Статьи

 




dx.doi.org/ 10.18577/2307-6046-2017-0-11-10-10
УДК 678.8:620.1
А. В. Нистратов, К. Л. Ву, В. Н. Клушин, С. И. Мишкин, М. С. Дориомедов, М. И. Дасковский
ТЕРМОГРАФИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОТХОДОВ УГЛЕ- И ОРГАНОПЛАСТИКОВ КАК СРЕДСТВО ОЦЕНКИ РАЦИОНАЛЬНЫХ УСЛОВИЙ ИХ ДЕСТРУКЦИИ

С привлечением термографии изучено термическое разложение образцов угле- и органопластиков в атмосферах азота и воздуха. Выявлены особенности потерь массы и тепловых превращений при их нагревании. Установлено, что связующее углепластиков при нагревании разрушается при ~(300–410)°С, а при их пиролизе в отличие от прокаливания сохраняется внешний вид отдельных углеродных волокон. Связующее органопластиков разлагается при ~390°С, а их волокна карбонизируются либо выгорают/окисляются. Обоснованы рациональные параметры термической обработки образцов композиционных материалов, обеспечивающие возможность выделения из них вторичных волокон либо получения материалов, требующих исследования их свойств как адсорбентов.


Введение

Полимерные композиционные материалы (ПКМ) [1, 2] с ожидаемым общим объемом выпуска в России к 2020 г. в размере 118 тыс. т/год активно используют практически во всех отраслях промышленности. С учетом этого объем ПКМ, подлежащих утилизации, по различным оценкам может достигать 1–3% от годового производства [3, 4]. Для широкого круга таких отходов, имеющих высокие значения показателей термической и химической стойкости, стойкости к внешним воздействиям окружающей среды [5], механической прочности и стоимости входящих в них углеродных наполнителей (у рубленого углеродного волокна 3–5,5 тыс. руб./кг), проблема утилизации носит как экологический [6], так и экономический характер.

Все методы утилизации отходов угле-, органо- и стеклопластиков, ориентированные на выделение армирующего наполнителя (волокна), объединяет необходимость разрушения матрицы (связующего), сопровождаемого получением различных продуктов переработки. При сопоставлении возможных методов показано [3, 7–11], что для максимального сохранения свойств каждого наполнителя предпочтителен свой метод утилизации: для углепластиков, например, это пиролиз и сольволиз, для стеклопластиков – пиролиз. Отмечено, что при пиролизе отходов органопластиков, при нагревании которых наполнитель обычно разрушается вместе со связующим веществом, в ряде случаев можно ориентироваться на получение достаточно дорогостоящих и эффективных углеродных адсорбентов типа активированных углей. Данные адсорбенты могут быть использованы в многочисленных промышленных производствах для рафинирования газовых и жидких сред и потоков, в различных отраслях экономики при решении широкого круга задач защиты окружающей среды [12].

Работа выполнена в рамках комплексного научного направления 13.2. «Конструкционные ПКМ» («Стратегические направления развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года») [13].

 

Материалы и методы

Термическая переработка отходов композиционных материалов по ряду причин обычно является более технологичной. Эффективным инструментом изучения ее особенностей и результативности, преследующего цель получения вторичных волокон или углеродных адсорбентов, является термография. С ее использованием авторами данной статьи оценен характер процессов термической деструкции ПКМ отечественного производства в виде семи углепластиков (У) и двух органопластиков (О), представляющих собой сверхпрочные пластины с низкой влажностью, низкой зольностью и преобладанием в составе углерода. Вещественный состав этих материалов представлен в табл. 1.

 

Таблица 1

Состав образцов угле- и органопластиков

Условное

обозначение образца

Основа

материала

Тип связующего

Тип ткани

У-1

Углеродные

и минеральные

волокна

Эпоксидное

Однонаправленная на основе

волокна Т-800

У-2

Эпоксивинилэфирное

Однонаправленная на основе

углеродного жгута Panex 35

У-3

Эпоксивинилэфирное

Плетеная на основе

углеродного жгута Panex 35

У-4

Полицианэфирное

Ткань углеродная из жгутов TohoTenax HTS-4512K E23

У-5

Эпоксидное
(с полисульфоном)

Ткань углеродная из жгута

НТS-40 3К фирмы TohoTenax

У-6

Эпоксидное
(с полисульфоном)

Ткань углеродная из жгута

НТS-45 12К фирмы TohoTenax

У-7

Эпоксидное
(с полисульфоном)

Однонаправленный углеродный наполнитель IMS65 E23 24K

О-1

Органические

волокна

Клеевое

Ткань равнопрочная
на основе волокна Русар

О-2 (препрег)

Клеевое

Ткань равнопрочная
на основе волокна Русар

Исследования образцов названных материалов в измельченном виде выполнены на дериватографе Q-1200 фирмы MOM (Венгрия) при равномерном нагревании до 900°С со скоростью нагрева 8,8°С/мин в атмосферах азота и воздуха. Спецификой исследований в воздушной атмосфере является стесненное поступление воздуха в нижние слои находящегося в тигле прибора порошкового вещества вследствие разноплановых диффузионных затруднений. Внешний вид типичных ПКМ и величины навесок соответствующих образцов представлены на рис. 1, характеристики – в табл. 2.

 

 

Рис. 1. Внешний вид образцов из углепластика У-3 (а) и органопластика О-1 (б) в исходном состоянии и термообработанных

 

Таблица 2

Масса и физическая форма образцов для термографических исследований

Вид образца

Условное обозначение образца

Величина навески, мг, в атмосфере

азота

воздуха

Разноформенные и разноразмерные

образцы толщиной 2–4 мм

У-1

У-2

У-3

У-4

У-5

У-6

У-7

307

235

277

345

267

471

240

257

359

286

422

433

378

246

Аналогичные фрагменты
толщиной 1 мм

О-1

О-2

457

85

432

172

 

Результаты и обсуждение

Термическое поведение образцов углепластиков У-1, У-3 и У-5, выбранных в качестве наиболее отличающихся среди вариантов образцов У-1–У-7 составом связующего и волокон, иллюстрируют данные рис. 2 в виде зависимостей от температуры их масс (кривые ТГ) и тепловых превращений (кривые ДТА).

Количественно более четкую картину сопоставимости массовых превращений испытанных образцов характеризуют данные табл. 3.

 

Рис. 2. Кривые ТГ (а) и ДТА (б) образцов углепластиков

 

Таблица 3

Данные термогравиметрического анализа угле- и органопластиков

Условное обозначение образца

Среда

Зольный остаток волокон (мг) / его выход (%) при температуре, °С

Температура максимально интенсивной потери
массы*, °С

300

500

700

900

У-1

Азот

Воздух

290/94,5

247/96,1

255/83,1

216/84,0

210/68,4

178/69,3

56/18,2

1/0,27

300

300

У-2

Азот

Воздух

219/93,2

333/93,0

173/73,6

254/70,8

157/66,8

222/61,8

126/53,6

105/29,4

360

320

У-3

Азот

Воздух

267/96,4

260/90,9

206/74,4

182/63,6

194/70,0

140/49,0

145/52,2

56/19,66

370

310

У-4

Азот

Воздух

341/98,8

417/99,0

271/78,6

335/79,4

255/73,9

282/66,8

150/43,4

103/24,4

410

390

У-5

Азот

Воздух

262/98,1

420/97,0

227/85,0

358/82,7

203/76,0

303/70,0

121/45,3

148/34,1

370

360

У-6

Азот

Воздух

465/98,7

375/99,2

371/78,8

295/78,0

350/74,3

243/64,3

160/34,0

113/30,0

405

380

У-7

Азот

Воздух

232/96,7

233/95,1

190/79,2

190/77,2

149/62,1

149/55,3

107/44,4

107/3,3

360

360

О-1

Азот

Воздух

440/96,3

417/96,5

277/60,6

292/67,6

222/48,6

212/49,1

182/39,9

70/16,3

390–490

360–490

О-2

Азот

Воздух

81/95,0

166/96,5

70/82,0

143/83,1

50/59,0

74/43,0

22/26,3

0/0

500

500

* По данным кривых ДТГ.

Общая картина термического разложения углепластиков такова: при нагревании до ~300°С степень их деструкции не превышает 9% (по массе), а основная потеря массы происходит в интервале температур ~(300–410)°С. Вплоть до температуры ~500°С не наблюдается заметного влияния среды на ход разложения материалов (кроме образца У-3). Выход остатков пиролиза образцов в азоте при 900°С сравнительно высок: 18,2–53,6%, а сохранность отдельных волокон, несмотря на разрушение связующего, свидетельствует об их термостойкости.

Более детальный анализ приведенной информации требует учета доступных сведений о термическом поведении компонентов, входящих в состав характеризуемых композитов – углеродных, стеклянных, арамидных волокон и связующих. Последние в углепластиках представлены различными эпоксидными смолами (табл. 1).

Авторы работ [14, 15], посвященных теории термо- и термоокислительной деструкции эпоксидных смол, показали, что их термический распад начинается при температуре ˃200°С, является радикально-цепным процессом и носит автокаталитический характер. В результате изучения продуктов термического распада эпоксидных смол предложен механизм процесса, состоящий из нескольких стадий, включая отрыв концевых групп смолы с образованием радикала, его изомеризацию с выделением таких продуктов, как акролеин и гидроксил, или распад на формальдегид и новый радикал. Кроме отрыва концевых групп имеет место разрыв связей между атомами углерода в алифатических участках цепей эпоксидной смолы. При этом могут образовываться летучие продукты с невысокой молекулярной массой. В твердых продуктах деструкции эпоксидных смол обнаружено появление термостойких конденсированных ароматических и других систем с сопряженными двойными связями.

Температура начала окисления материалов на основе эпоксидных смол колеблется в пределах 150–200°С, температура воспламенения – ниже 400°С. Основными летучими продуктами горения являются СО и СО2, в продуктах сгорания находят также муравьиную кислоту и другие вещества [16].

Известно, что основу углепластиков составляют углеродные волокна, получаемые обработкой синтетических или природных органических волокон при температурах до 3000°С в инертной среде. Такие волокна имеют исключительно высокую термостойкость: при нагревании до 1600–2000°С в отсутствие кислорода их механические показатели не изменяются. Следовательно, они химически устойчивы к нагреванию до 900°С в азоте в условиях термографических испытаний. Однако они окисляются при нагревании в присутствии кислорода: их предельная температура эксплуатации на воздухе составляет ~(300–370)°С.

Углепластик У-1 имеет связующим эпоксидную смолу, для которой заметное разложение начинается с температур ~280 и ~180°С в азоте и на воздухе соответственно (рис. 2, а), и протекает относительно равномерно вплоть до 900°С. Формы кривых ТГ для образца У-1 сравнительно близки в обеих атмосферах, хотя каждая из них и демонстрирует определенные особенности. Пиролиз приводит к частичному сохранению волокон основы, а окисление – к их выгоранию со следами золы. Фиксированные термограммами (рис. 1, а) изменения массы в целом согласуются с результатами указанных ранее исследований эпоксидных смол. Кривые же ДТА для образца У-1 в азоте и воздухе характеризуются существенными различиями, указывающими наряду с отмеченными ранее особенностями кривых ТГ на неодинаковость механизмов имеющей место деструкции.

С помощью приведенных в работе [17] термографических исследований углепластиков констатировано, что основная потеря массы в нейтральной среде происходит в интервале температур 190–490°С, причем максимальному разложению соответствует температура 380°С. При обработке в окислительной среде разложение начинается при той же температуре (190°С), но протекает быстрее. Основной процесс разложения углепластиков протекает согласно кинетическому уравнению 1-го порядка (механизм авторами работы [17] не указан).

Углепластик У-2 отличается от углепластика У-1 модификацией эпоксидного связующего винилэфирными группами, что отражается на характере термического разложения. Так, потеря массы образцом У-2 в обеих средах начинается при температурах ~(90–120)°С, в атмосферах азота и воздуха ее максимальные скорости (пики) соответствуют ~360 и ~320°С и связаны, очевидно, с распадом указанных групп. В то же время масса твердого остатка при 900°С составляет >53% в азоте (табл. 3), причем волокна частично сохранены, и лишь 29% – на воздухе, остаток в котором имеет вид черной пыли (золы).

Образец У-3 на основе плетеной углеродной ткани характеризуется, по данным кривых ДТГ, пиками потери массы при ~370 и ~310°С в атмосфере азота и воздуха соответственно, связанной с разложением связующего. При дальнейшем нагревании в азоте масса образца снижается плавно за счет частичной деструкции основы, однако высокий выход остатка (52,2%) и присутствие в нем отдельных агломератов (черной пыли – золы) различной формы свидетельствуют о высокой сохранности углеродных волокон. Окисление на воздухе при температуре выше ~500°С приводит к заметной потере массы с разрушением и самих волокон до пыли (золы), хотя полного выгорания не происходит. Превращение образца У-3 в азоте во всем интервале температур экзотермично со слабо выраженными пиками при ~100 и ~400°С (рис. 2, б), на воздухе же наблюдается также экзоэффект с четким максимумом при ~310°С, завершаемый к ~800°С.

Образец У-4 отличается от остальных как строением связующего (полицианэфирное), так и наличием термостойкого стекловолокна. Заметное разложение его начинается с ~300°С в обеих атмосферах и достигает наибольшей скорости при ~(390–410)°С. В азоте основное превращение композита завершается до ~550°С с явно выраженным максимумом около ~180°С, в атмосфере воздуха окисление как связующего, так и углеродной части волокон сопровождают экзотермические эффекты с явно выраженными максимумами (около 370 и 430°С). Вид остатка после пиролиза при 900°С позволяет судить о сохранении структуры материала, хотя и с сильной усадкой, при окислении остаются волокна.

Образец У-5 на основе эпоксидного связующего с полисульфоном и равнопрочной углеродной ткани имеет близкие значения характеристик процессов термической деструкции в азоте и воздухе. Модификация связующего повышает его термостойкость по сравнению с эпоксидной смолой: заметная потеря массы начинается при ~(200–240)°С, приобретая характер пиков при ~(360–370)°С в обеих атмосферах, далее продолжаясь равномерно. Пикам потери массы сопутствуют слабые экзотермические эффекты в азоте (~150 и 390°С) и более выраженный, связанный с окислением связующего при ~(300–360)°С, – на воздухе (рис. 2, б). Основное разложение материала протекает при температурах выше ~700°С, причем его твердые продукты характеризует более значительный выход, чем в случае однонаправленной ткани (У-1), и даже при окислении сохраняются отдельные волокна.

Образец У-6 сравним с образцом У-4: связующие различного строения имеют относительно близкие максимумы потери массы (~405°С – в азоте и ~380°С – на воздухе). Однако разложение в азоте сопровождается явными перегибами кривых ТГ при температурах ~405 и ~660°С. На воздухе окисление смолы и углеродной составляющей волокон происходит с выделением тепла, максимумы которого соответствуют температурам ~380 и ~580°С. Твердые продукты как пиролиза, так и окисления, с выходом 30–34% (табл. 3) представляют собой волокна армирующего компонента.

Характер разложения образца У-7 в азоте отличается от такового его аналога (образец У-1) большей термостойкостью связующего (максимум интенсивности разложения соответствует ~360°С) и экзотермическими проявлениями с максимумами при ~340 и ~660°С. Пиролизу образца У-7 при нагреве выше ~360°С свойственна равномерная деструкция материала с существенной потерей массы. Окисление того же образца на воздухе сходно с превращением в азоте до ~320°С, при дальнейшем нагреве образец прогрессивно деструктирует, очевидно, за счет выгорания углеродных компонентов, подтверждаемого максимумами эффектов тепловыделения при температурах ~(320–360), ~490 и ~800°С. Остатку пиролиза (сохранившиеся волокна) свойственен выход 55% (табл. 3), прокаливанию же образца У-7 в воздушной атмосфере присущ минимальный остаток лишь фрагментов таких волокон.

Исходная информация о термическом поведении образцов использованных органопластиков представлена на рис. 3, тенденции их количественно описываются данными табл. 3.

 

 

Рис. 3. Кривые ТГ (а) и ДТА(б) образцов органопластиков

 

Образцу органопластика О-1, представляющего собой композит из клеевого связующего и арамидной ткани, свойственен ряд этапов термического разложения (рис. 3, а). Отличаясь температурой начала разложения ниже ~100°С, этот образец демонстрирует, согласно данным ДТГ, два пика наиболее интенсивной потери массы (при ~390 и ~490°С в азоте), связанные, очевидно, с разложением клеевого связующего и арамидной ткани. Эти изменения на кривой ДТА (рис. 3, б) сопровождаются чередованием слабых тепловых эффектов, разрывом связей N–H, иными структурными перестройками материала [18]. При окислительной деструкции образца О-1, судя по кривой ТГ, происходят такие же превращения – кривая ДТА имеет подобный первой кривой вид, но с более выраженным экзоэффектом при ~340°С, связанным с окислением продуктов деструкции [19]. Значительный твердый остаток пиролиза при ~900°С (40%) представлен частично спеченными арамидными волокнами, существенно меньший остаток после прокаливания в атмосфере воздуха – отдельные частицы пыли (золы).

Образец О-2 – препрег органопластика – гибкая арамидная ткань, пропитанная клеевым связующим. Образец начинает терять массу (рис. 3, а) также при ~100°С, но имеет лишь один выраженный максимум разложения при ~500°С в обеих атмосферах. Дальнейший нагрев в азоте до 900°С приводит к постепенному разложению до остатка с выходом 26% (волокна сохраняются), на воздухе – к полному сгоранию материала. Разложение в первом случае сопровождается слабым экзоэффектом, во втором на кривой ДТА заметны два выраженных пика: размытый экзоэффект в области ~(90–280)°С и четко выраженный эффект при ~500°С.

 

Заключения

Обобщение изученных зависимостей позволяет констатировать, что, во-первых, термическое превращение образцов углепластиков (У-1–У-7) в азоте в основном обусловлено разложением эпоксидного связующего (при ~(300–410)°С), сопровождаемым разрушением физической структуры углеродной ткани, но сохранением ее волокон: выход последних при 900°С зависит от типа и содержания ткани и составляет 18–54% массы образца; во-вторых, поведение углепластиков при нагреве в воздушной атмосфере до ~500°С схоже с таковым в инертной атмосфере, однако далее сопровождается окислением вплоть до полного сгорания в случае образца У-2; в-третьих, органопластики при нагревании теряют связующее (~390°С) и образуют вторичные волокна с выходом 26–40% только в азоте.

Таким образом, пиролиз [20, 21] отходов изученных композитов с целью термической регенерации углеродных и минеральных волокон требует их нагревания до температур не менее 700°С и последующей оценки прежде всего механических свойств целевых продуктов. Практически целесообразно выявление возможности и эффективности использования регенерированных волокон (либо их фрагментов) при нагревании на воздухе. Изложенная информация позволяет рекомендовать условия термической обработки изученных отходов применительно к необходимому направлению их утилизации [22, 23].


ЛИТЕРАТУРА REFERENCE LIST
1. Каблов Е.Н. Композиты: сегодня и завтра // Металлы Евразии. 2015. №1. С. 36–39.
2. Каблов Е.Н. Материалы – основа любого дела // Деловая слава России. 2013. №2 (40). С. 4–9.
3. Петров А.В., Дориомедов М.С., Скрипачев С.Ю. Технологии утилизации полимерных композиционных материалов (обзор) // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2015. №8. Ст. 09. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 17.09.2017). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-8-9-9.
4. Хрульков А.В., Гусев Ю.А., Мишкин С.И., Дориомедов М.С. Эффективность утилизации композиционных материалов // Новости материаловедения. Наука и техника: электрон. науч.-технич. журн. 2016. №6 (24). Ст. 09. URL: http://www. materialsnews.ru (дата обращения: 17.09.2017).
5. Каблов Е.Н., Старцев О.В., Кротов А.С., Кириллов В.Н. Климатическое старение композиционных материалов авиационного назначения. I. Механизмы старения // Деформация и разрушение материалов. 2010. №11. С. 19–27.
6. Николайкин Н.И. Анализ модели воздействия результатов производственных процессов гражданской авиации на окружающую среду // Научный вестник Московского государственного технического университета гражданской авиации. 2006. №100. С. 48–54.
7. Oliveux G., Dandy L.O., Leeke G.A. Current status of recycling of fibre reinforced polymers: Review of technologies, reuse and resulting properties // Progress in Materials Science. 2015. Vol. 72. P. 61–99.
8. Howarth J., Mareddy S.S.R., Mativenga P.T. Energy intensity and environmental analysis of mechanical recycling of carbon fibre composite // Journal of Cleaner Production. 2014. Vol. 81. P. 46–50.
9. Pinero-Hernanza R., Garcia-Serna J., Dodds C. et al. Chemical recycling of carbon fiber composites using alcohols under subcritical and supercritical conditions // The Journal of Supercritical Fluids. 2008. Vol. 46. Issue 1. P. 83–92.
10. Pickering S.J. Recycling technologies for thermoset composite materials–current status // Composites Part A: Applied Science and Manufacturing. 2006. Vol. 37. Issue 8. P. 1206–1215.
11. Pimenta S., Pinho S.T. Recycling carbon fibre reinforced polymers for structural applications: Technology review and market outlook // Waste Management. 2011. Vol. 31. Issue 2. P. 378–392.
12. Николайкин Н.И., Николайкина Н.Е., Мелехова О.П. Экология: учебник для вузов. М.: Дрофа, 2004. 624 с.
13. Каблов Е.Н. Инновационные разработки ФГУП «ВИАМ» ГНЦ РФ по реализации «Стратегических направлений развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года» // Авиационные материалы и технологии. 2015. №1 (34). С. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
14. Feng N., Wang X., Wu D. Surface modification of recycled carbon fiber and its reinforcement effect on nylon-6 composites: Mechanical properties, morphology and crystallization behaviors // Current Applied Physics. 2013. Vol. 13. Issue 9. P. 2038–2050.
15. Шибряева Л.С., Горбунова И.Ю., Кербер М.Л. Термоокислительная деструкция композиции на основе эпоксидного олигомера // Химическая физика. 2014. Т. 33. №9. С. 65–77.
16. Кодолов В.И. Горючесть и огнестойкость полимерных материалов. М.: Химия, 1976. 126 с.
17. Захаров А.К. К вопросу о кинетике процесса термического разложения углепластиков. Химия и технология углеродистых материалов // Труды МХТИ им. Д.И. Менделеева. 1979. Вып. 105. С. 101–102.
18. Кудрявцев Г.И., Жмаева И.В. Органические волокна – армирующие материалы // Журнал ВХО. 1978. №3. С. 253–258.
19. Process for preparating acitve carbon fibers: pat 3464268 USA. B01 4 21/18; publ: 13.07.76.
20. Планковский С.И., Гарин В.О., Цегельник Е.В. Современные методы утилизации полимерных композиционных материалов // Открытые информационные и компьютерные интегрированные технологии. 2011. №51. С. 186–193.
21. Шимкин А.А. Термический анализ в контроле качества полимерных материалов // Сб. тез. докл. XX Менделеевского съезда по общей и прикладной химии в 5 т. Екатеринбург: УрО РАН, 2016. Т. 1. С. 130.
22. Дориомедов М.С., Петров А.В., Дасковский М.И., Скрипачев С.Ю. Переработка армирующих наполнителей при утилизации изделий из ПКМ // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2016. №8 (44). Ст. 12. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 17.09.2017). DOI: 10.18577/2307-6046-2016-0-8-12-12.
23. Петров А.В., Дориомедов М.С., Скрипачев С.Ю. Зарубежный опыт развития производства изделий с использованием вторично переработанных полимерных композиционных материалов (обзор) // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2015. №12. Ст. 12. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 17.09.2017). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-12-12-12.
1. Kablov E.N. Kompozity: segodnya i zavtra [Composites: today and tomorrow] // Metally Evrazii. 2015. №1. S. 36–39.
2. Kablov E.N. Materialy – osnova lyubogo dela [Materials – basis of any business] // Delovaya slava Rossii. 2013. №2 (40). S. 4–9.
3. Petrov A.V., Doriomedov M.S., Skripachev S.Yu. Tehnologii utilizacii polimernyh kompozicionnyh materialov (obzor) [Recycling technologies of polymer composite materials (review)] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2015. №8. St. 09. Available at: http://viam-works.ru (accessed: September 17, 2017). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-8-9-9.
4. Hrulkov A.V., Gusev Yu.A., Mishkin S.I., Doriomedov M.S. Effektivnost utilizacii kompozicionnyh materialov [Efficiency of utilization of composite materials] // Novosti materialovedeniya. Nauka i tehnika: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2016. №6 (24). St. 09. Available at: http://www. materialsnews.ru (accessed: September 17, 2017).
5. Kablov E.N., Starcev O.V., Krotov A.S., Kirillov V.N. Klimaticheskoe starenie kompozicionnyh materialov aviacionnogo naznacheniya. I. Mehanizmy stareniya [Climatic aging of composite materials of aviation assignment. I. Aging mechanisms] // Deformaciya i razrushenie materialov. 2010. №11. S. 19–27.
6. Nikolajkin N.I. Analiz modeli vozdejstviya rezultatov proizvodstvennyh processov grazhdanskoj aviacii na okruzhayushhuyu sredu [The analysis of model of influence of results of productions of civil aviation on environment] // Nauchnyj vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo tehnicheskogo universiteta grazhdanskoj aviacii. 2006. №100. S. 48–54.
7. Oliveux G., Dandy L.O., Leeke G.A. Current status of recycling of fibre reinforced polymers: Review of technologies, reuse and resulting properties // Progress in Materials Science. 2015. Vol. 72. P. 61–99.
8. Howarth J., Mareddy S.S.R., Mativenga P.T. Energy intensity and environmental analysis of mechanical recycling of carbon fibre composite // Journal of Cleaner Production. 2014. Vol. 81. P. 46–50.
9. Pinero-Hernanza R., Garcia-Serna J., Dodds C. et al. Chemical recycling of carbon fiber composites using alcohols under subcritical and supercritical conditions // The Journal of Supercritical Fluids. 2008. Vol. 46. Issue 1. P. 83–92.
10. Pickering S.J. Recycling technologies for thermoset composite materials–current status // Composites Part A: Applied Science and Manufacturing. 2006. Vol. 37. Issue 8. P. 1206–1215.
11. Pimenta S., Pinho S.T. Recycling carbon fibre reinforced polymers for structural applications: Technology review and market outlook // Waste Management. 2011. Vol. 31. Issue 2. P. 378–392.
12. Nikolajkin N.I., Nikolajkina N.E., Melehova O.P. Ekologiya: uchebnik dlya vuzov [Ecology: the textbook for higher education institutions]. M.: Drofa, 2004. 624 s.
13. Kablov E.N. Innovacionnye razrabotki FGUP «VIAM» GNC RF po realizacii «Strategicheskih napravlenij razvitiya materialov i tehnologij ih pererabotki na period do 2030 goda» [Innovative developments of FSUE «VIAM» SSC of RF on realization of «Strategic directions of the development of materials and technologies of their processing for the period until 2030»] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №1 (34). S. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
14. Feng N., Wang X., Wu D. Surface modification of recycled carbon fiber and its reinforcement effect on nylon-6 composites: Mechanical properties, morphology and crystallization behaviors // Current Applied Physics. 2013. Vol. 13. Issue 9. P. 2038–2050.
15. Shibryaeva L.S., Gorbunova I.Yu., Kerber M.L. Termookislitel'naya destrukciya kompozicii na osnove epoksidnogo oligomera [Thermooxidizing destruktsiya of composition on the basis of epoxy oligomer] // Himicheskaya fizika. 2014. T. 33. №9. S. 65–77.
16. Kodolov V.I. Goryuchest i ognestojkost polimernyh materialov [Combustibility and fire resistance of polymeric materials]. M.: Himiya, 1976. 126 s.
17. Zaharov A.K. K voprosu o kinetike processa termicheskogo razlozheniya ugleplastikov. Himiya i tehnologiya uglerodistyh materialov [To question of kinetics of process of thermal decomposition carbon plastics. Chemistry and technology of carbonaceous materials] // Trudy MHTI im. D.I. Mendeleeva. 1979. Vyp. 105. S. 101–102.
18. Kudryavcev G.I., Zhmaeva I.V. Organicheskie volokna – armiruyushhie materialy [Organic fibers – reinforcing materials] // Zhurnal VHO. 1978. №3. S. 253–258.
19. Process for preparating acitve carbon fibers: pat 3464268 USA. B01 4 21/18; publ: 13.07.76.
20. Plankovskij S.I., Garin V.O., Cegelnik E.V. Sovremennye metody utilizacii polimernyh kompozicionnyh materialov [Modern methods of utilization of polymeric composite materials] // Otkrytye informacionnye i kompyuternye integrirovannye tehnologii. 2011. №51. S. 186–193.
21. Shimkin A.A. Termicheskij analiz v kontrole kachestva polimernyh materialov [The thermal analysis in quality control of polymeric materials] // Sb. tez. dokl. XX Mendeleevskogo sezda po obshhej i prikladnoj himii v 5 t. Ekaterinburg: UrO RAN, 2016. T. 1. S. 130.
22. Doriomedov M.S., Petrov A.V., Daskovskiy M.I., Skripachev S.Yu. Pererabotka armiruyushchikh napolniteley pri utilizatsii izdeliy iz PKM [Processing of reinforcing fillers at utilization of products from PCM] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tekhnich. zhurn. 2016. №8. St. 12. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: September 17, 2017). DOI: 10.18577/2307-6046-2016-0-8-12-12.
23. Petrov A.V., Doriomedov M.S., Skripachev S.Yu. Zarubezhnyj opyt razvitiya proizvodstva izdelij s ispolzovaniem vtorichno pererabotannyh polimernyh kompozicionnyh materialov (obzor) [Foreign experience of manufacturing products using recycled polymer composites (review)] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2015. №12. St. 12. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: September 17, 2017). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-12-12-12.
Вы можете оставить комментарий к статье. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.