Статьи

 




dx.doi.org/ 10.18577/2307-6046-2018-0-7-58-68
УДК 669.295
ВЛИЯНИЕ ЛЕГИРОВАНИЯ ВОДОРОДОМ НА ТЕХНОЛОГИЧЕСКУЮ ПЛАСТИЧНОСТЬ И ТЕКСТУРУ ЛИСТОВЫХ ПОЛУФАБРИКАТОВ ИЗ ТИТАНОВОГО СПЛАВА ВТ23

Исследовано влияние дополнительного легирования водородом на технологическую пластичность и кристаллографическую текстуру в высокопрочном титановом сплаве ВТ23. Установлен оптимальный режим наводороживающего отжига для листовых полуфабрикатов толщиной 1,8 мм (введение 0,1% (по массе) водорода при температуре 750°С), позволяющий повысить технологическую пластичность при комнатной температуре и обеспечить после вакуумного отжига предел прочности в направлении прокатки 1050 МПа, в поперечном направлении 1110 МПа. Показано, что наводороживание не оказывает влияния на тип текстуры, сформировавшийся на стадии промышленного получения листов, а более высокие значения прочности в поперечном направлении обусловлены преимущественным расположением вдоль него нормалей к базисным плоскостям {00.2}, скольжение по которым затруднено.


Введение

Создание образцов новой техники диктует необходимость разработки перспективных материалов для удовлетворения постоянно возрастающих конструкторских требований [1–4]. В этой связи большие перспективы просматриваются в области титановых сплавов и технологий их обработки [5–9]. Вследствие удачного сочетания механических и эксплуатационных свойств титановые сплавы находят широкое применение в авиации и ракетной технике [10, 11]. В настоящее время особое внимание уделяется разработке и внедрению инновационных технологий титановых сплавов, одной из таких технологий является водородная технология [11–13]. Она основана на обратимом легировании титановых сплавов водородом и состоит в наводороживании металла до заданных концентраций, проведении технологических операций с использованием благоприятных эффектов, обусловленных водородом, и, при необходимости, вакуумном отжиге для снижения содержания водорода в деталях и конструкциях до безопасного уровня, при котором не развивается водородная хрупкость в процессе их эксплуатации [14].

За последние тридцать лет в этой области накоплен большой опыт по изучению влияния водорода как временного или постоянного легирующего элемента на закономерности фазовых и структурных превращений в титановых сплавах. Структуру и свойства деформированных полуфабрикатов из (α+β)-титановых сплавов можно изменять в широких пределах не только термической обработкой, но и применением водорода как временного или постоянного легирующего элемента, который позволяет расширить возможности управления структурой и комплексом свойств.

Однако полученные в последнее время данные свидетельствуют о необходимости уточнения некоторых вопросов взаимодействия титановых сплавов с водородом. Так, в научно-технической литературе недостаточно данных о влиянии водорода на формирование преимущественных кристаллографических ориентировок в наводороженных полуфабрикатах из титановых сплавов, а также по влиянию водорода на технологическую пластичность при изготовлении деталей с использованием эффекта «водородного пластифицирования». Поэтому вопросы, связанные с изучением закономерностей формирования кристаллографической текстуры в титановых сплавах при термоводородной обработке и пластической деформации, являются актуальными.

Работа выполнена в рамках реализации комплексной научной проблемы 2.1. «Фундаментально-ориентированные исследования» («Стратегические направления развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года») [15].

 

Материалы и методы

Исследования проводили на листовых полуфабрикатах из комплексно-легированного сплава марки ВТ23 [16, 17], полученных по промышленной технологии в условиях ПАО «Корпорация «ВСМПО-АВИСМА». Сплав ВТ23 относится к системе легирования Ti–Al–V–Mo–Cr–Fe [18, 19]. Это высокопрочный (α+β)-сплав мартенситного класса, имеющий после закалки с температур β-области структуру мартенсита αʺ [20]. Химический состав листовых полуфабрикатов представлен в табл. 1.

 

Таблица 1

Химический состав листовых полуфабрикатов из сплава ВТ23

Класс сплава

(состояние при поставке)

Полуфабрикат

(толщина)

Содержание легирующих элементов, % (по массе)

Al

V

Mo

Cr

Fe

α+β

(отожженное)

Лист

(h=1,8 мм)

4,5

4,0

1,8

0,86

0,44

Примечание. Oснова сплава – титан; примеси в соответствии с ОСТ 90013–81.

 

Для проведения исследований из листовых полуфабрикатов вырезали образцы в виде пластин размером 1,8×10×70 мм.

Введение водорода в образцы проводили термодиффузионным способом в твердой фазе в среде высокочистого молекулярного водорода [11, 21] путем осуществления наводороживающего отжига в лабораторной установке Сивертса при температурах 650 и 750°С до концентраций 0,1% (по массе) Н, а также 0,2% (по массе) Н при температуре 650°С. После полного поглощения заданного количества водорода вакуумную реторту с образцами извлекали из печи и охлаждали до комнатной температуры в потоке воздуха от вентилятора. Исследования эволюции структурно-фазового состояния при наводороживании сплава ВТ23 по вышеуказанным режимам приведены в работе [22].

Остаточная концентрация водорода в исходных образцах, измеренная спектральным методом, не превышала 0,006% (по массе). Концентрацию вводимого водорода контролировали по привесу образцов путем взвешивания на аналитических весах до и после наводороживающего отжига, а фактическое количество определяли по методике, описанной в работе [23].

Перед проведением испытаний на изгиб (для оценки технологической пластичности) рабочую часть образцов тщательно подготавливали: мелкие царапины, трещины и неровности, видимые невооруженным глазом, которые могли бы при нагружении стать концентраторами напряжений, были исключены.

Подготовку образцов для рентгеноструктурного анализа проводили по стандартной методике. Листовые образцы в количестве 3–4 шт. склеивали вместе так, чтобы торцы образовывали ровную поверхность, которую затем шлифовали и полировали до образования гладкой ювенильной поверхности. Полированные образцы подвергали химическому травлению на глубину ~0,01 мм для снятия наклепанного слоя и очистки поверхности от загрязнений в реактиве состава: 1 объемн. часть плавиковой кислоты (HF) и 3 объемн. части азотной кислоты (HNO3).

При испытаниях на изгиб применяли трехточечную схему нагружения образца, лежащего на неподвижных опорах; нагрузка прикладывалась сосредоточенной силой (через пуансоны с радиусом 2 и 5 мм) на середине расстояния между опорами. Испытания проводили до момента появления первых макротрещин (визуальная оценка) и микротрещин. Микротрещины выявляли после испытаний при помощи капиллярного метода неразрушающего контроля по опытно-промышленной методике с использованием расходных материалов фирмы HELLING (Германия).

Для количественного описания преимущественных кристаллографических ориентировок (текстуры) использовали модифицированный метод обратных полюсных фигур (ОПФ) по Харрису (с поправками Морриса по нормировке для металлов с гексагональной и кубической решетками) [24–29]. Для построения ОПФ проводили рентгенодифракционный анализ на рентгеновском дифрактометре в излучении Сu Kα для трех макронаправлений в образце: направления нормали к плоскости прокатки (НН), направления прокатки (НП) и перпендикулярного направления (ПН). При расчете полюсных плотностей для соответствующих точек на стандартных стереографических треугольниках использовали уточненные значения эталонных интегральных интенсивностей рентгеновской дифракции для ГП- и ОЦК-решеток α- и β-фаз соответственно [30].

 

Результаты и обсуждение

Сплавы (α+β)-класса составляют наиболее многочисленную группу титановых сплавов и обладают наибольшей вариативностью механических, физических и технологических свойств. Как и в сплавах других групп, основным легирующим элементом в (α+β)-сплавах является алюминий, который вводится в количестве 4,0–7,0% (по массе). Необходимое соотношение α- и β-фаз для достижения требуемого сочетания прочностных и пластических свойств обеспечивается введением различных β-стабилизаторов – Mo, V, Cr, Fe и др., а также нейтральных упрочнителей Sn, Zr. В последнее время также перспективным является дополнительное временное легирование (α+β)-сплавов водородом с целью повышения пластичности на этапах обработки давлением: в наводороженном состоянии улучшается технологическая пластичность сплавов за счет реализации эффекта «водородного пластифицирования» [11, 13, 31–33].

Известно, что на технологическую пластичность водородсодержащих
(α+β)-сплавов оказывают влияние несколько факторов:

– количественное соотношение объемных долей α- и β-фаз;

– размер частиц первичной α-фазы;

– тонкое строение и субструктура α- и β-фаз;

– содержание алюминия и β-стабилизирующих элементов в β-фазе, легированной водородом (чем больше содержится алюминия в β-фазе, тем меньше технологическая пластичность сплава).

Варьировать перечисленными параметрами можно двумя способами: либо при одной и той же температуре изменять содержание водорода, либо при одной концентрации водорода изменять температуру наводороживающего отжига. Авторы выбрали второй способ, так как он позволяет изменять перечисленные параметры в более широких пределах. При изгибе исследовали пластины толщиной 1,8 мм после наводороживающего отжига, проведенного по следующим режимам: температуру изменяли с 800 до 650°С с шагом в 50°С с насыщением образцов водородом до 0,1% (по массе), кроме того, рассматривался режим легирования водородом до 0,2% (по массе) при 650°С. Микроструктура образцов после наводороживания, количественное соотношение α- и β-фаз, а также химический состав β-фазы представлены в работе [22].

Испытания по схеме трехточечного изгиба проводили при комнатной температуре на листовых образцах, вырезанных в двух взаимно перпендикулярных направлениях: в направлении прокатки (НП) и в поперечном направлении (ПН) с радиусом пуансона 5 и 2 мм. Для сравнения, помимо образцов в наводороженном состоянии, испытаны образцы из сплава ВТ23 в состоянии поставки [34, 35]. В процессе испытаний велось прямое наблюдение за поверхностью изгиба и испытания прерывались при обнаружении первых микротрещин либо после загиба на предельный угол, который допустим в используемой испытательной установке (150 градусов).

В табл. 2 представлены результаты испытаний на изгиб листовых образцов из сплава ВТ23. При изгибе измерялся максимальный угол, на который загнулся образец, этот угол обозначали как наведенный (βнав). Кроме того, измерялся угол после снятия нагрузки, который обозначали как остаточный (βост).

Проведенные исследования показали, что при радиусе пуансона 5 мм все образцы, вырезанные в НП, после разных режимов обработки согнуты на максимальный угол без разрушения. Упругий возврат для всех образцов соответствовал приблизительно одному и тому же числу. Исключение составили образцы после наводороживающего отжига при 800°С, у которых остаточный угол загиба приблизительно на 10 градусов меньше (табл. 2). Образцы, вырезанные в поперечном направлении, загнулись на максимальный угол без образования трещин только после наводороживающего отжига при 750, 700 и 650°С до 0,1% (по массе) Н. В остальных образцах образование первых трещин наблюдалось при угле загиба ˂90 градусов.

При загибе с радиусом пуансона 2 мм все обработанные образцы, вырезанные в продольном направлении (НП), за исключением наводороживающего отжига при 800°С и состояния поставки, показали хорошую технологическую пластичность, согнувшись на максимальный угол без образования трещин (табл. 2). В то же время при испытаниях образцов, вырезанных в поперечном направлении (ПН), образование микротрещин наблюдалось при угле загиба ˂90 градусов.

Увеличение радиуса пуансона до 5 мм не привело к значительному улучшению технологической пластичности. Только два из пяти режимов обработки образцов (наводороживающий отжиг при температурах 750 и 650°С до 0,1% (по массе) Н) позволили получить угол загиба до образования первой трещины, несколько превышающий 90 градусов. Различие в поведении образцов при изгибе, вырезанных в поперечном и продольном направлениях, связано с анизотропией свойств, вследствие наличия в листовом полуфабрикате кристаллографической текстуры [36].

 

Таблица 2

Влияние режимов обработки (наводороживающий отжиг) на усилие загиба и угол загиба

Радиус

пуансона, мм

Направление

вырезки

Температура наводороживающего отжига, °С

СН, %

(по массе)

Р, Н

βнав

βост

градус

5

НП

Состояние поставки

1930

160

99

800

0,11

1851

154

89

750

0,09

1638

149

99

700

0,13

2029

155

100

650

0,11

2049

154

101

650

0,20

1781

154

97

ПН

Состояние поставки

1897

70

44

800

0,12

1773

78

54

750

0,10

1873

154

98

700

0,10

2028

150

100

650

0,13

2067

153

103

650

0,20

2072

42

18

2

НП

Состояние поставки

1630

105

73

800

0,13

2272

80

51

750

0,09

1607

151

97

700

0,11

1957

148

100

650

0,12

1709

151

102

650

0,19

1781

152

95

ПН

Состояние поставки

1812

80

55

800

0,12

2283

51

26

750

0,09

1750

78

52

700

0,10

2121

68

42

650

0,13

1830

69

44

650

0,21

1921

61

41

 

 

Примечания (условные обозначения): СН – концентрация дополнительно введенного водорода при наводороживающем отжиге; P – нагрузка (усилие) в процессе испытаний на изгиб; βнав – угол загиба образца под нагрузкой (наведенный); βост – угол загиба после снятия нагрузки (остаточный).

 

На следующем этапе работы исследовали закономерности формирования кристаллографической текстуры в листовых полуфабрикатах из сплава ВТ23 в состоянии поставки (без водорода) и в наводороженном состоянии (после наводороживающего отжига до 0,1% (по массе) Н при температуре 750°С).

Анализ ОПФ для образцов в состоянии поставки показал, что в НП формируется преимущественно призматическая текстура, которая связана с текстурой деформации высокотемпературной β-фазы {100}<110>, обычно образующейся при прокатке. В этом случае в ПН наблюдается преимущественное расположение базисной плоскости (рис. 1).

 

 

Рис. 1. Обратные полюсные фигуры листов из сплава ВТ23 толщиной 1,8 мм в состоянии поставки

 

Известно [36, 37], что при прокатке двухфазных (α+β)-титановых сплавов в (α+β)-области в НП будут преимущественно располагаться плоскости призмы типа {10.0}, в ПН – плоскости базиса {00.2} и в НН – плоскости призмы типа {11.0}, что подтверждено экспериментально.

Характер полученной кристаллографической текстуры в состоянии поставки является типичным для титановых сплавов при проведении тепловой продольно-поперечной прокатки [37, 38].

После наводороживающего отжига основные изменения происходят в текстуре β-фазы, так как увеличивается ее количество (рис. 2), при этом изменений в текстуре α-фазы практически не происходит. В направлении прокатки увеличивается полюсная плотность двух основных направлений β-фазы: <100> и <110>, в то время как в ПН и НН, несмотря на усиление всех дифракционных максимумов β-фазы, их плотность уменьшается (рис. 2), что свидетельствует о протекании процессов растекстурирования.

 

Рис. 2. Обратные полюсные фигуры листов из сплава ВТ23 толщиной 1,8 мм, дополнительно легированных 0,1% (по массе) Н при температуре 750°С

Помимо текстурных исследований листовых полуфабрикатов из сплава ВТ23 в исходном и наводороженном состоянии, проанализирована текстура образцов в наводороженном состоянии после испытаний на изгиб. Съемку проводили с плоскости деформированного образца в области максимальных растягивающих напряжений. Анализ ОПФ показал, что в процессе деформации изгибом при комнатной температуре происходит переориентация кристаллов α-фазы и формируется преимущественная базисная текстура, характерная для текстуры деформации ГП-металлов (рис. 3).

 

 

 

Рис. 3. Обратные полюсные фигуры для направления НН образца из сплава ВТ23, дополнительно легированного 0,1% (по массе) Н при температуре 750°С, после деформации изгибом при комнатной температуре

 

На заключительном этапе работы исследовали влияние вакуумного отжига на структуру и механические свойства листов из сплава ВТ23, легированных водородом. Вакуумный отжиг проводили при температуре 600°С течение 7 ч, что позволило получить конечное содержание водорода в сплаве не более 0,006% (по массе). Ниже этой температуры не происходит растворение оксидной пленки, препятствующей выходу водорода, а нагрев до более высоких температур неизбежно будет приводить к коалесценции структурных составляющих, что, несомненно, приведет к снижению прочности.

Анализ микроструктуры показал, что количество β-фазы в новодороженных образцах определяет предпочтительные места зарождения α-фазы при последующем вакуумном отжиге. С увеличением объемной доли наблюдается постепенный переход от преимущественного роста уже существующей в структуре первичной α-фазы к зарождению и росту новых частиц α-фазы. Таким образом, чем больше объемная доля β-фазы, тем дисперснее структура после дегазации и, соответственно, выше прочность при комнатной температуре (табл. 3). Самый высокий уровень прочности имели образцы с максимальной степенью дисперсности структуры, прочность которых в поперечном и продольном направлениях ˃1100 МПа. По мере уменьшения дисперсности структуры, т. е. когда процесс роста преобладает над процессом зарождения при дегазации, прочность постепенно уменьшается. Минимальную прочность имеют образцы после вакуумного отжига, если процесс наводороживания до 0,1% (по массе) Н проводили при 650°С, т. е. когда в структуре остается наибольшее количество первичной α-фазы.

 

Таблица 3

Механические свойства листов из сплава ВТ23 после вакуумного отжига

при температуре 600°С в течение 7 ч (концентрация водорода 0,1% (по массе))

Предварительная обработка –

наводороживающий отжиг

при температуре, °С

Вакуумный отжиг

Продольное направление

Поперечное направление

σв, МПа

δ, %

σв, МПа

δ, %

800

1110

9,1

1210

10,8

750

1050

13,4

1110

14,0

650

925

14,5

1070

15,8

Состояние поставки

1100

11,5

1050

12,0

 

Листовые полуфабрикаты из титановых сплавов характеризуются анизотропией механических свойств в поперечном и продольном направлениях, что также подтверждается данными, представленными в табл. 3. После вакуумного отжига значения предела прочности в поперечном направлении выше, чем в продольном, пластичность в поперечном направлении также несколько выше. Такая анизотропия механических свойств, по-видимому, связана с особенностями текстуры, формирующейся как при отжиге, так и в процессе механических испытаний.

Показано, что введение в сплав 0,1% (по массе) Н и последующий вакуумный отжиг не приводят к принципиальному изменению исходной кристаллографической текстуры, типичной для титановых сплавов после тепловой прокатки: в продольном направлении преимущественно ориентированы призматические плоскости, а в поперечном – базисные.

Показано, что более высокая прочность образцов в поперечном направлении связана с преимущественным расположением в них базисных плоскостей {00.2}, скольжение по которым идет при большем сдвиговом напряжении, чем по призматическим.

  

 

Рис. 4. Обратные полюсные фигуры для направления ПН листов из сплава ВТ23 толщиной 1,8 мм после вакуумного отжига (а) и пластической деформации (б)

 

Повышенная пластичность обусловлена переориентацией кристаллов в процессе деформации за счет двойникования типа {11.0}<10.1> с образованием призматических ориентировок {10.0}, благоприятных для пластического течения (рис. 4).

 

Заключения

1. Оценено влияние водорода на технологическую пластичность листов из сплава ВТ23. Показано, что по сравнению с состоянием поставки введение в сплав ВТ23 водорода 0,1% (по массе) при температуре 750°С приводит к увеличению технологической пластичности листовых полуфабрикатов при комнатной температуре.

2. Показано, что дополнительное легирование листовых полуфабрикатов из сплава ВТ23 водородом не изменяет тип кристаллографической текстуры, сформировавшейся на стадии промышленного получения полуфабрикатов. Поэтому, если для гибки листов толщиной около 1,8–2,2 мм выбирается пуансон радиусом ˂5 мм, раскрой листа необходимо проводить таким образом, чтобы линия изгиба располагалась поперек направления прокатки. При использовании пуансона радиусом 5 мм и более направление вырезки заготовки играет несущественную роль.

3. изучено влияние режимов вакуумного отжига на комплекс механических свойств листовых полуфабрикатов из сплава ВТ23, легированных водородом. Показано, что чем больше в структуре содержится β-фазы, тем выше прочность сплава после вакуумного отжига. Оптимальный режим наводороживания (750°С), обеспечивающий высокую технологическую пластичность при комнатной температуре, позволяет получить после низкотемпературного (600°С) вакуумного отжига предел прочности в направлении прокатки 1050 МПа, а в поперечном 1110 МПа.

4. Установлено, что более высокие значения прочности в поперечном направлении обусловлены преимущественным расположением в этом направлении нормалей к базисным плоскостям {00.2}, скольжение по которым идет при бо́льших сдвиговых напряжениях, а повышенная по сравнению с направлением прокатки пластичность связана с переориентацией кристаллитов α-фазы в процессе деформации с образованием призматических ориентировок типа {10.0}, благоприятных для пластического течения.

 

Благодарности

Авторы выражают благодарность академику РАН А.А. Ильину и д.т.н., профессору С.В. Скворцовой за помощь в получении и интерпретации экспериментальных результатов, обсуждение и критические замечания.


ЛИТЕРАТУРА REFERENCE LIST
1. Каблов Е.Н. Материалы нового поколения – основа инноваций, технологического лидерства и национальной безопасности России // Интеллект и технологии. 2016. №2 (14). С. 16–21.
2. Каблов Е.Н. Из чего сделать будущее? Материалы нового поколения, технологии их создания и переработки – основа инноваций // Крылья Родины. 2016. №5. С. 8–18.
3. Каблов Е.Н. Тенденции и ориентиры инновационного развития России: сб. научно-информационных материалов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: ВИАМ, 2015. 720 с.
4. Братухин А.Г. Современные авиационные материалы: технологические и функциональные особенности. М.: Авиатехинформ, 2003. 440 с.
5. Воздвиженский В.М., Жуков А.А., Постнова А.Д., Воздвиженская М.В. Сплавы цветных металлов для авиационной техники. Рыбинск: РГАТА, 2002. 219 с.
6. Братухин А.Г., Колачев Б.А., Садков В.В. и др. Технология производства титановых самолетных конструкций. М.: Машиностроение, 1995. 448 с.
7. Лясоцкая В.С. Термическая обработка сварных соединений титановых сплавов. М.: Экомет, 2003. 352 с.
8. Коллеров М.Ю., Ильин А.А., Филатов А.А., Мамаев В.С. Упрочняющая термическая обработка крупногабаритных полуфабрикатов и изделий из высокопрочных титановых сплавов // Металловедение и термическая обработка металлов. 2002. №5. С. 14–17.
9. Новиков И.И. Теория термической обработки металлов: учебник для вузов. 3-е изд., испр. и доп. М.: Металлургия, 1978. 392 с.
10. Колачев Б.А., Полькин И.С., Талалаев В.Д. Титановые сплавы разных стран. М.: ВИЛС, 2000. 318 с.
11. Ильин А.А., Колачев Б.А., Носов В.К., Мамонов А.М. Водородная технология титановых сплавов / под общ. ред. А.А. Ильина. М: МИСиС, 2002. 392 с.
12. Колачев Б.А., Бецофен С.Я., Бунин С.Я., Володин В.А. Физико-механические свойства легких конструкционных материалов. М.: Металлургия, 1995. 442 с.
13. Ильин А.А. Механизм и кинетика фазовых и структурных превращений в титановых сплавах. М.: Наука, 1994. 304 с.
14. Колачев Б.А. Водородная хрупкость металлов. М.: Металлургия, 1985. 216 с.
15. Каблов Е.Н. Инновационные разработки ФГУП «ВИАМ» ГНЦ РФ по реализации «Стратегических направлений развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года» // Авиационные материалы и технологии. 2015. №1 (34). С. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
16. Авиационные материалы: справочник в 13 т. 7-е изд., перераб. и доп. / под общ. ред. Е.Н. Каблова. М.: ВИАМ, 2010. Т. 6: Титановые сплавы. 96 с.
17. Яковлев А.Л., Филатов А.А., Бурханова А.А., Попова Ю.А., Ночовная Н.А Эффективность применения титанового сплава ВТ23 в новых изделиях «ОКБ Сухого» // Титан. №2 (40). 2013. С. 39–42.
18. Хоpев А.И. Комплексно-легиpованный титановый сплав ВТ23 универсального применения // Технология машиностpоения. 2007. №7. С. 5–11.
19. Хорев А.И. Титановый сплав ВТ23 и его сравнение с лучшими зарубежными сплавами // Титан. 2006. №1(18). С. 47–52.
20. Ильин А.А., Колачев Б.А., Полькин И.С. Титановые сплавы. Состав, структура, свойства: справочник. М.: ВИЛС–МАТИ, 2009. 520 с.
21. Панин П.В., Ширяев А.А., Дзунович Д.А. Построение температурно-концентрационной диаграммы фазового состава титанового сплава ВТ6, дополнительно легированного водородом // Технология машиностроения. 2014. №3 (141). С. 5–9.
22. Панин П.В., Лукина Е.А., Алексеев Е.Б. Влияние легирования водородом на структуру и фазовый состав листовых полуфабрикатов из титанового сплава ВТ23 // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2018. №7 (67). Ст. 06. URL: http://www.viam-works.ru. DOI: 10.18577/2307-6046-2018-0-7-49-57.
23. Проценко О.М., Карачевцев Ф.Н., Механик Е.А. Опыт разработки методики измерения содержания водорода в титановых сплавах // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2014. №12. Ст. 08. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 13.06.2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2014-0-12-8-8.
24. Агеев Н.В., Бабарэко А.А., Бецофен С.Я. Описание текстуры методом обратных полюсных фигур // Изв. АН СССР. Металлы. 1974. №1. С. 94–103.
25. Вишняков Я.Д., Бабарэко А.А., Владимиров С.А., Эгиз И.В. Теория образования текстур в металлах и сплавах. М.: Наука, 1979. 343 с.
26. Бородкина М.М., Спектор Э.Н. Рентгенографический анализ текстуры металлов и сплавов. М.: Металлургия, 1981. 272 с.
27. Горелик С.С., Скаков Ю.А., Расторгуев Л.Н. Рентгенографический и электронно-оптический анализ: учеб. пособие для вузов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: МИСиС, 1994. 328 с.
28. Бецофен С.Я., Смирнов В.Г., Ашмарин А.А., Шафоростов А.А. Количественные методы описания текстуры и анизотропии свойств сплавов на основе титана и магния // Титан. 2010. №2. С. 16–22.
29. Дзунович Д.А., Бецофен С.Я., Панин П.В. Методические аспекты количественного текстурного анализа листовых полуфабрикатов из ГПУ-сплавов (Ti, Zr) // Деформация и разрушение материалов. 2016. №11. С. 8–16.
30. Панин П.В., Дзунович Д.А., Лукина Е.А. Расчет эталонных интегральных интенсивностей рентгеновской дифракции для α- и β-фаз в титановых сплавах // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2017. №12 (60). Ст. 04. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 26.06.2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2017-0-12-4-4.
31. Алексеев Е.Б., Ночовная Н.А., Иванов В.И., Панин П.В., Новак А.В. Исследование влияния алюминия на фазовый состав и свойства деформированных полуфабрикатов из интерметаллидного титанового сплава ВТИ-4 // Технология легких сплавов. 2015. №1. С. 57–61.
32. Колачев Б.А., Ильин А.А., Носов В.К., Мамонов А.М. Достижения водородной технологии титановых сплавов // Технология легких сплавов. 2007. №3. С. 10–26.
33. Ильин А.А., Скворцова С.В., Мамонов А.М., Коллеров М.Ю. Фазовые и структурные превращения в титановых сплавах разных классов под действием водорода // Титан. 2007. №1 (20). С. 32–37.
34. Дзунович Д.А., Панин П.В., Лукина Е.А., Ширяев А.А. Влияние режимов термической обработки на структуру и свойства сварных крупногабаритных полуфабрикатов из титанового сплава ВТ23 // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2018. №1 (61). Ст. 07. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 26.06.2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2018-0-1-7-7.
35. Ильин А.А., Скворцова С.В., Попова Ю.А., Куделина И.М. Влияние термической обработки на формирование структуры и свойств крупногабаритных полуфабрикатов из сплава ВТ23 // Титан. 2010. №4. С. 48–53.
36. Скворцова С.В., Ильин А.А., Бецофен С.Я., Филатов А.А., Дзунович Д.А., Панин П.В. Анизотропия механических свойств и текстура листовых полуфабрикатов из титановых сплавов // Технология легких сплавов. 2006. №1–2. С. 81–87.
37. Скворцова С.В. Закономерности формирования текстуры в титановых сплавах разных классов // Авиационные материалы и технологии. 2007. №1. С. 40–42.
38. Водолозкин В.Ф., Зайцев А.В., Илларионов А.Г., Попов А.А. Производство листов из сплава Ti–6Al–2Mo–4Cr–2Fe с заданным комплексом свойств за счет управления текстурным состоянием полуфабрикатов // Титан. 2004. №1 (14). С. 34–38.
1. Kablov E.N. Materialy novogo pokoleniya – osnova innovatsij, tekhnologicheskogo liderstva i natsionalnoj bezopasnosti Rossii [Materials of new generation – basis of innovations, technological leadership and national security of Russia] // Intellekt i tekhnologii. 2016. №2 (14). S. 16–21.
2. Kablov E.N. Iz chego sdelat budushchee? Materialy novogo pokoleniya, tekhnologii ikh sozdaniya i pererabotki – osnova innovatsij [Of what to make the future? Materials of new generation, technology of their creation and processing – basis of innovations] // Krylya Rodiny. 2016. №5. S. 8–18.
3. Kablov E.N. Tendentsii i orientiry innovatsionnogo razvitiya Rossii: sb. nauchno-informatsionnykh materialov. 3-e izd., pererab. i dop. [Tendencies and reference points of innovative development of Russia: collection of scientific information materials. 3rd ed., rev. and add.]. M.: VIAM, 2015. 720 s.
4. Bratukhin A.G. Sovremennye aviatsionnye materialy: tekhnologicheskie i funktsionalnye osobennosti [Modern aviation materials: technological and functional features]. M.: Aviatekhinform, 2003. 440 s.
5. Vozdvizhenskij V.M., Zhukov A.A., Postnova A.D., Vozdvizhenskaya M.V. Splavy tsvetnykh metallov dlya aviatsionnoj tekhniki [Non-ferrous alloys for aviation engineering]. Rybinsk: RGATA, 2002. 219 s.
6. Bratukhin A.G., Kolachev B.A., Sadkov V.V. i dr. Tekhnologiya proizvodstva titanovykh samoletnykh konstruktsij [Production technology of titanic aircraft designs]. M.: Mashinostroenie, 1995. 448 s.
7.Lyasotskaya V.S. Termicheskaya obrabotka svarnykh soedinenij titanovykh splavov [Thermal processing of welded compounds of titanium alloys]. M.: Ekomet, 2003. 352 s.
8. Kollerov M.Yu., Ilin A.A., Filatov A.A., Mamaev V.S. Uprochnyayushchaya termicheskaya obrabotka krupnogabaritnykh polufabrikatov i izdelij iz vysokoprochnykh titanovykh splavov [Strengthening thermal processing of large-size semi-finished products and products from high-strength titanium alloys] // Metallovedenie i termicheskaya obrabotka metallov. 2002. №5. S. 14–17.
9. Novikov I.I. Teoriya termicheskoj obrabotki metallov: uchebnik dlya vuzov. 3-e izd., ispr. i dop. [Theory of thermal processing of metals: the textbook for higher education institutions. 3rd ed., rev. and add.]. M.: Metallurgiya, 1978. 392 s.
10. Kolachev B.A., Polkin I.S., Talalaev V.D. Titanovye splavy raznykh stran [Titanium alloys of the different countries]. M.: VILS, 2000. 318 s.
11. Ilin A.A., Kolachev B.A., Nosov V.K., Mamonov A.M. Vodorodnaya tekhnologiya titanovykh splavov / pod obshch. red. A.A. Ilina [Hydrogen technology of titanium alloys / gen. ed. by. A. Ilin]. M: MISiS, 2002. 392 s.
12. Kolachev B.A., Betsofen S.Ya., Bunin S.Ya., Volodin V.A. Fiziko-mekhanicheskie svojstva legkikh konstruktsionnykh materialov [Physicomechanical properties of easy constructional materials]. M.: Metallurgiya, 1995. 442 s.
13. Ilin A.A. Mekhanizm i kinetika fazovykh i strukturnykh prevrashchenij v titanovykh splavakh [The mechanism and kinetics of phase and structural transformations in titanium alloys]. M.: Nauka, 1994. 304 s.
14. Kolachev B.A. Vodorodnaya khrupkost metallov [Hydrogen embrittlement of metals]. M.: Metallurgiya, 1985. 216 s.
15. Kablov E.N. Innovacionnye razrabotki FGUP «VIAM» GNC RF po realizacii «Strategicheskih napravlenij razvitiya materialov i tehnologij ih pererabotki na period do 2030 goda» [Innovative developments of FSUE «VIAM» SSC of RF on realization of «Strategic directions of the development of materials and technologies of their processing for the period until 2030»] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №1 (34). S. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
16. Aviatsionnye materialy: spravochnik v 13 t. 7-e izd., pererab. i dop. / pod obshch. red. E.N. Kablova [Aviation materials: the directory in 13 vol. 7th ed., rev. and add. / gen. ed. by E.N. Kablov]. M.: VIAM, 2010. T. 6: Titanovye splavy. 96 s.
17. Yakovlev A.L., Filatov A.A., Burkhanova A.A., Popova Yu.A., Nochovnaya N.A Effektivnost primeneniya titanovogo splava VT23 v novykh izdeliyakh «OKB Sukhogo» [Efficiency of application of VT23 titanium alloy in new products of «Sukhoi Design Bureau»] // Titan. 2013. №2 (40). S. 39–42.
18. Khorev A.I. Kompleksno-legipovannyj titanovyj splav VT23 universalnogo primeneniya [Complex alloyed VT23 titanium alloy of universal application] // Tekhnologiya mashinostpoeniya. 2007. №7. S. 5–11.
19. Khorev A.I. Titanovyj splav VT23 i ego sravnenie s luchshimi zarubezhnymi splavami [VT23 titanium alloy and its comparison with the best foreign alloys] // Titan. 2006. №1 (18). S. 47–52.
20. Ilin A.A., Kolachev B.A., Polkin I.S. Titanovye splavy. Sostav, struktura, svojstva: spravochnik [Titanium alloys. Structure, structure, properties: directory]. M.: VILS–MATI, 2009. 520 s.
21. Panin P.V., Shiryaev A.A., Dzunovich D.A. Postroenie temperaturno-kontsentratsionnoj diagrammy fazovogo sostava titanovogo splava VT6, dopolnitelno legirovannogo vodorodom // Tekhnologiya mashinostroeniya. 2014. №3 (141). S. 5–9.
22. Panin P.V., Lukina E.A., Alekseev E.B. Vliyanie legirovaniya vodorodom na strukturu i fazovyj sostav listovykh polufabrikatov iz titanovogo splava VT23 [Effect of hydrogen doping on structure and phase composition of sheet semi-products of VT23 titanium alloy] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2018. №7 (67). St. 06. Available at: http://www.viam-works.ru. DOI: 10.18577/2307-6046-2018-0-7-49-57.
23. Protsenko O.M., Karachevtsev F.N., Mekhanik E.A. Opyt razrabotki metodiki izmereniya soderzhaniya vodoroda v titanovyh splavah [Experience on development of measurement procedure for determination of hydrogen content in titanium alloys] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2014. №12. St. 08. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: June 16, 2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2014-0-12-8-8.
24. Ageev N.V., Babareko A.A., Betsofen S.Ya. Opisanie tekstury metodom obratnykh polyusnykh figur [Structure description method of return polar figures] // Izv. AN SSSR. Metally. 1974. №1. S. 94–103.
25. Vishnyakov Ya.D., Babareko A.A., Vladimirov S.A., Egiz I.V. Teoriya obrazovaniya tekstur v metallakh i splavakh [The theory of formation of structures in metals and alloys]. M.: Nauka, 1979. 343 s.
26. Borodkina M.M., Spektor E.N. Rentgenograficheskij analiz tekstury metallov i splavov [Radiographic analysis of structure of metals and alloys]. M.: Metallurgiya, 1981. 272 s.
27. Gorelik S.S., Skakov YU.A., Rastorguev L.N. Rentgenograficheskij i elektronno-opticheskij analiz: ucheb. posobie dlya vuzov. 3-e izd., pererab. i dop. [Radiographic and electron-optical analysis: the manual for higher education institutions. 3rd ed., rev and add.]. M.: MISiS, 1994. 328 s.
28. Betsofen S.YA., Smirnov V.G., Ashmarin A.A., Shaforostov A.A. Kolichestvennye metody opisaniya tekstury i anizotropii svojstv splavov na osnove titana i magniya [Quantitative methods of the description of structure and anisotropy of properties of titanium-based alloys and magnesium] // Titan. 2010. №2. S. 16–22.
29. Dzunovich D.A., Betsofen S.Ya., Panin P.V. Metodicheskie aspekty kolichestvennogo teksturnogo analiza listovykh polufabrikatov iz GPU-splavov (Ti, Zr) [Methodical aspects of the quantitative textural analysis of sheet semi-finished products from CPH-alloys (Ti, Zr)] // Deformatsiya i razrushenie materialov. 2016. №11. S. 8–16.
30. Panin P.V., Dzunovich D.A., Lukina E.A. Raschet etalonnykh integralnykh intensivnostej rentgenovskoj difraktsii dlya α- i β-faz v titanovykh splavakh [Calculation of benchmark X-ray diffraction intensities for α- and β-phases in titanium alloys] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tekhnich. zhurn. 2017. №12 (60). St. 04. Available: http://www.viam-works.ru (accessed June 26, 2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2017-0-12-4-4.
31. Alekseev E.B., Nochovnaya N.A., Ivanov V.I., Panin P.V., Novak A.V. Issledovanie vliyaniya alyuminiya na fazovyj sostav i svojstva deformirovannykh polufabrikatov iz intermetallidnogo titanovogo splava VTI-4 [Research of influence of aluminum on phase structure and properties of the deformed semi-finished products from intermetallic VTI-4 titanium alloy] // Tekhnologiya legkikh splavov. 2015. №1. S. 57–61.
32. Kolachev B.A., Ilin A.A., Nosov V.K., Mamonov A.M. Dostizheniya vodorodnoj tekhnologii titanovykh splavov [Achievements of hydrogen technology of titanium alloys] // Tekhnologiya legkikh splavov. 2007. №3. S. 10–26.
33. Ilin A.A., Skvortsova S.V., Mamonov A.M., Kollerov M.Yu. Fazovye i strukturnye prevrashcheniya v titanovykh splavakh raznykh klassov pod dejstviem vodoroda [Phase and structural transformations in titanium alloys of different classes under the influence of hydrogen] // Titan. 2007. №1 (20). S. 32–37.
34. Dzunovich D.A., Panin P.V., Lukina E.A., Shiryaev A.A. Vliyanie rezhimov termicheskoj obrabotki na strukturu i svojstva svarnykh krupnogabaritnykh polufabrikatov iz titanovogo splava VT23 [Heat treatment effect on structure and properties of welded large-dimensioned semi-finished products from VT23 titanium alloy] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2018. №1 (61). St. 07. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: June 26, 2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2018-0-1-7-7.
35. Ilin A.A., Skvortsova S.V., Popova Yu.A., Kudelina I.M. Vliyanie termicheskoj obrabotki na formirovanie struktury i svojstv krupnogabaritnykh polufabrikatov iz splava VT23 [Influence of thermal processing on forming of structure and properties of large-size semi-finished products from alloy VT23] // Titan. 2010. №4. S. 48–53.
36. Skvortsova S.V., Ilin A.A., Betsofen S.Ya., Filatov A.A., Dzunovich D.A., Panin P.V. Anizotropiya mekhanicheskikh svojstv i tekstura listovykh polufabrikatov iz titanovykh splavov [Anisotropy of mechanical properties and structure of sheet semi-finished products from titanium alloys] // Tekhnologiya legkikh splavov. 2006. №1–2. S. 81–87.
37. Skvortsova S.V. Zakonomernosti formirovaniya tekstury v titanovykh splavakh raznykh klassov [Patterns of forming of structure in titanium alloys of different classes] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2007. №1. S. 40–42.
38. Vodolozkin V.F., Zajtsev A.V., Illarionov A.G., Popov A.A. Proizvodstvo listov iz splava Ti–6Al–2Mo–4Cr–2Fe s zadannym kompleksom svojstv za schet upravleniya teksturnym sostoyaniem polufabrikatov // Titan. 2004. №1 (14). S. 34–38.
Вы можете оставить комментарий к статье. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.