Articles

 




dx.doi.org/ 10.18577/2307-6046-2022-0-4-108-117
УДК 669.046.516.2
Buzenkov A.V., Valeev R.A., Piskorsky V.P., Morgunov R.B.
ВЛИЯНИЕ СОДЕРЖАНИЯ ИТТРИЯ НА СВОЙСТВА СПЕЧЕННЫХ МАГНИТОВ Nd–Dy–Y–Fe–Co–B

Исследовано влияние легирования иттрием на свойства спеченных магнитов Nd–Dy–Y–Fe–Co–B. Показано, что с увеличением содержания иттрия уменьшается коэрцитивная сила по намагниченности и по индукции. Величина прямоугольности кривой размагничивания несколько увеличивается. Величины остаточной индукции и намагниченности насыщения меняются незначительно, но имеют тенденцию к возрастанию с увеличением содержания иттрия. Таким образом, иттрий является нежелательной примесью в термостабильных магнитах для навигационных приборов.

Ключевые слова: постоянные магниты, редкоземельные магниты, кривая размагничивания по намагниченности, кривая размагничивания по индукции, прямоугольность кривой размагничивания, иттрий, permanent magnets, rare earth magnets, magnetization migration curve, induction curve by induction, rectangle of demagnetization curve, yttrium

Введение

С расширением спектра задач для искусственных спутников Земли изменяются также требования к точности их положения, а следовательно, и к их навигационным системам. Например, высокие требования предъявляются к точности позиционирования космических аппаратов, на борту которых установлены оптические приборы (такие как телескопы и камеры высокого разрешения), а также спутниковые системы навигации. Решающее значение для точности навигационных приборов спутников имеет точность их чувствительных элементов – гироскопов [1]. Несмотря на активное развитие в современной навигационной технике таких направлений, как оптоволоконные, лазерные и микромеханические гироскопы, до сих пор в преобладающей части систем навигации летательных и космических аппаратов в качестве чувствительных элементов используются классические механические гироскопы. Среди них одними из самых эффективных (как по соотношению стоимость/точность, так и по массогабаритным характеристикам) являются динамически настраиваемые гироскопы (ДНГ) [1], среди которых есть трехстепенные гироскопы с внутренним упругим кардановым подвесом. Специфическая особенность ДНГ – возможность точной и стабильной компенсации угловой жесткости упругих элементов подвеса с помощью инерционного момента кольца при отклонении ротора относительно оси приводного вала. Точная компенсация обеспечивается при выполнении так называемого условия динамической настройки. По сравнению с поплавковыми гироскопами ДНГ имеют преимущества по массогабаритным характеристикам и стоимости, поэтому в настоящее время ДНГ широко применяют в качестве чувствительных элементов гиростабилизированных платформ, бесплатформенных инерциальных систем и блоков, гиротахометров, а также систем бортовых курсовых вертикалей и гироинклинометров [1]. Как правило, изготовление и настройку гироскопических приборов выполняют на современных прецизионных испытательных стендах, измерительные системы которых включают прецизионные оптические устройства и цифровые системы обработки информации в реальном времени, а также точные приводные системы, обеспечивающие высокую точность калибровки. Поэтому они являются достаточно сложными и дорогими устройствами, цена которых составляет более 100000 долл., что приводит к увеличению себестоимости изготовления и испытаний гироскопов [2]. Известны ДНГ, применяемые в измерителях абсолютной угловой скорости. Недостаток данного устройства – наличие погрешности масштабного коэффициента, вызванной изменением коэффициента передачи датчика момента при изменении температуры окружающей среды. Основная доля этой погрешности обусловлена изменением характеристик постоянных магнитов, входящих в конструкцию датчика момента, при изменении температуры [3]. Таким образом, необходимы магниты, свойства которых минимально меняются с изменением температуры [3]. Другое требование – увеличение магнитной индукции в зоне расположения катушек датчика момента ДНГ, т. е. создание генератора сигнала, амплитуда которого прямо пропорциональна магнитной индукции в рабочем зазоре датчика момента в данный момент времени и не зависит от взаимного положения ротора и статора. Таким образом, можно сформулировать три основных требования к материалам магнитов: минимальная зависимость их свойств от температуры, максимально возможная величина намагниченности и равномерная величина намагниченности по внешнему диаметру кольцевого магнита. Равномерную величину намагниченности по внешнему диаметру может обеспечить только кольцевой магнит с радиальной текстурой (КМРТ), но не кольцо, собранное из отдельных сегментов, диаметрально намагниченных. Максимальную величину поля в зазоре ДНГ может обеспечить магнит с максимальной величиной намагниченности насыщения (4πIS). Цельные КМРТ любого диаметра могут быть изготовлены только из спеченных материалов систем Nd–Dy–Fe–Co–B и  Pr–Dy–Fe–Co–B [4–8]. Однако вместо диспрозия, неодима и празеодима можно использовать другие редкоземельные металлы (РЗМ) – главное, чтобы существовало соединение R2Co14B. Данное соединение существует только для R: La, Pr, Nd, Sm, Gd, Tb, Y [9].

Согласно законам механики, скорость поворота оси ДНГ обратно пропорциональна его собственной угловой скорости [10]. Погрешность гироскопа измеряется скоростью ухода его оси от первоначального положения, которая обычно измеряется в угловых градусах за единицу времени, например за час. Лучшие современные ДНГ имеют уход 10–4–10–5 градусов в час [10]. В ДНГ за счет подбора моментов инерции рамок подвеса и угловой скорости вращения ротора осуществляется компенсация упругих моментов подвеса, приложенных к ротору. К достоинствам ДНГ следует отнести их миниатюрность, высокую стабильность показаний и относительно невысокую среднюю стоимость [10], которая в России составляет ~2000 долл. [11]. К достоинствам ДНГ также относятся: технологичность конструкции, повышенная надежность, возможность функционирования в широком диапазоне температур (от –55 до +120 °С), высокие характеристики точности (~(0,01–0,1) градусов в час), большой ресурс работы (от 10000 ч) и малая потребляемая мощность [12]. Недостатками ДНГ являются меньшие ударостойкость и вибрационная прочность, вариативность вида передаточной функции ДНГ на низких частотах при изменении условий, низкая помехозащищенность [12]. Кратко остановимся на тенденциях развития современной гироскопии. В настоящее время созданы настолько точные гироскопические системы, что дальнейшего повышения точности многим потребителям уже не требуется, а сокращение средств, выделяемых для военно-промышленного комплекса в бюджетах ведущих мировых стран, резко повысило интерес к массовым гражданским применениям гироскопической техники. Наконец, выдающийся прогресс в области высокоточной спутниковой навигации сделал ненужными автономные средства навигации в тех случаях, когда сигнал со спутника может приниматься непрерывно. В настоящее время большинство навигационных задач с очень высокой точностью (доли метра) решаются с помощью GPS (Global Position System) и ГЛОНАСС. При этом исчезает необходимость в использовании даже курсовых гироскопов, так как сравнение показаний двух приемников спутниковых сигналов, установленных на расстоянии в несколько метров (например, на крыльях самолета) позволяет получить информацию о повороте самолета вокруг вертикальной оси. Следует констатировать, что эволюционное развитие классической навигации завершено, при этом главным образом обеспечены узкоспециальные потребности военно-промышленного комплекса и вынужденно сменяются приоритеты развития – в виде конкуренции спутниковых навигационных систем. Именно поэтому внимание специалистов в области гироскопии сосредоточено на поиске нетрадиционных областей применения этих приборов. Эксплуатационные характеристики ДНГ в значительной степени определяются точностью оценивания параметров гироскопа в процессе калибровки. Для аттестации гироскопа используются различные испытательные стенды, обеспечивающие калиброванные воздействия путем вращения корпуса гироскопа с большими угловыми скоростями и заданием линейных постоянных или вибрационных ускорений. Последние частично имитируют установкой гироскопа в различные фиксированные положения относительно географической системы координат. Статический многопозиционный метод калибровки является одним из широко применяемых методов оценки параметров ДНГ. Как правило, изготовление и настройку гироскопических приборов выполняют на современных прецизионных испытательных стендах [2], измерительные системы которых включают прецизионные оптические устройства и цифровые системы обработки информации, а также точные приводные системы, обеспечивающие высокую точность калибровки. Поэтому они являются достаточно сложными и дорогими устройствами, цена которых составляет >100000 долл., что приводит к повышению себестоимости изготовления и испытаний гироскопа. С момента создания ДНГ их конструкция претерпела множество изменений, благодаря которым достигнута предельно эффективная работа гироскопов. Поэтому актуальным становится вопрос минимизации погрешностей, не связанных с конструкцией, уже существующих ДНГ. Систематические составляющие дрейфа ДНГ определяются различными факторами. Одним из наиболее прогнозируемых факторов с точки зрения их возможного влияния на нестабильность дрейфа гироскопа от запуска к запуску является ориентация на магнитно-гистерезисном роторе привода вектора его намагниченности. В работе [1] поставлена задача уменьшения дрейфа ДНГ от запуска к запуску путем уменьшения составляющей, связанной с положением вектора намагниченности ротора двигателя. Для этих целей проведены экспериментальные исследования, подтверждающие наличие и повторяемость описанного явления и позволяющие провести количественную оценку его влияния на дрейф ДНГ, а также испытана методика минимизации данной погрешности на отдельно взятых ДНГ [1]. Следует отметить, что частота вращения ротора ДНГ варьируется в широких пределах и меняется от 7000 до 30000 об/мин [13]. Важным моментом является то, что в ДНГ применяются термостабильные КМРТ. Ранее такие магниты делали из термостабильного материала Sm–Co марки КС-26, однако из этого материала невозможно изготовить цельные КМРТ, поэтому делали из призм сектора́ и собирали из них КМРТ (обычно из 8 секторов). Но такое кольцо неоднородно по текстуре, поэтому оно неоднородно по значению магнитного поля на поверхности кольца и в приборе [4]. Помимо стабильности характеристик немаловажными также являются такие характеристики, как диапазон измерения угловых скоростей (˃2000 градусов в секунду) и частотный диапазон (˃100 Гц). Гироскопы, обладающие такими характеристиками, применяются на высокодинамичных объектах. Традиционные гирокомпасы относятся к высокоточным дорогим приборам с большой массой и карданным подвесом. Начиная с 1980-х гг. выявлена возможность создания этих приборов на основе нероторных гироскопов (лазерных или волоконно-оптических) как технических средств, позволяющих существенно снизить производственные и эксплуатационные расходы. Тем не менее к достоинствам ДНГ следует отнести их миниатюрность, высокую стабильность показаний, относительно невысокую стоимость.

Работа выполнена в рамках реализации комплексной научной проблемы 11.1. «Термостабильные магнитотвердые материалы и математические модели расчета их температурных характеристик для навигационных приборов нового поколения» («Стратегические направления развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года») [14].

 

Материалы и методы

В вакуумной индукционной печи ВИАМ-2002 с применением шихтовых материалов выплавляли слитки на основе неодима НМ-1 (ТУ 48-4-205–72), диспрозия металлического ДиМ-1 (ГОСТ 23862,13–79), иттрия металлического (ТУ 48-4-208–72), кобальта К0 (ГОСТ 123–2008), железа АРМКО типа 1 (ТС008789-176–2009). Для плавки готовили набивной тигель с рабочим слоем из инертной керамики на основе оксида циркония, стабилизированного оксидом иттрия, емкостью 10 кг (по железу). Бор вводили в плавку в виде лигатуры ферробора состава Fe88,7B11,3 (здесь и далее – % (по массе)). Сплавы выплавляли в вакуумной индукционной печи в атмосфере аргона. Слитки дробили до размера 630 мкм в атмосфере аргона. Тонкий помол проводили в центробежно-планетарной мельнице САНД-1 в течение 25 мин в среде помольной жидкости – трифтортрихлорэтана (C2F3Cl3) с температурой кипения 47,5 °С. Заготовки магнитов в виде призм получали прессованием с приложением магнитного поля 800 кА/м перпендикулярно усилию прессования. Спекание заготовок проводили в вакуумной печи СНВЭ 1.3.1/16 И3 при температуре 1130 °С в течение 1 ч в вакууме (10–5 мм рт. ст.). Из спеченных магнитов изготавливали образцы сферической формы размером 2–3 мм. Плотность определяли взвешиванием в дистиллированной воде и на воздухе [15]. Измерения свойств образцов проводили на вибрационном магнитометре типа «Меридиан» в полях до 1600 кА/м при температуре 20 °С. Образец ориентировали текстурой параллельно магнитному полю электромагнита. Размагничивающий фактор для сферического образца и других форм находили по формулам, приведенным в работах [16–18].

Результаты и обсуждение

На рисунке представлены кривые размагничивания по намагниченности и по индукции, измеренные при комнатной температуре для образцов с различным содержанием иттрия. Содержание остальных элементов не изменялось. Видно, что с увеличением содержания иттрия достаточно резко уменьшается коэрцитивная сила по намагниченности и по индукции.

 

 

Кривые размагничивания по намагниченности 4πI() и по индукции B()

спеченных материалов составов: (Nd0,16Dy0,38Y0,47)14,65(Fe0,74Co0,26)78,58B6,77 (а), (Nd0,31Dy0,37Y0,32)14,74(Fe0,74Co0,26)78,42B6,84 (б), (Nd0,47Dy0,37Y0,16)15,01(Fe0,74Co0,26)78,43B6,56 (в)
и  (Nd0,64Dy0,36)15,06(Fe0,74Co0,26)78,18B6,76 (г)

Основные результаты (включая фактор прямоугольности кривой размагничивания) представлены в табл. 1. Фактор прямоугольности кривой размагничивания (SF) определяли по формуле

             

где Hk – магнитное поле, при котором намагниченность составляет 90 % от величины остаточной намагниченности; Hci – коэрцитивная сила по намагниченности [19].

 

Поле Hk также называют «полем колена». Как видно из данных   табл. 1, фактор прямоугольности растет с увеличением содержания иттрия; величина плотности спеченного материала (ρ), наоборот, уменьшается с увеличением содержания иттрия.

Для материала Pr16Fe76B8 при температуре 298 К параметр SF = 0,93, а при температуре 373 К – SF = 0,90 [19]. Для материала Pr15,30Fe75,22Co3,20Cu0,40Nb0,08B5,80 при температуре 298 К параметр SF = 0,78, а при температуре 373 К – SF = 0,73 [20]. Отсюда можно сделать вывод, что легирование кобальтом уменьшает величину параметра SF.

 

Таблица 1

Свойства спеченных материалов системы NdDyYFeCoB

в зависимости от состава при температуре 20 °С

Условный номер состава

Состав материала, % (атомн.)

SF

ρ, кг/м3

Hci, кА/м

HcB, кА/м

Br,

мТл

IS,

мТл

1

(Nd0,16Dy0,38Y0,47)14,65(Fe0,74Co0,26)78,58B6,7

0,73

7380

77

77

758

771

2

(Nd0,31Dy0,37Y0,32)14,74(Fe0,74Co0,26)78,42B6,84

0,44

7460

161

71

593

666

3

(Nd0,47Dy0,37Y0,16)15,01(Fe0,74Co0,26)78,43B6,6

0,33

7580

649

521

760

765

4

(Nd0,64Dy0,36)15,06(Fe0,74Co0,26)78,18B6,76

0,47

7820

921

560

743

783

 

В работе [21] исследованы материалы, представленные в табл. 2.

 

Таблица 2

Свойства магнитов системы PrFeCoB в зависимости

от содержания кобальта и бора по данным работы [23]

Условный номер состава

Состав материала, % (атомн.)

SF

Hci,

кА/м

HcB,

кА/м

Br,

мTл

1

Pr14Fe79,9Nb0,1B6

0,68

1249

836

1170

2

Pr14(Fe0,80Co0,20)81,9Nb0,1B4

0,24

676

501

1000

3

Pr14(Fe0,80Co0,20)80,9Nb0,1B5

0,70

684

589

1200

4

Pr14(Fe0,80Co0,20)79,9Nb0,1B6

0,75

637

549

1250

5

Pr14(Fe0,80Co0,20)78,9Nb0,1B7

0,73

700

637

1240

6

Pr14(Fe0,79Co0,21)77,9Nb0,1B8

0,61

987

700

1090

 

Как видно из данных табл. 2, с увеличением содержания кобальта в составе 2 величина параметра SF уменьшается в 2,8 раза, но следует учесть  содержание бора. Когда содержание бора становится таким, как в составе 1, величина параметра SF = 0,75 (состав 4) даже больше, чем в составе 1. При этом становится максимальным и значение Br. Таким образом, в исследованных в работе [21] пределах изменения кобальта его содержание не влияет на величину параметра SF. Однако дальнейшее увеличение содержания бора опять снижает величину параметра SF (составы 5 и 6). В работе [19] показано, что в пределах содержания кислорода от 0,15 до 0,195 % (по массе) в магнитах состава Pr15,78Fe75,67Al0,5B8,05, величина параметра SF увеличивается с 0,57 до 0,66. При этом значения Hci и коэрцитивной силы по индукции (HcB) несколько возрастают. В работе [22] исследовано влияние содержания празеодима на величину параметра SF. Материал состава Pr14,5Fe78Zr0,5B7 имеет величину SF = 0,90, а материал состава Pr16Fe75,5Zr0,5B8 – величину SF = 0,96 [22]. Однако с увеличением содержания празеодима уменьшается величина Br с 1,23 до 1,19 Тл, а величина Hci – с 0,72 до 0,67 Тл. Легирование церием ухудшает величину параметра SF [23]. Так, материал состава (Pr, Nd)30,5Fe67,5M1B1,0 имеет величину параметра SF = 97,4, а материал состава [(Pr,Nd)0,73Ce0,27]30,5Fe67,5M1B1,0 – меньшую величину параметра SF = 94,3 (в данном случае составы даны в % (по массе), а М обозначает примесь алюминия, меди, галлия, циркония) [23]. Кроме того, показано, что легирование церием значительно снижает значения величин Br и Hci [23].

 

Заключения

Уменьшение плотности материала с увеличением содержания иттрия, по-видимому, связано с тем, что атомная масса составляет, а. е. м.: 88,9 – для иттрия, 144,2 – для неодима, 162,5 – для диспрозия, т. е. иттрий в ~2 раза легче, чем неодим и диспрозий. Кроме того, магнитный момент иона Y3+ как в соединении R2Fe14B, так и в соединении R2Co14B, равен нулю [24]. В работе [25] показано, что в соединении (Y1–xNdx)2Co14B величина энергии анизотропии резко уменьшается с уменьшением содержания неодима и при x = 0,4 она становится равной нулю. В исследованных материалах (табл. 1) содержание кобальта достаточно высокое, что может служить объяснением значительного уменьшения коэрцитивной силы с увеличением содержания иттрия аналогично результатам работы [25]. По-видимому, из-за достаточно высокого содержания кобальта в исследованных материалах реализуется не анизотропия «легкая ось» или «легкая плоскость», а что-то среднее, что приводит к неколлинеарному распределению намагниченности в материале. Этим можно объяснить и немонотонное изменение намагниченности насыщения и остаточной индукции с увеличением содержанием иттрия, показанное в табл. 1. В заключение следует констатировать, что легирование иттрием (или его примесь в материале) является нежелательным, поскольку приводит к уменьшению величины коэрцитивной силы как по намагниченности, так и по индукции. При этом величина остаточной индукции практически не зависит от его содержания.


ЛИТЕРАТУРА REFERENCE LIST
1. Чиркин Д.С., Рословец П.В., Татаринов Ф.В., Новиков Л.З. Уменьшение дрейфа динамически настраиваемого гироскопа от запуска к запуску // Инженерный журнал: наука и инновации. 2017. № 1 (61). Ст. 08. DOI: 10.18698/2308-6033-2017-01-1579.
2. Синюань Т., Подчезерцев В.П. Алгоритмы аттестации динамически настраиваемого гироскопа в условиях реальной ориентации относительно географической системы координат // Инженерный журнал: наука и инновации. 2017. № 10 (70). Ст. 14. DOI: 10.18698/2308-6033-2017-10-1691.
3. Динамически настраиваемый гироскоп: пат. RU 2687169 C1; заявл. 17.04.18; опубл. 07.05.19.
4. Каблов Е.Н., Пискорский В.П., Бурханов Г.С., Валеев Р.А., Моисеева Н.С., Степанова С.В., Петраков А.Ф., Терешина И.С., Репина М.В. Термостабильные кольцевые магниты с радиальной текстурой на основе Nd(Pr)–Dy–Fe–Co–B // Физика и химия обработки материалов. 2012. № 3. С. 43–47.
5. Пискорский В.П., Валеев Р.А., Королев Д.В., Моргунов Р.Б., Резчикова И.И. Влияние легирования тербием и гадолинием на термостабильность и магнитные свойства спеченных материалов Pr–Tb–Gd–Fe–Co–B // Труды ВИАМ. 2019. № 7 (79). Ст. 07. URL: http://viam-works.ru (дата обращения: 15.10.2021). DOI: 10.18577/2307-6046-2019-0-7-59-66.
6. Моргунов Р.Б., Пискорский В.П., Валеев Р.А., Королев Д.В. Температурная стабильность редкоземельных магнитов, поддерживаемая с помощью магнитокалорического эффекта // Авиационные материалы и технологии. 2019. № 1 (54). С. 88–94. DOI: 10.18577/2071-91-40-2019-0-1-88-94.
7. Мин П.Г., Вадеев В.Е., Пискорский В.П., Крамер В.В. Разработка технологии выплавки сплавов системы РЗМ–Fe–Co–B с высокой чистотой по примесям для термостабильных магнитов // Труды ВИАМ. 2016. № 1 (37). Ст. 01. URL: http://viam-works.ru (дата обращения: 15.10.2021). DOI: 10.18577/2307-6046-2016-0-1-3-9.
8. Королев Д.В., Столянков Ю.В., Пискорский В.П., Валеев Р.А., Бахметьев М.В., Дворецкая Е.В., Коплак О.В., Моргунов Р.Б. Магнитные свойства и полосовые домены в микрополосках PrDyFeCoB // Авиационные материалы и технологии. 2021. № 3 (64). Ст. 08. URL: https://journal.viam.ru (дата обращения: 15.10.2021). DOI: 10.18577/2713-0193-2021-0-3-86-93.
9. Herbst J.F. R2Fe14B materials: intrinsic properties and technological properties and technological aspects // Reviews of Modern Physics. 1991. Vol. 63. No. 4. P. 819–898.
10. Мартыненко Ю.Г. Тенденции развития современной гироскопии // Соросовский образовательный журнал. 1997. № 11. С. 120–127.
11. Блажнов Б., Несенюк Л., Пешехонов В., Старосельцев Л. Миниатюрные интегрированные системы // Электроника: Наука, Технология, Бизнес. 2001. № 5. С. 56–59.
12. Королев М.Н. Исследование технических характеристик современных типов датчиков угловой скорости // Тезисы 12-й Междунар. науч.-техн. конф. «Приборостроение-2019». М., 2019. С. 21–23.
13. Голованов В.А. Гироскопическое ориентирование. СПб.: Санкт-Петербургский государственный горный институт, 2004. 92 с.
14. Каблов Е.Н. Инновационные разработки ФГУП «ВИАМ» ГНЦ РФ по реализации «Стратегических направлений развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года» // Авиационные материалы и технологии. 2015. № 1 (34). С. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
15. Определение плотности тел гидростатическим взвешиванием: метод. рекомендации. Иркутск: Иркутск. гос. ун-т, 2003. C. 1–9.
16. Лаптева К.А., Толмачев И.И. Расчет размагничивающего фактора при продольном намагничивании в магнитопорошковой дефектоскопии // Известия Томского политехнического университета. 2012. Т. 321. № 2. С. 140–144.
17. Sato M., Ishii Y. Simple and approximate expressions of demagnetizing factors of uniformly magnetized rectangular rod and cylinder // Journal of Applied Physics. 1989. Vol. 66. No. 2. P. 983–985.
18. Chen Du-Xing, Brug J.A., Goldfarb R.B. Demagnetizing factor for cylinder // IEEE Transactions on Magnetics. 1991. Vol. 27. No. 4. P. 3601–3619.
19. Faria R.N., Takiishi H., Lima L.F.C.P., Costa I. Praseodymium-based HD-sintered magnets produced using a mixture of cast alloys // Journal of Magnetism and Magnetic Materials. 2001. Vol. 237. P. 261–266.
20. Périgo E.A., Takiishi H., Motta C.C., Faria R.N. On the squareness factor behavior of RE–FeB (RE = Nd or Pr) magnets above room temperature // IEEE Transactions on Magnetics. 2009. Vol. 45. No. 10. P. 4431–4434.
21. Angelo J.D., Motta C.C., Barbosa L.P. et al. The effect of niobium and boron content on magnetic properties and corrosion resistance of Pr–Fe–Co–B–Nb HD magnets // Material Science Forum. 2008. Vol. 591–593. P. 96–101.
22. Corfield M.R., Williams A.J., Harris I.R. The effects of long term annealing at 10008C for 24 h on the microstructure and magnetic properties of Pr–Fe–B/Nd–Fe–B magnets based on Nd16Fe76 B8 and Pr16Fe76B8 // Journal of Alloys and Compounds. 2000. Vol. 296. P. 138–147.
23. Zhang Y., Ma T., Jin J. et al. Effect of REFe2 on microstructure and magnetic properties of Nd–Ce–Fe–B sintered magnets // Acta Materialia. 2017. Vol. 128. P. 22–30.
24. Sinnema S., Franse J.J.M., Radwanski R.J. et al. Magnetic measurements on R2Fe14B and R2Co14B compounds in high fields // Journal de Physique. 1985. Vol. 46. P. C6-301–C6-304.
25. Kakol Z., Kapusta C., Figiel H. The Nd contribution to the magnetocrystalline anisotropy of (Y1–xNdx)2Co14B compounds // Journal of Magnetism and Magnetic Materials. 1988. Vol. 75. P. 141–148.
1. Chirkin D.S., Roslovets P.V., Tatarinov F.V., Novikov L.Z. Reducing the drift of a dynamically tuned gyroscope from run to run. Engineering Journal: Science and Innovations, 2017, no. 1 (61), art. 08. DOI: 10.18698/2308-6033-2017-01-1579.
2. Xinyuan T., Podchezertsev V.P. Algorithms for certification of a dynamically tuned gyroscope in conditions of real orientation relative to the geographic coordinate system. Engineering Journal: Science and Innovations, 2017, no. 10 (70), art. 14. DOI: 10.18698/2308-6033-2017-10-1691.
3. Dynamically adjustable gyroscope: pat. RU 2687169 C1; filed 17.04.18; publ. 07.05.19.
4. Kablov E.N., Piskorskiy V.P., Burkhanov G.S., Valeyev R.A., Moiseyeva N.S., Stepanova S.V., Petrakov A.F., Tereshina I.S., Repina M.V. Thermostable ring magnets with radial texture based on Nd(Pr)–Dy–Fe–Co–B. Fizika i khimiya obrabotki materialov, 2012, no. 3, pp. 43–47
5. Piskorsky V.P., Valeev R.A., Korolev D.V., Morgunov R.B., Rezchikova I.I. Terbium and gadolinium dopin g influence on thermal stability and magnetic properties of sintered magnets Pr–Tb–Gd–Fe–Co–B. Trudy VIAM, 2019, no. 7 (79), paper no. 07. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: October 15, 2021). DOI: 10.18577/2307-6046-2019-0-7-59-66.
6. Morgunov R.B., Piskorskiy V.P., Valeev R.A., Korolev D.V. The thermal stability of rare-earth magnets supported by means of the magnetocaloric effect. Aviacionnye materialy i tehnologii, 2019, no. 1 (54), pp. 88–94. DOI: 10.18577/2071-9140-2019-0-1-88-94.
7. Min P.G., Vadeev V.E., Piskorskiy V.P., Kramer V.V. Development of melting technology of high pure REM–Fe–Co–B alloys for temperature-stable magnets. Trudy VIAM, 2016, no. 1 (37), paper no. 1 Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: October 15, 2021). DOI: 10.18557/2307-6046-2016-0-1-1-1.
8. Korolev D.V., Stolyankov Yu.V., Piskorsky V.P., Valeev R.A., Bahmetiev M.V., Dvorezkaya E.V., Koplak O.V., Morgunov R.B. Magnetic properties and magnetic strip domains in micro stripes PrDyFeCoB. Aviation materials and technologies, 2021, no. 3 (64), paper no. 08. Available at: http://www.journal.viam.ru (accessed: October 15, 2021). DOI: 10.18577/2713-0193-2021-0-3-86-93.
9. Herbst J.F. R2Fe14B materials: intrinsic properties and technological properties and technological aspects. Reviews of Modern Physics, 1991, vol. 63, no. 4, pp. 819–898.
10. Martynenko Yu.G. Trends in the development of modern gyroscopy. Soros Educational Journal, 1997, no. 11, pp. 120–127.
11. Blazhnov B., Nesenyuk L., Peshekhonov V., Staroseltsev L. Miniature integrated systems. Electronics: Science, Technology, Business, 2001, no. 5, pp. 56–59.
12. Korolev M.N. Study of the technical characteristics of modern types of angular velocity sensors. Abstracts of the 12th Intern. sci.-tech. conf. "Instrument making-2019". Moscow, 2019, pp. 21–23.
13. Golovanov V.A. Gyroscopic orientation. St. Petersburg: St. Petersburg State Mining Institute, 2004. 92 p.
14. Kablov E.N. Innovative developments of FSUE «VIAM» SSC of RF on realization of «Strategic directions of the development of materials and technologies of their processing for the period until 2030». Aviacionnye materialy i tehnologii, 2015, no. 1 (34), pp. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
15. Determination of the density of bodies by hydrostatic weighing: recommendations. Irkutsk: Irkutsk. state un-t, 2003, pp. 1–9.
16. Lapteva K.A., Tolmachev I.I. Calculation of the demagnetizing factor during longitudinal magnetization in magnetic particle flaw detection. Izvestiya Tomskogo politekhnicheskogo universiteta, 2012, vol. 321, no. 2, pp. 140–144.
17. Sato M., Ishii Y. Simple and approximate expressions of demagnetizing factors of uniformly magnetized rectangular rod and cylinder. Journal of Applied Physics, 1989, vol. 66, no. 2, pp. 983–985.
18. Chen Du-Xing, Brug J.A., Goldfarb R.B. Demagnetizing factor for cylinder. IEEE Transactions on Magnetics, 1991, vol. 27, no. 4, pp. 3601–3619.
19. Faria R.N., Takiishi H., Lima L.F.C.P., Costa I. Praseodymium-based HD-sintered magnets produced using a mixture of cast alloys. Journal of Magnetism and Magnetic Materials, 2001, vol. 237, pp. 261–266.
20. Périgo E.A., Takiishi H., Motta C.C., Faria R.N. On the squareness factor behavior of RE–FeB (RE = Nd or Pr) magnets above room temperature. IEEE Transactions on Magnetics, 2009, vol. 45, no. 10, pp. 4431–4434.
21. Angelo J.D., Motta C.C., Barbosa L.P. et al. The effect of niobium and boron content on magnetic properties and corrosion resistance of Pr–Fe–Co–B–Nb HD magnets. Material Science Forum, 2008, vol. 591–593, pp. 96–101.
22. Corfield M.R., Williams A.J., Harris I.R. The effects of long term annealing at 10008C for 24 h on the microstructure and magnetic properties of Pr–Fe–B/Nd–Fe–B magnets based on Nd16Fe76 B8 and Pr16Fe76B8. Journal of Alloys and Compounds, 2000, vol. 296, pp. 138–147
23. Zhang Y., Ma T., Jin J. et al. Effect of REFe2 on microstructure and magnetic properties of Nd–Ce–Fe–B sintered magnets. Acta Materialia, 2017, vol. 128, pp. 22–30.
24. Sinnema S., Franse J.J.M., Radwanski R.J. et al. Magnetic measurements on R2Fe14B and R2Co14B compounds in high fields. Journal de Physique, 1985, vol. 46, pp. C6-301–C6-304.
25. Kakol Z., Kapusta C., Figiel H. The Nd contribution to the magnetocrystalline anisotropy of (Y1–xNdx)2Co14B compounds. Journal of Magnetism and Magnetic Materials, 1988, vol. 75, pp. 141–148.
Вы можете оставить комментарий к статье. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.