных зависимостей. В системе «Капель-105» применена жидкостная система охлаждения капилляра, автоматы подачи пробы, возможность работы в программируемом автоматическом режиме. В дополнение к этому в приборе установлена в качестве источника света дейтериевая лампа и монохроматор с дифракционной решеткой, благодаря чему прибор может работать в широком диапазоне длин волн – от 190 до 380 нм [13].

С помощью метода КЭФ измерены уровни содержания ионов, определена достоверность выполненных измерений и исследована взаимосвязь между содержанием активных ионов в воздухе и морской воде в период с 1 сентября 2019 г. по 31 января 2020 г. Забор проб воды и воздуха в точках 1, 3–7 производили еженедельно, накоплено по 17 наборов данных в каждой точке. В базовой точке 2 измерения выполняли 5 раз в неделю, получено по 68 значений каждого показателя. Определенные методом КЭФ концентрации анионов в воздухе ya ( Cl-, F-), катионов и анионов в морской воде yw(K+, Na+, Mg2+, Са2+,  Cl-) сопоставляли с метеорологическими показателями (температурой и относительной влажностью воздуха, количеством осадков, скоростью и направлением ветра, суммарной солнечной радиацией, температурой и соленостью морской воды), измеренными в ГЦКИ ВИАМ с помощью автоматизированного метеорологического комплекса СКМП-2 [15].

 

Результаты и обсуждение

На рис. 2 показан пример электрофореграммы от 18 декабря 2019 г. для определения концентрации анионов Cl- и в воздухе в точке 2. Анализировали пробу дистиллированной воды с растворенными анионами после прокачивания 4 л воздуха через поглотитель Рихтера объемом 5 мл. Концентрации хлоридов, сульфатов и фторидов пропорциональны площадям пиков в координатах «поглощающая способность–продолжительность анализа» и определяются по градуировочным соотношениям [13].

 

 

Рис. 2. Электрофореграмма анионов воздуха, растворенных в дистиллированной воде

 

Обобщенные результаты проведенных измерений представлены в табл. 2. Осенние и зимние месяцы характеризовались значительными изменениями метеорологических показателей и большими различиями в минимальных и максимальных концентрациях агрессивных ионов в воздухе и морской воде. Достоверность полученных значений ywподтверждается величиной солености S,которая при суммировании средних значений yw в табл. 2 составляет 16‰.

Это значение соответствует данным о солености воды в Геленджикской бухте (14–16‰ [16]), результатам прямых измерений – S=18,8‰ (табл. 2) и научно-техническим литературным данным [17, 18] по солености Черного моря – S=17–22‰ без учета содержания ионов  Br-,F- и других неконтролируемых остатков [16].

 

Таблица 2

Обобщенные результаты измерений метеорологических показателей

и концентрации ионов в атмосфере и морской воде Геленджикской бухты

Показатели

Значение показателя за период

с сентября 2019 г. по январь 2020 г.

среднее

минимальное*

максимальное*

Температура воздуха Ta, °С

13,4

-1,3

23,5

Относительная влажность воздуха φ, %

67,6

12

93

Скорость ветра V, м/с

2,4

0

15,2

Направление ветра W, градус

153

0

360

Суммарная солнечная радиация R, МДж/м2

264

0

709

Температура морской воды Tw, °С

15,3

7,3

25,2

Соленость морской воды S, ‰

18,8

16,9

20,1

Водородный показатель морской воды pH

8,2

8,1

8,3

Концентрация катионов и анионов в морской воде yw, мг/л

K+

134

128 (3)

138 (1)

Na+

3924

3872 (3)

3983 (7)

Mg2+

524

519 (5)

539 (7)

Са2+

146

140 (5)

153 (7)

Cl-

9857

9734 (5)

10127 (7)

 

1203

1175 (4)

1241(7)

Всего

15788

15568

16181

Концентрация анионов в воздухе ya, мг/м3

Cl-

5,2

1,1 (4)

17,7 (1)

 

0,96

0,34 (4)

2,9 (1)

F-

0,084

0,04 (4)

0,55 (7)

* В скобках указаны номера точек измерений.

 

Еще одной проверкой корректности результатов, приведенных в табл. 2, является хорошее совпадение процентного содержания ионов в морской воде Геленджикской бухты, измеренного методом КЭФ, с научно-техническими литературными данными для океанской воды [18–20]. Известно [16, 21], что соленость воды в Геленджикской бухте определяется водообменом с морем через пролив, опреснением из-за поступления сточных вод, поверхностными и придонными течениями, зависящими от ветровых нагрузок. Однако флуктуации этих факторов в осенне-зимний период не влияют на процентное содержание ионов в морской воде, которое остается стабильным при флуктуациях солености (табл. 3).

 

Таблица 3

Сравнение процентного содержания ионов в морской воде Геленджикской бухты,

измеренного методом КЭФ, с научно-техническими литературными данными

для океанской воды

Ионы

в морской

воде

Содержание ионов, %

по таблице 1

в океанской воде при солености S=35‰

по данным работы

среднее

максимальное

минимальное

[18]

[19]

[20]

K+

0,85

0,82

0,85

1,1

1,1

1,1

Na+

24,9

24,9

24,6

30,7

30,6

30,6

Mg2+

3,3

3,3

3,3

3,7

3,7

3,8

Са2+

0,92

0,9

0,95

1,16

1,17

1,2

Cl-

62,4

62,5

62,6

55,1

55,0

55,3

 

7,6

7,5

7,7

7,7

7,7

7,7

Выполненные методом КЭФ измерения значений yw дают возможность оценить различия в коррозионной активности морской воды и атмосферы в различных точках Геленджикской бухты за пятимесячный осенне-зимний период (табл. 4). Различия средних значений концентраций катионов и анионов в различных точках измерений не превышают 2–5% (табл. 2 и 4). Однако даже при таких незначительных отклонениях наблюдается более высокий уровень содержания yw в точках 1 (база отдыха «Взлет» и 7 (причал в с. Дивноморское), т. е. за пределами Геленджикской бухты, где вдоль берега из-за Кавказского течения северо-западного направления [16] соленость морской воды более высокая.

Более отчетливо эта закономерность наблюдается и для концентрации анионов в воздухе (табл. 4, рис. 3). За пределами бухты из-за открытого пространства и более интенсивного воздухообмена средние значения концентраций анионов Cl- и SO42- значительно выше, чем в точках отбора проб 2–7.

 

Таблица 4

Средняя концентрация ионов в морской воде и атмосфере

по данным КЭФ в различных точках мониторинга

Ионы

Средняя концентрация ионов в точках мониторинга

Среднее

значение

1

2

3

4

5

6

7

В морской

воде yw, мг/л

K+

138

132

128

134

137

135

135

134

Na+

3930

3904

3872

3958

3922

3873

3983

3924

Mg2+

521

523

524

525

519

520

539

524

Са2+

146

145

149

146

140

145

153

146

Cl-

9843

9935

9782

9737

9734

9842

10127

9857

 

1205

1206

1203

1175

1186

1205

1241

1203

Всего

14783

15845

15657

15675

16157

15719

16178

15788

В воздухе

ya, мг/м3

Cl-

17,7

2,62

2,79

1,06

2,61

1,61

7,41

5,2

 

2,87

0,79

0,59

0,34

0,48

0,35

1,28

0,96

F-

0,064

0,11

0,048

0,04

0,047

0,11

0,17

0,084

Всего

20,6

3,5

3,4

1,4

3,1

2,1

8,9

6,2

 

 

Рис. 3. Средние значения концентрации анионов в воздухе в различных точках мониторинга

 

Таким образом, метод КЭФ эффективен для характеристики коррозионной агрессивности среды в различных точках морского побережья. Для дальнейшего развития этого метода целесообразно провести дополнительные исследования по методикам подготовки проб.

Рассмотрена возможность установления взаимосвязи между концентрациями ионов в морской воде и атмосфере и показателями внешней среды (табл. 2). Для этого была использована хорошо себя зарекомендовавшая в работах [22, 23] мультилинейная регрессия

                                               (4)

 

Bki – параметры аппроксимации.

 

Расчеты показали, что корреляция между факторами и откликами недостаточно высокая (<0,5) и при ограниченном числе выполненных измерений не удается достичь адекватности модели (4). С учетом высокой корреляции откликов (табл. 3) во множество факторов модели (4) включен один из откликов и проверена сходимость решения регрессии

 

                                     (5)

 

Например, для вычисления содержания катиона K+ в пробе морской воды с помощью модели (5) в перечень факторов Ta,φ, V,W,R,Tw, S добавлялся один из окликов ионов Na+, Mg2+, Ca2+, Cl-, . В этом случае коэффициент детерминированности R2 модели (5) для всех точек проб 17 в воде и воздухе существенно улучшается, а ошибка расчетов уменьшается в 2 раза. Для иллюстрации в табл. 5 представлены средние значения коэффициента R2 модели (5) для определения значений yw в воде.

 

Таблица 5

Коэффициенты детерминированности модели (5) при расчетах содержания yw в воде

 

На рис. 4 представлен пример сравнения измеренной методом КЭФ и вычисленной по модели (5) зависимости концентрации катиона Mg2+ в воде в точке 2 (ГЦКИ ВИАМ) от продолжительности наблюдений – с 1 сентября 2019 г. по 31 января 2020 г. В этом примере при расчетах по модели (5) к факторам Ta,φ,V,W,R,Tw,S добавлен оклик иона K+. Это позволило снизить ошибку модели (5) до 28,0 мг/л (5,7% от среднего значения 523 мг/л) при коэффициенте детерминированности R2=0,997.

На рис. 5 показан пример использования модели (5) для концентрации аниона Cl- в воздухе в точке 4 (база отдыха «Черноморская») в период наблюдения с 17 сентября 2019 г. по 28 января 2020 г.

 

 

Рис. 4. Сравнение измеренных методом КЭФ (°) и вычисленных по модели (5) зависимостей концентрации иона Mg2+ в воде в точке мониторинга 2 (ГЦКИ ВИАМ) от продолжительности измерений

 

 

Рис. 5. Сравнение измеренных методом КЭФ (°) и вычисленных по модели (5) зависимостей концентрации иона Cl- в воздухе в точке мониторинга 4 (база отдыха «Черноморская») от продолжительности измерений

 

В этом примере к аргументам модели (5) добавлен отклик иона SO42- . Ошибка модели составила 0,16 мг/л (14,5% от среднего значения 1,1 мг/л).

Таким образом, моделирование зависимостей ya и yw на основе мультилинейной регрессии (5) с включением в число факторов внешней среды одного из показателей, измеренных методом КЭФ, позволяет с достаточно хорошей точностью вычислить концентрации других катионов и анионов в пробах воздуха и морской воды.

 

Заключения

1. Использование метода КЭФ для оценки коррозионной агрессивности в приморских регионах обеспечивает быстрое и надежное определение концентраций катионов и анионов в воздушной атмосфере ya и морской воды yw.

2. Достоверность полученных значений yw подтверждается величиной солености S,которая при суммировании средних концентраций катионов и анионов составляет 16‰, что соответствует научно-техническим литературным данным о солености воды в Геленджикской бухте.

3. Даже ограниченное число выполненных измерений методом КЭФ в семи точках побережья позволило выявить различия в коррозионной агрессивности, связанные с местом измерений. За пределами Геленджикской бухты наблюдаются устойчивые превышения значений ya и yw из-за меньшего содержания сточных вод и более интенсивного воздухообмена.

4. Доказана возможность установления взаимосвязи между концентрациями ионов в морской воде и атмосфере и показателями внешней среды с помощью мультилинейной регрессии с включением в число факторов внешней среды одного из показателей, измеренных методом КЭФ.

5. Для дальнейшего развития метода КЭФ применительно к задачам количественной оценки агрессивности атмосферы в приморских регионах следует провести дополнительные исследования по методикам подготовки проб. Планируется увеличить объем и продолжительность измерений для расширения базы данных о содержании агрессивных ионов в воздухе и морской воде.

 

Благодарность

Авторы благодарят сотрудников ГЦКИ ВИАМ им. Г.В. Акимова за проведение измерений методом КЭФ.

 

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта №18-29-18029.

 


ЛИТЕРАТУРА REFERENCE LIST
1. Каблов Е.Н., Старцев О.В., Медведев И.М., Панин С.В. Коррозионная агрессивность приморской атмосферы. Ч. 1. Факторы влияния (обзор) // Коррозия: материалы, защита. 2013. №12. С. 6–18.
2. Каблов Е.Н., Старцев О.В., Медведев И.М. Обзор зарубежного опыта исследований коррозии и средств защиты от коррозии // Авиационные материалы и технологии. 2015. №2 (35). С. 76–87. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-2-76-87.
3. Каблов Е.Н., Старцев О.В. Фундаментальные и прикладные исследования коррозии и старения материалов в климатических условиях (обзор) // Авиационные материалы и технологии. 2015. №4 (37). С. 38–52. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-4-38-52.
4. Каблов Е.Н., Старцев О.В., Медведев И.М. Коррозионная агрессивность приморской атмосферы. Ч. 2. Новые подходы к оценке коррозивности приморских атмосфер // Коррозия: материалы, защита. 2016. №1. С. 1–15.
5. ГОСТ ISO 9223–2017. Коррозия металлов и сплавов. Коррозионная активность атмосферы. Классификация, определение и оценка. М.: Стандартинформ, 2018. 18 с.
6. Corvo F., Minotas J., Delgado J., Arroyave C. Changes in atmospheric corrosion rate caused by chloride ions depending on rain regime // Corrosion Science. 2005. Vol. 47. No 4. P. 883–892.
7. Corvo F., Pérez T., Martin Y. et al. Time of wetness in tropical climate: Considerations on the estimation of TOW according to ISO 9223 standard // Corrosion Science. 2008. Vol. 50. No 1. P. 206–219.
8. Xuanyi W., Guangyong W., Zuyu Q., Changrong L. The effect of environmental factors on atmospheric corrosion of carbon and low alloy steels // Chinese Society of Corrosion & Protection. 1995. Vol. 15. No 2. P. 124–128.
9. ГОСТ 9.039–74. Единая система защиты от коррозии и старения. Коррозионная агрессивность атмосферы. М.: Изд-во стандартов, 1991. 50 с.
10. Панченко Ю.М., Игонин Т.Н., Березина Л.Г. Взаимосвязь седиментации хлоридов на пробоотборники с их количеством на поверхности металлов // Коррозия: материалы, защита. 2012. №10. С. 4–9.
11. Каблов Е.Н., Старцев В.О. Системный анализ влияния климата на механические свойства полимерных композиционных материалов по данным отечественных и зарубежных источников (обзор) // Авиационные материалы и технологии. 2018. №2 (51). С. 47–58. DOI: 10.18577/2071-9140-2018-0-2-47-58.
12. Каблов Е.Н., Старцев В.О., Иноземцев А.А. Влагонасыщение конструктивно-подобных элементов из полимерных композиционных материалов в открытых климатических условиях с наложением термоциклов // Авиационные материалы и технологии. 2017. №2 (47). С. 56–68. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-2-56-68.
13. Комарова Н.В., Каменцев Я.С. Практическое руководство по использованию систем капиллярного электрофореза «Капель». СПб.: Веда, 2006. 212 с.
14. Газетдинов Р.Р., Мустафина Ю.Ф., Хасбиуллина А.А. Применение метода каппилярного электрофореза при анализе проб воды // Журнал научных и прикладных исследований. 2016. №5. Ч. 1. С. 151–153.
15. Панин С.В., Старцев В.О., Курс М.Г., Варченко Е.А. Развитие методов климатических испытаний материалов для машиностроения и строительства в ГЦКИ ВИАМ им. Г.В. Акимова // Все материалы. Энциклопедический справочник. 2016. №10. С. 50–61.
16. Селифонова Ж.П. Структурно-функциональная организация экосистем заливов и бухт Черного и Азовского морей (российский сектор): дис. … д-ра биол. наук. Мурманск: ММБИ, 2015. 270 с.
17. Кемхадзе В.С. Коррозия и защита металлов во влажных субтропиках. М.: Наука, 1983. 108 с.
18. Максимов Е.М. Морская геология. Тюмень: ТюмГНГУ, 2011. 136 с.
19. Millero F.J. The physical chemistry of seawater // Annual Review of Earth and Planetary Sciences. 2003. Vol. 2. P. 101–150.
20. Алекин О.А., Ляхин Ю.И. Химия океана. Л.: Гидрометеоиздат, 1984. 342 с.
21. Кривошея В.Г., Савин М.Т. Особенности циркуляции вод и осадконакопления в Геленджикской бухте // Геоэкологические исследования и охрана недр. 2003. №4. С. 7–12.
22. Старцев О.В., Медведев И.М., Кротов А.С., Панин С.В. Зависимость температуры поверхности образцов от характеристик климата при экспозиции в натурных условиях // Коррозия: материалы, защита. 2013. №7. С. 43–47.
23. Старцев В.О., Медведев И.М., Старцев О.В. Прогнозирование температуры образцов алюминиевого сплава с эпоксидным покрытием при длительном экспонировании в натурных климатических условиях // Труды ВИАМ: электрон. науч.-техн. журн. 2016. №10 (46). Ст. 12. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 27.03.2020). DOI: 10.18577/2307-6046-2016-0-10-12-12.
1. Kablov E.N., Startsev O.V., Medvedev I.M., Panin S.V. Corrosive aggressiveness of the seaside atmosphere. Part 1. Influencing factors (review). Korroziya: materialy, zashchita, 2013, no. 12. pp. 6-18.
2. Kablov E.N., Startsev O.V., Medvedev I.M. Review of international experience on corrosion and corrosion protection. Aviacionnye materialy i tehnologii, 2015, no. 2 (35), pp. 76–87. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-2-76-87.
3. Kablov E.N., Startsev O.V. The basic and applied research in the field of corrosion and ageing of materials in natural environments (review). Aviacionnye materialy i tehnologii, 2015, no. 4 (37), pp. 38–52. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-4-38-52.
4. Kablov E.N., Startsev O.V., Medvedev I.M. Corrosive aggressiveness of the seaside atmosphere. Part 2. New approaches to assessing the corrosiveness of coastal atmospheres. Korroziya: materialy, zashchita, 2016, no. 1. pp. 1–15.
5. State Standard ISO 9223–2017. Corrosion of metals and alloys. Corrosion activity of the atmosphere. Classification, definition and assessment. Moscow: Standartinform, 2018, 18 p.
6. Corvo F., Minotas J., Delgado J., Arroyave C. Changes in atmospheric corrosion rate caused by chloride ions depending on rain regime. Corrosion Science, 2005, vol. 47, no. 4, pp. 883–892.
7. Corvo F., Pérez T., Martin Y. et al. Time of wetness in tropical climate: Considerations on the estimation of TOW according to ISO 9223 standard. Corrosion Science, 2008, vol. 50, no. 1, pp. 206–219.
8. Xuanyi W., Guangyong W., Zuyu Q., Changrong L. The effect of environmental factors on atmospheric corrosion of carbon and low steels. Chinese Society of Corrosion & Protection, 1995, vol. 15, no 2, pp. 124–128.
9. State Standard 9.039–74. Unified system of protection against corrosion and aging. Corrosive aggressiveness of the atmosphere. Moscow: Publishing house of standards, 1991, 50 p.
10. Panchenko Yu.M., Igonin T.N., Berezina L.G. The relationship between the sedimentation of chlorides on samplers and their amount on the surface of metals. Korroziya: materialy, zashchita, 2012, no. 10. pp. 4–9.
11. Kablov E.N., Startsev V.O. Systematical analysis of the climatics influence on mechanical properties of the polymer composite materials based on domestic and foreign sources (review). Aviacionnye materialy i tehnologii, 2018, no. 2 (51), pp. 47–58. DOI: 10.18577/2071-9140-2018-0-2-47-58.
12. Kablov E.N., Startsev V.O., Inozemtsev A.A. The moisture absorption of structurally similar samples from polymer composite materials in open climatic conditions with application of thermal spikes. Aviacionnye materialy i tehnologii, 2017, no. 2 (47), pp. 56–68. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-2-56-68.
13. Komarova N.V., Kamentsev Ya.S. A practical guide to the use of the systems of capillary electrophoresis «Kapel». Saint Petersburg: Veda, 2006, 212 p.
14. Gazetdinov R.R., Mustafina Yu.F., Khasbiullina A.A. Application of the method of capillary electrophoresis in the analysis of water samples. Zhurnal nauchnykh i prikladnykh issledovaniy, 2016, no. 5, part 1, p. 151–153.
15. Panin S.V., Startsev V.O., Course M.G., Varchenko E.A. Development of methods of climatic testing of materials for mechanical engineering and construction at the GTSKI VIAM im. G.V. Akimova. Vse materialy. Entsiklopedicheskiy spravochnik, 2016, no. 10. pp. 50–61.
16. Selifonova Zh.P. Structural and functional organization of ecosystems of bays and bays of the Black and Azov seas (Russian sector): thesis, Dr. Sc. (Biol.). Murmansk: MMBI, 2015, 270 p.
17. Kemkhadze V.S. Corrosion and protection of metals in humid subtropics. Moscow: Nauka, 1983, 108 p.
18. Maksimov E.M. Marine geology. Tyumen: TyumGNGU, 2011, 136 p.
19. Millero F.J. The physical chemistry of seawater. Annual Review of Earth and Planetary Sciences, 2003, vol. 2, pp. 101–150.
20. Alekin O.A., Lyakhin Yu.I. Ocean chemistry. Leningrad: Gidrometeoizdat, 1984, 342 p.
21. Krivosheya V.G., Savin M.T. Features of water circulation and sedimentation in Gelendzhik Bay. Geoekologicheskiye issledovaniya i okhrana nedr, 2003, no. 4. pp. 7–12.
22. Startsev O. V., Medvedev I. M., Krotov A. S., Panin S. V. Dependence of the surface temperature of the samples on the characteristics of the climate during exposure in natural conditions. Korroziya: materialy, zashchita, 2013, no. 7. pp. 43–47.
23. Startsev V.O., Medvedev I.M., Startsev O.V. Рrognostication of surface temperature of epoxy coatings on aluminum alloy subjected to long exposure in natural climate conditions. Trudy VIAM, 2016, no. 10, paper no. 12. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: March 27, 2017). DOI: 10.18577/2307-6046-2016-0-10-12-12.
Вы можете оставить комментарий к статье. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.