Статьи

 




dx.doi.org/ 10.18577/2307-6046-2019-0-5-3-11
УДК 669.018.44:669.245
П. В. Якимович, А. В. Алексеев
УЛУЧШЕНИЕ АНАЛИТИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПРИМЕСЕЙ В ЖАРОПРОЧНЫХ НИКЕЛЕВЫХ СПЛАВАХ МЕТОДОМ ИСП-МС

Проведено определение P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb в образцах сложнолегированных никелевых сплавов методом масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (ИСП-МС). Приведена методика растворения пробы и подготовки ее к анализу. Приме-нены различные методы устранения спектральных интерференций и повышения чувствительности определения: реакционно-столкновительная ячейка и математическая коррекция. Диапазон определяемых концентраций составил 0,000007–0,0401% (по мас-се), относительное стандартное отклонение не превышает 0,05.


Введение

Сплавы на основе никеля позволяют изготавливать конструкции и детали, способные выдерживать длительные силовые и тепловые нагрузки, сохраняя при этом все свои основные свойства [1, 2]. Эксплуатационные характеристики и надежность являются основными показателями качества материалов, изготавливаемых из данных сплавов. Для проектирования и производства современных летательных аппаратов необходимо создавать новые типы жаропрочных сплавов со все более лучшими свойствами. Данные сплавы нашли широкое применение при производстве газотурбинных двигателей различных конструкций [3–6]. Множество различных химических элементов (Cr, Mo, W, Ti, Al, Co, Hf, Ta, Nb и Re) являются компонентами никелевых сплавов, обеспечивая необходимые свойства выпускаемым материалам [7]. Однако присутствие других элементов (вредных примесей, к которым относятся P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb) Периодической системы даже в микроколичествах может негативно влиять на механические свойства. Таким образом, определение содержания вредных примесей в жаропрочных никелевых сплавах – чрезвычайно важная задача.

Масс-спектрометрия с индуктивно связанной плазмой (ИСП-МС) является наиболее предпочтительным методом многоэлементного анализа. Положительные характеристики данного метода – высокая чувствительность, возможность одновременного определения большого количества элементов и точность анализа [8, 9].

При определении меди, цинка, мышьяка и селена данным методом возникают трудности, связанные с наличием спектральных интерференций, проявляющихся в наложение на сигналы определяемых элементов сигналов от мешающих ионов.

Практически полностью избавиться от масс-спектральных интерференций можно с помощью гидридной генерации паров, где в результате химической реакции определяемых элементов с водородом образуются их гидриды, которые далее попадают в масс-спектрометр уже без мешающих элементов [10]. К сожалению, для метода гидридной генерации паров ограничением также являются наличие необходимого оборудования, сужение перечня определяемых элементов до одного-двух и большая трудоемкость и сложность процесса гидридообразования, связанная с влиянием легирующих элементов на стадии образования определяемых гидридов.

Для преодоления спектральных интерференций также возможно использование специальных ячеек подавления/устранения интерференций, являющихся неотъемлемой частью современных ИСП-МС спектрометров [11].

Необходимо также упомянуть о методе ИСП-МС высокого разрешения [12, 13], который подходит для определения меди, цинка, мышьяка и селена в никелевых сплавах, но имеет недостатки, такие как высокая стоимость оборудования и неполное разрешение некоторых спектральных помех – например, определения примесей кадмия в присуствии молибдена.

Таким образом, цель данной работы состояла в повышении точности определения и снижении пределов определения P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb в сложнолегированных никелевых сплавах методом ИСП-МС путем преодоления спектральных интерференций с помощью различных методов и выбора оптимальных условий измерений.

Работа выполнена в рамках реализации комплексной научной проблемы 9.1. «Монокристаллические жаропрочные суперсплавы, включая естественные композиты» («Стратегические направления развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года») [1, 2].

 

Материалы и методы

Аппаратура

Масс-спектрометр iCAP Qс (фирмы Thermo Fisher Scientific, Германия) использовали для определения P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb в никелевых сплавах. Для достижения максимальных аналитических сигналов определяемых элементов выполняли автоматическую настройку параметров работы прибора в соответствии со стандартной процедурой подготовки прибора, заданной производителем (табл. 1). При этом были достигнуты следующие характеристики чувствительности: уровень оксидных ионов 156CeO/140Ce=2,0%, уровень двухзарядных ионов 137Ba2+/137Ba=2,5%, 7Li≥35000 (имп/с)/(мкг/дм3), 238U≥300000 (имп/с)/(мкг/дм3).

Таблица 1

Параметры настройки прибора

Параметр прибора

Значение параметра

Плазмообразующий газ, л/мин

14,0

Вспомогательный газ, л/мин

0,8

Распылительный газ, л/мин

0,99

Скорость перистатического насоса, об/мин

40

Глубина плазмоотбора, мм

5

Мощность RF генератора, Вт

1400

Число каналов на массу

1

Число сканов в реплике

50

Число реплик для образца

3

Продолжительность интегрирования (Dwell time), с

0,01

Напряжение на экстракторе (Extraction Lens 2), В

164

Напряжение на фокусной линзе (CCT Focus Lens), В

3,6

Разрешение, а.е.м.

0,7

Распылитель

Микропоточный, концентрический PFA-ST (400 мкл/мин)

Распылительная камера

Кварцевая, циклонная с термоэлектрическим охлаждением

Температура распылительной камеры, °C

2,7

Самплер

Стандартный никелевый

Скиммер

Стандартный никелевый со вставкой 3,5 мм

 

Работа реакционно-столкновительной ячейки с гелием в режиме дискриминации по кинетической энергии (KED) позволяет избежать возникновения новых интерференций, которые имеют место при использовании реакционноспособных газов, что позволяет анализировать образцы со сложной матрицей и переменным составом. Произведена настройка работы реакционно-столкновительной ячейки в режиме KED с гелием, при этом значение напряжения на входе в квадруполь Pole Bias составило 18 В, напряжение на выходе из ячейки ССТ Bias Bias: 21 B. Расход гелия через ячейку подобран вручную и составил 6 мл/мин, при этом достигнут минимальный уровень оксидных ионов 156CeO/140Ce=0,5%. Для растворения проб использовали систему микроволновой пробоподготовки MARS 6 (CEM, США) с тефлоновыми автоклавами MARS Xpress Plus (CEM, США) объемом 100 см3.

 

Реагенты и объекты исследования

Для растворения проб использовали азотную и соляную кислоты марки «осч», очищенные с помощью системы перегонки без кипения BSB-939-IR (фирма Berghof, Германия), и 40% (по массе) фтористоводородную кислоту (фирма Merck, Германия). В качестве растворителя применяли деионизованную воду (сопротивление – не менее 18,2 мОм). В качестве внутреннего стандарта, который вводили вручную, использовали раствор индия с концентрацией 2 мкг/л, приготовленный из стандартного раствора индия с концентрацией 1 г/л производства фирмы High-Purity Standards (США). При построении градуировочных зависимостей для аналитического определения применяли стандартные растворы P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb с концентрацией 1 г/л производства фирмы High-Purity Standards (США). Стандартные растворы легирующих элементов сплава (Ti, Cr и Co) с концентрацией 1 г/л производства фирмы High-Purity Standards (США) использовали для приготовления добавок в количестве 20 мг/л (каждого) к растворенному сплаву для оценки мешающего влияния в ходе масс-спектрометрических измерений.

Исследованы три сертифицированных стандартных образца (СО) состава сплава типа ВЖМ-5: ВЖМП-1, ВЖМП-2 и ВЖМП-3, изготовленные во ФГУП «ВИАМ».

Пробоподготовка образцов к анализу

Образцы никелевых сплавов массой по 0,5 г (по четыре параллельных пробы) растворяли в 10 мл воды, 8 мл HNO3 и 2 мл HF. Вода необходима для лучшего растворения получаемых в процессе разложения солей, а также для равномерного распределения микроволновой мощности. Вначале к образцу добавляли воду, далее последовательно – плавиковую и азотную кислоты. Нагрев автоклавов в микроволновой системе до 120°С осуществляли в течение 20 мин, затем еще 20 мин поддерживали температуру 120°С. Максимальная мощность нагрева задавалась из расчета 150 Вт на автоклав, предельное давление – не более 20 ат (~2 МПа). Полученный раствор доводили до объема 100 мл и разбавляли до концентрации 0,5 г/л по матрице, далее его использовали непосредственно для измерения [14].

Для построения градуировочных зависимостей интенсивностей сигналов от концентрации использовали метод добавок, при котором известные содержания определяемых элементов вводят как добавки непосредственно в анализируемый образец. Внутренние стандарты применяли для коррекции дрейфа сигнала в течение измерений и матричного влияния компонентов основы сплава на интенсивности сигналов определяемых элементов.

Сбор и обработку данных проводили, используя программное обеспечение масс-спектрометра Qtegra. За результат измерений принимали среднее арифметическое результатов четырех параллельных проб (включая все стадии пробоподготовки). При этом должно выполняться условие приемлемости повторяемости:

 

где Х1, Х2, Х3, Х4 – результаты параллельных определений массовой доли компонента, %; r – значение предела повторяемости, %.

 

Результаты и обсуждение

Перед началом анализа необходимо выбрать изотопы определяемых элементов с учетом максимальной их распространенности для достижения максимального аналитического сигнала и с минимальным числом возможных интерференций (табл. 2) [15, 16].

 

Таблица 2

Изотопы определяемых элементов и их основные интерференции

Определяемый

элемент

Изотоп

Распространенность изотопа, %

Мешающие ионы

Распространенность иона-интерферента, %

Способ подавления

интерференции

P

31P

100

15N16O+

3,45

Математическая коррекция

Сd

111Cd

12,80

95Mo16O+

10,25

Измерение 111Cd в режиме KED или в стандартном режиме с добавкой Mo при уровне мешающего влияния, равном определяемому содержанию Cd

Cu

65Cu

30,83

49Ti16O+

5,49

Измерение 65Cu в режиме KED или в стандартном режиме с добавкой Ti при уровне мешающего влияния, равном определяемому содержанию Cu

Zn

66Zn

27,9

50Ti16O+;

50Cr16O+

5,39

4,33

Измерение 66Zn в режиме KED или в стандартном режиме с добавкой Ti и Cr при уровне мешающего влияния, равном определяемому содержанию Zn

As

75As

100

59Co16O+

99,76

Измерение 75As в режиме KED или в стандартном режиме с добавкой Co при уровне мешающего влияния, равном определяемому содержанию As

Se

82Se

9,2

50Cr16O16O+

4,32

Измерение 82Se в режиме KED или в стандартном режиме с добавкой Cr при уровне мешающего влияния, равном определяемому содержанию Se

Te

125Te

7,14

Sb

121Sb

57,21

105Pd16O+

33,45

Измерение 121Sb в режиме KED

В табл. 2 предлагается несколько способов подавления интерференций. Целью дальнейшего исследования является поиск оптимального варианта решения поставленной задачи.

 

Определение содержания P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb в стандартных образцах

никелевых сплавов в стандартном режиме измерений (STD)

без использования уравнений математической коррекции

В табл. 3 приведены результаты определения содержания P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb в интервале содержаний 0,000007–0,0401% (по массе) в трех сертифицированных стандартных образцах ВЖМП-1, ВЖМП-2 и ВЖМП-3, которые легированы хромом, кобальтом и титаном. Определение выполняли с использованием внутреннего стандарта.

 

Таблица 3

Результаты определения содержания P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb

в стандартных образцах никелевых сплавовв режиме измерений STD

без использования уравнений математической коррекции (n=4, P=0,95)

Наименование

образца*

Содержание элементов, % (по массе)

Cu

Zn

As

Se

P

Cd

Te

Sb

ВЖМП-1

(0,00057±0,00021 Cu;

0,00014±0,00003 Zn;

0,00020±0,00002 As;

0,00002 Se;

0,00055±0,00001 P;

0,00004±0,00001 Cd;

0,000010±0,000003 Te;

0,000007±0,000001 Sb)

0,00098±

±0,00012

0,00064±

±0,00008

0,0012±

±0,0002

0,0005±

±0,0001

0,00045±

±0,00005

0,00005±

±0,00002

0,000014±

±0,000004

0,000005±

±0,000001

ВЖМП-2

(0,0220±0,0009 Cu;

0,00040±0,00003 Zn;

0,00060±0,000022 As;

0,00110±0,00011 Se;

0,0120±0,0009 P;

0,00015±0,00004 Cd;

0,00050±0,00008 Te;

0,00031±0,0008 Sb)

0,0224±

±0,0008

0,00090±

±0,00002

0,0016±

±0,00006

0,0016±

±0,0002

0,0132±

±0,0005

0,00014±

±0,00002

0,00052±

0,00008

0,00027±

±0,00007

ВЖМП-3

(0,0401±0,0031 Cu;

0,00020±0,00004 Zn;

0,0047±0,0006 As;

0,0046±0,0004 Se;

0,0240±0,0009 P;

0,00018±0,00003 Cd;

0,0021±0,0003 Te;

0,00090±0,00009 Sb)

0,0406±

±0,0006

0,00070±

±0,00003

0,0056±

±0,0006

0,0051±

±0,0004

0,0245±

±0,0005

0,00012±

±0,00002

0,0027±

±0,0007

0,00085±

±0,00009

* В скобках указаны аттестованные значения содержаний в % (по массе): Cu, Zn, As, Se, P, Cd, Te и Sb.

 

Из приведенных в табл. 3 данных видно, что при определении содержания P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb в стандартном режиме измерений без межэлементной коррекции получают сильно завышенные результаты по сравнению с аттестованными значениями, особенно при уровне мешающего влияния, сопоставимом с концентрацией определяемого элемента, что свидетельствует о наличии спектральных интерференций и необходимости их подавления.

Определение содержания P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb в стандартных образцах

никелевых сплавов в режиме измерений KED

В табл. 4 приведены результаты определения содержания P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb в режиме измерений KED без использования уравнений математической коррекции, в интервале содержаний 0,000007–0,0401% (по массе) в трех сертифицированных стандартных образцах ВЖМП-1, ВЖМП-2 и ВЖМП-3, которые легированы хромом, кобальтом и титаном. Определение выполняли с использованием внутреннего стандарта.

Таблица 4

Результаты определения содержания P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb

в стандартных образцах никелевых сплавов в режиме измерений KED

без использования уравнений математической коррекции (n=4, P=0,95)

Наименование

образца*

Содержание элементов, % (по массе)

Cu

Zn

As

Se

P

Cd

Te

Sb

ВЖМП-1

(0,00057±0,00021 Cu;

0,00014±0,00003 Zn;

0,00020±0,00002 As;

0,00002 Se;

0,00055±0,00001 P;

0,00004±0,00001 Cd;

0,000010±0,000003 Te;

0,000007±0,000001 Sb)

0,00055±

±0,00013

0,00015±

±0,00002

0,0013±

±0,0003

0,0004±

±0,0001

0,00052±

±0,00005

0,00005±

±0,00002

0,000014±

±0,000004

0,000007±

±0,000001

ВЖМП-2

(0,0220±0,0009 Cu;

0,00040±0,00003 Zn;

0,00060±0,000022 As;

0,00110±0,00011 Se

0,0120±0,0009 P;

0,00015±0,00004 Cd;

0,00050±0,00008 Te;

0,00031±0,0008 Sb)

0,0217±

±0,0009

0,00039±

±0,00004

0,0016±

±0,0001

0,0015±

±0,0002

0,0121±

±0,0005

0,00014±

±0,00002

0,00052±

±0,00008

0,00027±

±0,00007

ВЖМП-3

(0,0401±0,0031 Cu;

0,00020±0,00004 Zn;

0,0047±0,0006 As;

0,0046±0,0004 Se;

0,0240±0,0009 P;

0,00018±0,00003 Cd;

0,0021±0,0003 Te;

0,00090±0,00009 Sb)

0,0398±

±0,001

0,00019±

±0,00003

0,0058±

±0,0004

0,0050±

±0,0003

0,0240±

±0,0005

0,00012±

±0,00002

0,0027±

±0,0007

0,00085±

±0,00009

* В скобках указаны аттестованные значения содержаний в % (по массе): Cu, Zn, As, Se, P, Cd, Te и Sb.

 

Из приведенных в табл. 4 данных видно, что содержания Cu и Zn определяют достаточно точно, а As и Se – нет. Причина заключается в следующем: в режиме KED водород оказывает нежелательное влияние на соотношение сигнал/фон на массах ионов 75As и 82Se, вероятно, из-за увеличения образования молекулярных ионов 58Ni16O1H+ и 40Ar40Ar1H1H+ в реакционно-столкновительной ячейке. В связи с этим необходимо проведение измерений в режиме KED со 100% гелия без добавления водорода.

 

Определение содержания P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb в стандартных образцах

никелевых сплавов в режиме измерений STD с использованием уравнений

математической коррекции

Из-за высокого содержания кобальта, титана и хрома в сплаве целесообразно использовать коррекцию спектральных интерференций (без измерений изотопов мешающих элементов) путем добавок известных количеств мешающего элемента в анализируемый раствор – так называемая «межэлементная коррекция».

Изотопы определяемых элементов, мешающие ионы и значения коэффициентов уравнений коррекции, рассчитанные исходя из уровня мешающего влияния (кажущейся концентрации), приведены в табл. 5.

 

Таблица 5

Массы используемых изотопов, основные интерференции и коэффициенты уравнений коррекции для масс-спектрометрического определения Cu, Zn, As и Se

Элемент

Изотоп

Распространенность

изотопа, %

Мешающие

ионы

Коэффициент уравнения

коррекции

Cu

65Cu

30,83

49Ti16O+

0,00041

Zn

66Zn

27,9

50Ti16O+;  50Cr16O+

0,00052

As

75As

100

59Co16O+

0,0010

Se

82Se

9,2

50Cr16O16O+

0,0005

 

Проведено определение содержания P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb в режиме измерений STD с использованием уравнений математической коррекции в интервале содержаний 0,000007–0,0401% (по массе) в трех сертифицированных стандартных образцах ВЖМП-1, ВЖМП-2 и ВЖМП-3, которые легированы хромом, кобальтом и титаном. Определение выполняли с использованием внутреннего стандарта (табл. 6).

 

Таблица 6

Результаты определения содержания P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb

в стандартных образцах никелевых сплавов в режиме измерений STD

c использованием уравнений математической коррекции (n=4, P=0,95)

Наименование

образца*

Содержание элементов, % (по массе)

Cu

Zn

As

Se

P

Cd

Te

Sb

ВЖМП-1

(0,00057±0,00021 Cu;

0,00014±0,00003 Zn;

0,00020±0,00002 As;

0,00002 Se;

0,00055±0,00001 P;

0,00004±0,00001 Cd;

0,000010±0,000003 Te;

0,000007±0,000001 Sb)

0,00052±

±0,00009

0,00015±

±0,00002

0,00017±

±0,00003

0,00006±

±0,00002

0,00052±

±0,00005

0,00005±

±0,00002

0,000014±

±0,000004

0,000007±

±0,000001

ВЖМП-2

(0,0220±0,0009 Cu;

0,00040±0,00003 Zn;

0,00060±0,000022 As;

0,00110±0,00011 Se;

0,0120±0,0009 P;

0,00015±0,00004 Cd;

0,00050±0,00008 Te;

0,00031±0,0008 Sb)

0,0228±

±0,0007

0,00042±

±0,00003

0,00056±

±0,00007

0,0012±

±0,0001

0,0121±

±0,0005

0,00014±

±0,00002

0,00052±

±0,00008

0,00027±

±0,00007

ВЖМП-3

(0,0401±0,0031 Cu;

0,00020±0,00004 Zn;

0,0047±0,0006 As;

0,0046±0,0004 Se;

0,0240±0,0009 P;

0,00018±0,00003 Cd;

0,0021±0,0003 Te;

0,00090±0,00009 Sb)

0,0412±

±0,0024

0,00018±

±0,00003

0,0048±

±0,0003

0,0044±

±0,0003

0,0240±

±0,0005

0,00012±

±0,00002

0,0027±

±0,0007

0,00085±

±0,00009

* В скобках указаны аттестованные значения содержаний в % (по массе): Cu, Zn, As, Se, P, Cd, Te и Sb.

 

Как видно из данных табл. 6, наиболее точным является определение с использованием уравнений математической коррекции, при этом достигается лучшее соответствие найденного и аттестованного значений.

Пределы обнаружения содержания P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb

в никелевых сплавах

В экспериментах с концентрацией растворенного вещества 1 г/л пределы обнаружения составили в % (по массе): 0,000008 Cu; 0,000007 Zn; 0,00001 As; 0,00005 Se; 0,000004 P; 0,000004 Cd; 0,000001 Te; 0,000007 Sb.

 

Заключения

На основе проделанной работы можно сделать следующие выводы:

– микроволновое растворение никелевых сплавов, легированных Cr, Co и Ti, в смеси фтористоводородной и азотной кислот способствует полному растворению основы и переводу в раствор определяемых элементов (P, As, Se, Cd, Cu, Zn, Te и Sb);

– применение реакционно-столкновительной ячейки (режим измерения KED с газовой смесью: 8% водорода+92% гелия) позволило значительно уменьшить мешающее влияние оксидных ионов на определение Cu, Zn и Сd, но при этом никак не улучшило результаты определения As, Se, P, Te и Sb;

– межэлементная коррекция в стандартном режиме измерений позволила достаточно хорошо учесть мешающее влияние оксидных ионов Cr, Co и Ti, что подтверждается сравнением полученных результатов с аттестованными.


ЛИТЕРАТУРА REFERENCE LIST
1. Каблов Е.Н. Стратегические направления развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года // Авиационные материалы и технологии. 2012. №S. С. 7–17.
2. Каблов Е.Н. Инновационные разработки ФГУП «ВИАМ» ГНЦ РФ по реализации «Стратегических направлений развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года» // Авиационные материалы и технологии. 2015. №1 (34). С. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
3. Каблов Е.Н., Петрушин Н.В., Парфенович П.И. Конструирование литейных жаропрочных никелевых сплавов с поликристаллической структурой // Металловедение и термическая обработка металлов. 2018. №2 (752). С. 47–55.
4. Каблов Е.Н., Оспенникова О.Г., Петрушин Н.В., Висик Е.М. Монокристаллический жаропрочный никелевый сплав нового поколения с низкой плотностью // Авиационные материалы и технологии. 2015. №2 (35). C. 14–25. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-2-14-25.
5. Ечин А.Б., Бондаренко Ю.А. Особенности структуры и свойства никелевого монокристаллического жаропрочного сплава, полученного в условиях переменного температурного градиента на фронте роста // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2015. №8. Ст. 01. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 07.07.2018). DOI: 10.18557/2307-6046-2015-0-8-1-1.
6. Каблов Е.Н., Бондаренко Ю.А., Ечин А.Б. Развитие технологии направленной кристаллизации литейных высокожаропрочных сплавов с переменным управляемым температурным градиентом // Авиационные материалы и технологии. 2017. №S. С. 24–38. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-S-24-38.
7. Шеин Е.А. Тенденции в области легирования и микролегирования жаропрочных монокристаллических сплавов на основе никеля (обзор) // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2016. №3 (39) Ст. 02. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 07.07.2018). DOI: 10.18557/2307-6046-2016-0-3-2-2.
8. Hu J., Wang H. Determination of Trace Elements in Super Alloy by ICP-MS // Mikrochim. Acta. 2001. Vol. 137. P. 149–155.
9. Алексеев А.В., Якимович П.В., Мин П.Г. Определение примесей в сплаве на основе ниобия методом ИСП-МС. Часть II // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2015. №7. Ст. 03. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 01.04.2019). DOI: 10.18557/2307-6046-2015-0-7-3-3.
10. Пупышев А.А., Эпова Е.Н. Спектральные помехи полиатомных ионов в методе масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой // Аналитика и контроль. 2001. Т. 5. №4. С. 335–369.
11. Gao Y., Liu R., Yang L. Application of chemical vapor generation in ICP-MS: A review // Chinese Science Bulletin. 2013. Vol. 58. No. 8. P. 1980–1991.
12. Лейкин А.Ю., Якимович П.В. Системы подавления спектральных интерференций в масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой // Журнал аналитической химии. 2012. Т. 67. №8. С. 752–762.
13. Nie X., Liang Y. Determination of trace elements in high purity nickel by high resolution inductively coupled plasma mass spectrometry // Journal of Central South University. 2012. Vol. 19. P. 2416–2420.
14. Jakubowski N., Prohaska T., Rottmann L., Vanhaecke F. Inductively coupled plasma- and glow discharge plasma-sector field mass spectrometry // Journal of Analytical Atomic Spectrometry. 2011. Vol. 26. P. 693–726.
15. Liu H., Chen S., Chang P. еt al. Determination of bismuth, selenium and tellurium in nickel-based alloys and pure copper by flow-injection hydride generation atomic absorption spectrometry with ascorbic acid prereduction and cupferron chelation extraction // Analytica Chimica Acta. 2002. Vol. 459. P. 161–168.
16. Якубенко Е.В., Войткова З.А., Черникова И.И., Ермолаева Т.Н. Микроволновая пробоподготовка для определения Si, P, V, Cr, Mn, Ni, Cu, W методом АЭС-ИСП в конструкционных сталях // Заводская лаборатория. Диагностика материалов. 2014. Т. 80. №1. С. 12–15.
1. Kablov E.N. Strategicheskie napravleniya razvitiya materialov i tehnologij ih pererabotki na period do 2030 goda [The strategic directions of development of materials and technologies of their processing for the period to 2030] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2012. №S. S. 7–17.
2. Kablov E.N. Innovacionnye razrabotki FGUP «VIAM» GNC RF po realizacii «Strategicheskih napravlenij razvitiya materialov i tehnologij ih pererabotki na period do 2030 goda» [Innovative developments of FSUE «VIAM» SSC of RF on realization of «Strategic directions of the development of materials and technologies of their processing for the period until 2030»] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №1 (34). S. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
3. Kablov E.N., Petrushin N.V., Parfenovich P.I. Konstruirovaniye liteynykh zharoprochnykh nikelevykh splavov s polikristallicheskoy strukturoy [Construction of foundry heat-resistant nickel alloys with polycrystalline structure] // Metallovedeniye i termicheskaya obrabotka metallov. 2018. №2 (752). S. 47–55.
4. Kablov E.N., Ospennikova O.G., Petrushin N.V., Visik E.M. Monokristallicheskij zharoprochnyj nikelevyj splav novogo pokoleniya s nizkoj plotnostyu [Single-crystal nickel-based superalloy of a new generation with low-density] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №2 (35). S. 14–25. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-2-14-25.
5. Echin A.B., Bondarenko Yu.A. Osobennosti struktury i svojstva nikelevogo monokristallicheskogo splava, poluchennogo v usloviyah peremennogo temperaturnogo gradienta na fronte rosta [Structural features and properties of single-crystal Ni-based superalloy produced under conditions of variable temperature gradient on the solidification front] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2015. №8. St. 01. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: July 07, 2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-8-1-1.
6. Kablov E.N., Bondarenko Yu.A., Echin A.B. Razvitiye tekhnologii napravlennoy kristallizatsii liteynykh vysokozharoprochnykh splavov s peremennym upravlyayemym temperaturnym gradiyentom [Development of technology of cast superalloys directional solidification with variable controlled temperature gradient] // Aviacionnyye materialy i tehnologii. 2017. №S. S. 24–38. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-S-24-38.
7. Shein E.A. Tendentsii v oblasti legirovaniya i mikrolegirovaniya zharoprochnykh monokristallicheskikh splavov na osnove nikelya (obzor) [Tendencies in the field of alloying and microalloying of heat resisting single-crystal alloys on the basis of nickel (review)] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tekhnich. zhurn. 2016. №3. St. 02. Available at: http://viam-works.ru (accessed: 07 July, 2018). DOI: 10.18557/2307-6046-2016-0-3-2-2.
8. Hu J., Wang H. Determination of Trace Elements in Super Alloy by ICP-MS // Mikrochim. Acta. 2001. Vol. 137. P. 149–155.
9. Alekseev A.V., Yakimovich P.V., Min P.G. Opredelenie primesej v splave na osnove niobiya metodom ISP-MS. Chast II [Determination of impurity in alloy based on Nb by ICP-MS. Part II] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2015. №7. St. 03. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: April 01, 2019). DOI: 10.18557/2307-6046-2015-0-7-3-3.
10. Pupyshev A.A., Epova E.N. Spektralnyye pomekhi poliatomnykh ionov v metode mass-spektrometrii s induktivno svyazannoy plazmoy [Spectral noise of polyatomic ions in the method of mass spectrometry with inductively coupled plasma] // Analitika i kontrol. 2001. T. 5. №4. S. 335–369.
11. Gao Y., Liu R., Yang L. Application of chemical vapor generation in ICP-MS: A review // Chinese Science Bulletin 2013. Vol. 58. No. 8. P. 1980–1991.
12. Leykin A.Yu., Yakimovich P.V. Sistemy podavleniya spektra'nykh interferentsiy v mass-spektrometrii s induktivno svyazannoy plazmoy [Systems of suppression of spectral interferences in mass spectrometry with inductively coupled plasma] // Zhurnal analiticheskoy khimii. 2012. T. 67. №8. S. 752–762.
13. Nie X., Liang Y. Determination of trace elements in high purity nickel by high resolution inductively coupled plasma mass spectrometry // Journal of Central South University 2012. Vol. 19. P. 2416–2420.
14. Jakubowski N., Prohaska T., Rottmann L., Vanhaecke F. Inductively coupled plasma- and glow discharge plasma-sector field mass spectrometry // Journal of Analytical Atomic Spectrometry 2011. Vol. 26. P. 693–726.
15. Liu H., Chen S., Chang P. yet al. Determination of bismuth, selenium and tellurium in nickel-based alloys and pure copper by flow-injection hydride generation atomic absorption spectrometry with ascorbic acid prereduction and cupferron chelation extraction // Analytica Chimica Acta. 2002. Vol. 459. P. 161–168.
16. Yakubenko E.V., Voytkova Z.A., Chernikova I.I., Ermolayeva T.N. Mikrovolnovaya probopodgotovka dlya opredeleniya Si, P, V, Cr, Mn, Ni, Cu, W metodom AES-ISP v konstruktsionnykh stalyakh [Microwave sample preparation for the determination of Si, P, V, Cr, Mn, Ni, Cu, W by AES-ICP method in structural steels] // Zavodskaya laboratoriya. Diagnostika materialov. 2014. T. 80. №1. S. 12–15.
Вы можете оставить комментарий к статье. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.