Статьи

 




dx.doi.org/ 10.18577/2307-6046-2019-0-10-95-102
УДК 669.017.165
А. В. Алексеев, Г. Ю. Растегаева, Т. Н. Пахомкина
ОПРЕДЕЛЕНИЕ СЕРЫ, УГЛЕРОДА, АЗОТА И КИСЛОРОДА В СПЛАВАХ СИСТЕМ Pr–Dy–Fe–Co–B и Nd–Dy–Fe–Co–B

 Проведено определение серы, углерода, кислорода и азота в сплавах систем PrDyFeCoB и NdDyFeCoB. Cеру и углерод определяли методом сжигания пробы в индукционной печи с последующим детектированием в инфракрасной ячейке газоанализатора CS-444 фирмы Leco, а для определения кислорода и азота использовали метод восстановительного плавления в токе инертного газа-носителя с последующим детектированием кислорода в инфракрасной ячейке и азота в кондуктометрической ячейке газоанализатора TC-600 фирмы Leco. Осуществлен подбор катализатора, способствующего полному сгоранию материала пробы и максимальному выходу определяемых элементов.


Введение

Повышение требований к эксплуатационным характеристикам используемых в конструкции функциональных материалов является важной задачей при разработке современных навигационных приборов. Постоянные магниты типа Sm2Co17 применяются в динамически настраиваемых гироскопах, однако за последнее время в научно-технической литературе исследований по повышению свойств этих материалов не публиковалось. Сплавы системы РЗМ–Fe–Co–B являются перспективными материалами для навигационной техники – температурный коэффициент индукции (ТКИ) магнитов этой системы сплавов составляет [1–4]:

Магнит

ТКИ, %/°С

Системы РЗМ–Fe–Co–B (в интервале температур -60÷+80°C)

-0,0005

Марки КСДГ-25 (-60÷+120°C)

-0,01

Марки КСЭГД-27

-0,005

 

Примеси серы, углерода, кислорода и азота оказывают негативное воздействие как на магнитные свойства, так и на их температурную стабильность. Повышенное содержание этих элементов может свидетельствовать о нарушении технологического процесса изготовления магнитов либо о некачественных шихтовых материалах. Точный контроль содержания примесей в магнитах является актуальной и важной задачей [5–7].

При разработке и производстве сплавов систем РЗМ–Fe–Co–B необходимо производить точный контроль содержания азота, кислорода, углерода и серы, так как даже незначительные количества данных примесей могут привести к ухудшению магнитных свойств данных материалов и выпуску некачественной продукции. Применение некачественных шихтовых материалов, а также нарушение технологии производства может служить причиной повышенного содержания вредных примесей в магнитных материалах [8, 9].

Содержание углерода в металлах и сплавах возможно определять волюмометрическим методом. Пробу сжигают в токе кислорода с образованием оксида углерода, который далее поглощается раствором гидроксида калия. При этом при помощи газоизмерительной бюретки (эвдиометра) устанавливается объем оксида углерода до поглощения едким калием и после химической реакции с ним. По разности данных объемов, а также с учетом количества щелочи и рассчитывается содержание углерода в пробе [10].

Йодометрическое титрование в прошлом служило основным методом определения серы в различных материалах. Навеску пробы сжигают в токе кислорода, при этом вся сера, содержащаяся в анализируемом материале, окислялась до диоксида серы. Далее диоксид серы поглощается водой с образованием сернистой кислоты. К сернистой кислоте приливают избыток йодистого калия, а после реакции остаток йода титруют тиосульфатом натрия [11].

Титриметрическим методом можно также установить содержание азота. Анализируемый образец растворяют в серной или соляной кислотах, при этом весть азот, содержащийся в пробе, переходит в форму аммонийных солей, которые далее разлагают избытком едкого натрия с образованием аммиака. Аммиак поглощается водяным паром и полученный раствор титруется реактивом Несслера [12].

Содержание кислорода в различных материалах возможно определять методом восстановления водородом. Анализ проводят при нагревании пробы в токе водорода, при этом весь кислород, содержащийся в образце, восстанавливается до воды. Далее пары воды поглощаются метанолом, а их количество устанавливается путем титрования реактивом Карла Фишера [13].

Методы определения газообразующих примесей с использованием «мокрой химии» (описаны ранее) обладают достаточной точностью, однако анализ с их использованием занимает много времени, чрезвычайно трудоемкий, требует большого количества различных реактивов. Инструментальные методы анализа с использованием различного оборудования лишены этих недостатков. В приборах определения серы и углерода навеска анализируемого образца полностью сгорает в индукционной печи и выделившиеся газы детектируются в инфракрасной ячейке спектрометра, а при определении азота и кислорода сжигание происходит в вакууме или в потоке инертного газа-носителя в присутствии восстановителя. Использование специального оборудования для проведения анализа позволило сократить продолжительность одного эксперимента, а также снизить пределы обнаружения и повысить точность конечного результата определения. Основной проблемой при использовании данных методов анализа остается правильный выбор катализатора – вещества, способствующего полному сгоранию пробы [14, 15].

Целью данной работы являлась оценка возможности определения серы, кислорода, азота и углерода в сплавах систем Pr–Dy–Fe–Co–B и Nd–Dy–Fe–Co–B с использованием современных газоанализаторов.

Работа выполнена в рамках реализации комплексной научной проблемы 11.1. «Термостабильные магнитотвердые материалы и математические модели расчета их температурных характеристик для навигационных приборов нового поколения» («Стратегические направления развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года») [2].

 

Материалы и методы

Аппаратура

Газоанализатор CS-444 использовали для определения серы и углерода в сплавах систем Pr–Dy–Fe–Co–B и Nd–Dy–Fe–Co–B. При сжигании образцов в токе кислорода сера и углерод, содержащиеся в них, полностью окислялись до оксидов и уже в виде газов попадали в измерительную ячейку. В данной ячейке в инфракрасной области спектра происходило частичное поглощение излучения, из чего рассчитывали оптическую плотность, которая являлась аналитическим сигналом. На работу газоанализатора влияние оказывали следующие параметры: уровень компаратора, время задержки сигнала, время продувки прибора перед анализом, мощность печи. Значение данных параметров подбирались с тем расчетом, чтобы аналитический сигнал был максимален и стабилен продолжительное время (не менее 2 ч).

Газоанализатор TC-600 использовали для определения азота и кислорода в сплавах систем Pr–Dy–Fe–Co–B и Nd–Dy–Fe–Co–B. При нагреве образца в токе инертного газа (гелия) происходило взаимодействие кислорода с углеродом графитового тигля, далее уже оксид углерода попадал в инфракрасную ячейку, где и происходило измерение оптической плотности. Азот определяли с помощью кондуктометрического детектирования. Для достижения стабилизации и максимума аналитического сигнала выбраны следующие параметры: мощность печи, время задержки сигнала, уровень компаратора, цикл дегазирования, ток дегазирования, задержка интегрирования, время продувки прибора перед анализом.

Перед выполнением анализа все керамические тигли подвергали нагреву (не менее 1000°С) в муфельной печи, что способствовало уменьшению фонового сигнала.

 

Катализаторы

Для уменьшения фонового сигнала также выбраны катализаторы с наименьшим содержанием определяемых элементов, что вместе с применением холостой пробы (пробы с катализатором, но без образца) позволяет полностью исключить вклад посторонних компонентов в конечные результаты анализа [15].

Для проведения анализа выбраны следующие стандартные образцы катализаторов (в скобках указаны торговые наименования образцов):

– медная стружка (Cu);

– оксид ванадия (V2O5);

– никель (NiBASKETS 502-344);

– вольфрам с оловом (LECOCELIIHP 502-173).

Анализ проводили, используя по два экспериментальных образца (маркировки проб 1 и 2) сплава систем Pr–Dy–Fe–Co–B и Nd–Dy–Fe–Co–B.

Результаты и обсуждение

Определение серы и углерода в сплаве системы Pr–Dy–Fe–Co–B

В соответствии с вышеприведенной методикой проведен анализ двух образцов сплава системы Pr–Dy–Fe–Co–B по определению серы и углерода, результаты которого представлены в табл. 1.

Таблица 1

Результаты определения массовой доли серы и углерода в сплаве системы Pr–Dy–Fe–Co–B с использованием различных типов катализаторов

Катализатор

Масса навески,

г

Содержание серы

Содержание углерода

% (по массе)

в экспериментальных пробах

1

2

1

2

1

2

Без катализатора

0,131

0,107

Нет сигнала*

Нет сигнала

Нет сигнала

Нет сигнала

0,215

0,205

То же

То же

То же

То же

0,327

0,323

-«-

-«-

-«-

-«-

0,402

0,418

-«-

-«-

-«-

-«-

0,527

0,518

-«-

-«-

-«-

-«-

0,630

0,621

-«-

-«-

-«-

-«-

Cu

0,131

0,145

0,0014

0,0032

-«-

-«-

0,215

0,223

0,0018

0,0038

-«-

-«-

0,315

0,314

0,0021

0,0045

-«-

-«-

0,427

0,401

0,0029

0,0052

-«-

-«-

0,537

0,523

0,0030

0,0055

-«-

-«-

0,620

0,620

0,0030

0,0054

-«-

-«-

Среднее значение

0,0024

0,0046

-«-

-«-

V2O5

0,112

0,112

0,0018

0,0043

-«-

-«-

0,211

0,208

0,0025

0,0049

-«-

-«-

0,315

0,304

0,0027

0,0052

-«-

-«-

0,408

0,415

0,0032

0,0057

-«-

-«-

0,517

0,506

0,0036

0,0060

-«-

-«-

0,608

0,611

0,0035

0,0062

-«-

-«-

Среднее значение

0,0029

0,0054

LECOCELIIHP

0,112

0,101

0,0035

0,0047

0,035

0,031

0,207

0,218

0,0042

0,0056

0,038

0,035

0,304

0,307

0,0045

0,0061

0,041

0,037

0,413

0,413

0,0046

0,0064

0,041

0,036

0,508

0,514

0,0051

0,0063

0,045

0,043

0,604

0,611

0,0052

0,0068

0,043

0,041

Среднее значение

0,0045

0,0060

0,041

0,037

NiBASKETS

0,116

0,102

0,0072

0,0082

0,034

0,038

0,203

0,208

0,0073

0,0084

0,035

0,039

0,311

0,315

0,0073

0,0083

0,035

0,038

0,407

0,408

0,0074

0,0083

0,033

0,038

0,503

0,504

0,0072

0,0084

0,035

0,040

0,612

0,612

0,0073

0,0083

0,034

0,038

Среднее значение

0,0073

0,0083

0,034

0,039

* Здесь и далее – «Нет сигнала» обозначает отсутствие аналитического сигнала прибора вследствие неполного сгорания пробы в тигле.

 

Анализируемые образцы сгорают не полностью, если проводить эксперимент без применения катализатора, при этом сера и углерод не выделяются. Использование меди (Cu) как катализатора также приводит к неполному сгоранию образца и детектором прибора определяется только сера. Аналогичный эффект наблюдается и с оксидом ванадия (V2O5). При использовании вольфрама с оловом (LECOCELIIHP) фиксируется детектирование углерода, однако значения полученного содержания сильно зависят от массы навесок, что свидетельствует о неполном извлечении определяемых элементов из образца. Наилучшие результаты достигаются при использовании катализатора NiBASKETS – полученные значения постоянны и не зависят от массы навесок, а также их значения максимальны по сравнению с другими катализаторами.

Таким образом, при определении серы и углерода в сплаве системы Pr–Dy–Fe–Co–B необходимо использовать катализатор NiBASKETS.

 

Определение углерода и серы в сплаве системы NdDyFeCoB

Проведен анализ двух образцов сплава системы Nd–Dy–Fe–Co–B по определению серы и углерода, результаты которого представлены в табл. 2.

 

Таблица 2

Результаты определения массовой доли углерода и серы в сплаве системы Nd–Dy–Fe–Co–B с использованием различных типов катализаторов

Катализатор

Масса навески,

г

Содержание серы

Содержание углерода

% (по массе)

в экспериментальных пробах

1

2

1

2

1

2

Без катализатора

0,107

0,113

Нет сигнала

Нет сигнала

Нет сигнала

Нет сигнала

0,206

0,203

То же

То же

То же

То же

0,308

0,303

-«-

-«-

-«-

-«-

0,414

0,408

-«-

-«-

-«-

-«-

0,511

0,510

-«-

-«-

-«-

-«-

0,605

0,616

-«-

-«-

-«-

-«-

Cu

0,102

0,108

0,0048

0,0036

-«-

-«-

0,204

0,201

0,0055

0,0045

-«-

-«-

0,313

0,318

0,0062

0,0051

-«-

-«-

0,411

0,410

0,0065

0,0056

-«-

-«-

0,502

0,509

0,0071

0,0060

-«-

-«-

0,615

0,613

0,0078

0,0063

-«-

-«-

Среднее значение

0,0063

0,0052

-«-

-«-

V2O5

0,107

0,112

0,0059

0,0042

-«-

-«-

0,217

0,211

0,0062

0,0048

-«-

-«-

0,308

0,302

0,0068

0,0050

-«-

-«-

0,404

0,416

0,0071

0,0051

-«-

-«-

0,502

0,513

0,0070

0,0055

-«-

-«-

0,614

0,608

0,0072

0,0058

-«-

-«-

Среднее значение

0,0067

0,0051

LECOCELIIHP

0,114

0,107

0,0058

0,0054

0,028

0,031

0,211

0,212

0,0055

0,0053

0,031

0,032

0,307

0,318

0,0063

0,0053

0,031

0,034

0,402

0,401

0,0064

0,0055

0,035

0,032

0,513

0,509

0,0065

0,0065

0,033

0,042

0,617

0,600

0,0065

0,0064

0,040

0,043

Среднее значение

0,0062

0,0057

0,033

0,036

NiBASKETS

0,102

0,113

0,0069

0,0075

0,048

0,049

0,208

0,206

0,0071

0,0075

0,051

0,047

0,318

0,303

0,0072

0,0074

0,050

0,048

0,413

0,408

0,0070

0,0076

0,051

0,049

0,514

0,505

0,0071

0,0075

0,050

0,049

0,609

0,611

0,0070

0,0074

0,049

0,050

Среднее значение

0,0071

0,0075

0,050

0,049

В соответствии с полученными результатами, наиболее подходящим катализатором для определения серы и углерода в сплаве системы Nd–Dy–Fe–Co–B является использование катализатора NiBASKETS.

 

Определение азота и кислорода в сплаве системы Pr–Dy–Fe–Co–B

Проведен анализ двух образцов сплава системы Pr–Dy–Fe–Co–B по определению азота и кислорода, результаты которого представлены в табл. 3.

 

Таблица 3

Результаты определения массовой доли азота и кислорода в сплаве системы Pr–Dy–Fe–Co–B с использованием различных типов катализаторов

Катализатор

Масса навески,

г

Содержание серы

Содержание углерода

% (по массе)

в экспериментальных пробах

1

2

1

2

1

2

Без катализатора

0,106

0,105

Нет сигнала

Нет сигнала

Нет сигнала

Нет сигнала

0,212

0,217

То же

То же

То же

То же

0,321

0,306

-«-

-«-

-«-

-«-

0,413

0,404

-«-

-«-

-«-

-«-

0,501

0,523

-«-

-«-

-«-

-«-

0,613

0,609

-«-

-«-

-«-

-«-

NiBASKETS

0,103

0,115

0,0021

0,0056

0,010

0,0099

0,205

0,243

0,0025

0,0053

0,011

0,010

0,303

0,321

0,0033

0,0053

0,012

0,010

0,423

0,408

0,0034

0,0060

0,010

0,0098

0,507

0,501

0,0051

0,0059

0,015

0,013

0,623

0,607

0,0047

0,0061

0,021

0,014

Среднее значение

0,0035

0,0057

0,013

0,011

LECOCELIIHP

0,111

0,104

0,0055

0,0067

0,016

0,021

0,203

0,208

0,0057

0,0068

0,015

0,022

0,301

0,314

0,0056

0,0067

0,017

0,022

0,412

0,403

0,0056

0,0068

0,016

0,020

0,501

0,508

0,0057

0,0068

0,016

0,021

0,613

0,616

0,0055

0,0067

0,015

0,021

Среднее значение

0,0056

0,0068

0,016

0,021

 

Так же как и при определении серы и углерода, без применения катализатора пробы сгорают не полностью, а наибольшие значения содержания достигаются при использовании катализатора LECOCELIIHP, при этом параллельные результаты для навесок различной массы совпадают. Соединение LECOCELIIHP является наиболее подходящим катализатором при определении азота и кислорода в сплаве системы Pr–Dy–Fe–Co–B.

 

Определение азота и кислорода в сплаве системы NdDyFeCoB

Проведен анализ двух образцов сплава системы Nd–Dy–Fe–Co–B по определению азота и кислорода, результаты которого представлены в табл. 4.

В соответствии с полученными результатами, наиболее подходящим катализатором для определения азота и кислорода в сплаве системы Nd–Dy–Fe–Co–B является использование LECOCELIIHP.

Пределы обнаружения элементов составили (в скобках даны значения для прибора):

Элемент

Предел обнаружения, % (по массе)

Сера

0,0009 (0,00006)

Углерод

0,0015 (0,00006)

Азот

0,0012 (0,00005)

Кислород

0,0018 (0,00005)

 

Таблица 4

Результаты определения массовой доли азота и кислорода в сплаве системы Nd–Dy–Fe–Co–B с использованием различных типов катализаторов

Катализатор

Масса навески,

г

Содержание серы

Содержание углерода

% (по массе)

в экспериментальных пробах

1

2

1

2

1

2

Без катализатора

0,117

0,107

Нет сигнала

Нет сигнала

Нет сигнала

Нет сигнала

0,213

0,208

То же

То же

То же

То же

0,306

0,317

-«-

-«-

-«-

-«-

0,412

0,409

-«-

-«-

-«-

-«-

0,502

0,507

-«-

-«-

-«-

-«-

0,613

0,604

-«-

-«-

-«-

-«-

NiBASKETS

0,102

0,106

0,0052

0,0063

0,011

0,0098

0,205

0,207

0,0055

0,0070

0,010

0,011

0,316

0,311

0,0063

0,0065

0,015

0,012

0,418

0,413

0,0064

0,0066

0,013

0,0089

0,508

0,506

0,0065

0,0071

0,014

0,010

0,603

0,618

0,0072

0,0074

0,012

0,0084

Среднее значение

0,0062

0,0068

0,013

0,010

LECOCELIIHP

0,117

0,108

0,0085

0,0091

0,017

0,019

0,206

0,207

0,0083

0,0090

0,016

0,020

0,301

0,319

0,0084

0,0090

0,017

0,020

0,403

0,402

0,0085

0,0089

0,017

0,020

0,508

0,500

0,0083

0,0091

0,015

0,021

0,618

0,607

0,0085

0,0090

0,017

0,019

Среднее значение

0,0084

0,0090

0,017

0,020

 

Заключения

На основе проделанной работы можно сделать следующие выводы.

1. Разработаны подходы к определению серы, углерода, азота и кислорода в сплавах систем Pr–Dy–Fe–Co–B и Nd–Dy–Fe–Co–B.

2. Для определения серы и углерода в сплавах систем Pr–Dy–Fe–Co–B и Nd–Dy–Fe–Co–B наилучшим катализатором является никель (NiBASKETS).

3. Для определения азота и кислорода в сплавах систем Pr–Dy–Fe–Co–B и Nd–Dy–Fe–Co–B наилучшим катализатором является вольфрам с оловом (LECOCELIIHP).


ЛИТЕРАТУРА REFERENCE LIST
1. Каблов Е.Н., Оспенникова О.Г., Давыдова Е.А., Бузенков А.В. и др. Влияние отжига сплава Pr–Dy–Fe–Co–B на его фазовый состав и свойства спеченных магнитов, изготовленных из него // Металлы. 2018. №2. С. 28–32.
2. Каблов Е.Н. Инновационные разработки ФГУП «ВИАМ» ГНЦ РФ по реализации «Стратегических направлений развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года» // Авиационные материалы и технологии. 2015. №1 (34). С. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
3. Каблов Е.Н., Оспенникова О.Г., Рeзчикова И.И., Валеев Р.А. и др. Низкотемпературная аномалия намагниченности в сплавах (Pr, Dy, M)2(Fe, Co)14B (M=Gd, Sm, Nd) // Физика твердого тела. 2016. Т. 58. №3. С. 502–505.
4. Каблов Е.Н., Оспенникова О.Г., Пискорский В.П., Резчикова И.И., Валеев Р.А., Давыдова Е.А. Фазовый состав спеченных материалов системы Pr–Dy–Fe–Co–B // Авиационные материалы и технологии. 2015. №S2 (39). С. 5–10. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-S2-5-10.
5. Чередниченко И.В., Оспенникова О.Г., Пискорский В.П., Валеев Р.А., Бузенков А.В. Экономические аспекты производства постоянных магнитов (обзор) // Новости материаловедения. Наука и техника: электрон. науч.-технич. журн. 2016. №4 (22). Ст. 06. URL: http://www.materialsnews.ru (дата обращения: 06.06.2019).
6. Каблов Е.Н., Оспенникова О.Г., Чередниченко И.В., Резчикова И.И., Валеев Р.А., Пискорский В.П. Влияние содержания меди на фазовый состав и магнитные свойства термостабильных спеченных магнитов систем Nd–Dy–Fe–Co–B и Pr–Dy–Fe–Co–B // Авиационные материалы и технологии. 2015. №S2 (39). С. 11–19. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-S2-11-19.
7. Давыдова Е.А., Чабина Е.Б., Моисеева Н.С. Влияние гадолиния, а также способа его введения на структуру и фазавый состав магнитотвердого спеченного материала системы Pr–Dy–Fe–Co–B // Авиационные материалы и технологии. 2015. №1 (34). С. 56–59. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-56-59.
8. Чередниченко И.В., Оспенникова О.Г., Пискорский В.П., Валеев Р.А., Бузенков А.В. Материалы для постоянных магнитов (обзор) // Новости материаловедения. Наука и техника: электрон. науч.-технич. журн. 2016. №4 (22). Ст. 05. URL: http://www.materialsnews.ru (дата обращения: 08.06.2019).
9. Каблов Е.Н., Оспенникова О.Г., Резчикова И.И., Пискорский В.П., Валеев Р.А., Королев Д.В. Зависимость свойств спеченных материалов системы Nd–Dy–Fe–Co–B от технологических параметров // Авиационные материалы и технологии. 2015. №S2 (39). С. 24–29. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-S2-24-29.
10. ГОСТ 6689.10–92. Никель, сплавы никелевые и медно-никелевые. Методы определения углерода. М.: Изд-во стандартов, 1992. С. 4.
11. ГОСТ 6689.18–92. Никель, сплавы никелевые и медно-никелевые. Методы определения серы. М.: Изд-во стандартов, 1992. С. 4.
12. ГОСТ 12359–99. Стали углеродистые, легированные и высоколегированные. Методы определения азота. М.: Изд-во стандартов, 1999. С. 3.
13. ГОСТ 29006–91. Порошки металлические. Метод определения кислорода, восстановимого водородом. М.: Изд-во стандартов, 1991. С. 3.
14. Алексеев А.В., Растегаева Г.Ю., Пахомкина Т.Н., Размахов М.Г. Определение серы, углерода, азота и кислорода в сплавах систем Ce–Fe–Co–B и Gd–Fe–Co–B // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2019. №8 (80). Ст. 10. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 08.06.2019). DOI: 10.18557/2307-6046-2019-0-8-90-97.
15. Алексеев А.В., Растегаева Г.Ю., Пахомкина Т.Н. Определение кислорода и азота в порошках никелевых сплавов // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2018. №8 (68). Ст. 11. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 08.06.2019). DOI: 10.18557/2307-6046-2018-0-8-112-119.
1. Kablov E.N., Ospennikova O.G., Davydova E.A., Buzenkov A.V. i dr. Vliyaniye otzhiga splava Pr–Dy–Fe–Co–B na yego fazovyy sostav i svoystva spechennykh magnitov, izgotovlennykh iz nego // Metally. 2018. №2. S. 28–32.
2. Kablov E.N. Innovacionnye razrabotki FGUP «VIAM» GNC RF po realizacii «Strategicheskih napravlenij razvitiya materialov i tehnologij ih pererabotki na period do 2030 goda» [Innovative developments of FSUE «VIAM» SSC of RF on realization of «Strategic directions of the development of materials and technologies of their processing for the period until 2030»] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №1 (34). S. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
3. Kablov E.N., Ospennikova O.G., Rezchikova I.I., Valeyev R.A. i dr. Nizkotemperaturnaya anomaliya namagnichennosti v splavakh (Pr, Dy, M)2(Fe, Co)14B (M = Gd, Sm, Nd) [Low-temperature magnetization anomaly in (Pr, Dy, M) 2 (Fe, Co) 14B (M = Gd, Sm, Nd) alloys] // Fizika tverdogo tela. 2016. T. 58. №3. S. 502–505.
4. Kablov E.N., Ospennikova O.G., Piskorskij V.P., Rezchikova I.I., Valeev R.A., Davydova E.A. Fazovyj sostav spechennyh materialov sistemy Pr–Dy–Fe–Co–B [Phase composition of the Pr–Dy–Fe–Co–B sintered materials] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №S2 (39). S. 5–10. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-S2-5-10.
5. Cherednichenko I.V., Ospennikova O.G., Piskorskiy V.P., Valeyev R.A., Buzenkov A.V. Ekonomicheskiye aspekty proizvodstva postoyannykh magnitov (obzor) [The economics aspects of manufacturing permanents magnets (review)] // Novosti materialovedeniya. Nauka i tekhnika: elektron. nauch.-tekhnich. zhurn. 2016. №4 (22). St. 06. Available at: http://www.materialsnews.ru (accessed: June 06, 2019).
6. Kablov E.N., Ospennikova O.G., Cherednichenko I.V., Rezchikova I.I., Valeev R.A., Piskorskij V.P. Vliyanie soderzhaniya medi na fazovyj sostav i magnitnye svojstva termostabilnyh spechennyh magnitov sistem Nd–Dy–Fe–Co–B i Pr–Dy–Fe–Co–B [Influence of Cu content to phase structure and magnetic properties of thermostable sintered magnets of Nd–Dy–Fe–Co–B and Pr–Dy–Fe–Co–B systems] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №S2 (39). S. 11–19. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-S2-11-19.
7. Davydova E.A., Chabina E.B., Moiseeva N.S. Vliyanie gadoliniya, a takzhe sposoba ego vvedeniya na strukturu i fazovyj sostav magnitotverdogo spechennogo materiala sistemy Pr–Dy–Fe–Co–B [An influence of gadolinium and the method of its introduction on the structure and phase composition of sintered hard magnetic materials of Pr–Dy–Fe–Co–B series] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №1. S. 56–59.
8. Cherednichenko I.V., Ospennikova O.G., Piskorskiy V.P., Valeyev R.A., Buzenkov A.V. Materialy dlya postoyannykh magnitov (obzor) [Materials for permanent magnets (review)] // Novosti materialovedeniya. Nauka i tekhnika: elektron. nauch.-tekhnich. zhurn. 2016. №4 (22). St. 05. Available at: http://www.materialsnews.ru (accessed: June 08, 2019).
9. Kablov E.N., Ospennikova O.G., Rezchikova I.I., Piskorskij V.P., Valeev R.A., Korolev D.V. Zavisimost svojstv spechennyh materialov sistemy Nd–Dy–Fe–Co–B ot tehnologicheskih parametrov [Properties dependence of the Nd–Dy–Fe–Co–B sintered materials on technological parameters] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №S2 (39). S. 24–29. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-S2-24-29.
10. GOST 6689.10–92. Nikel, splavy nikelevyye i medno-nikelevyye. Metody opredeleniya ugleroda [Nickel, nickel and copper-nickel alloys. Methods for the determination of carbon]. M.: Izd-vo standartov, 1992. S. 4.
11. GOST 6689.18–92. Nikel, splavy nikelevyye i medno-nikelevyye. Metody opredeleniya sery [Nickel, nickel and copper-nickel alloys. Methods for the determination of sulphur]. M.: Izd-vo standartov, 1992. S. 4.
12. GOST 12359–99. Stali uglerodistyye, legirovannyye i vysokolegirovannyye. Metody opredeleniya azota [Carbon, alloyed and high-alloyed steels. Methods for determination of nitrogen]. M.: Izd-vo standartov, 1999. S. 3.
13. GOST 29006–91. Poroshki metallicheskiye. Metod opredeleniya kisloroda, vosstanovimogo vodorodom [Metallic powders. Method for determination of hydrogen-reducible oxygen]. M.: Izd-vo standartov, 1991. S. 3.
14. Alekseyev A.V., Rastegayeva G.Yu., Pakhomkina T.N., Razmakhov M.G. Opredeleniye sery, ugleroda, azota i kisloroda v splavakh sistem Ce–Fe–Co–B i Gd–Fe–Co–B [Determination sulfur, carbon, nitrogen and oxygen in alloys of system Co–Fe–Co–B and Gd–Fe–Co–B] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tekhnich. zhurn. 2019. №8 (80). St. 10. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: June 08, 2019). DOI: 10.18557/2307-6046-2019-0-8-90-97.
15. Alekseev A.V., Rastegayeva G.Yu., Pakhomkina T.N. Opredeleniye kisloroda i azota v poroshkakh nikelevykh splavov [Determination of oxygen and nitrogen in nickel alloy powders] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tekhnich. zhurn. 2018. №8 (68). St. 11. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: June 08, 2019). DOI: 10.18557/2307-6046-2018-0-8-112-119.
Вы можете оставить комментарий к статье. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.