Статьи

 




dx.doi.org/ 10.18577/2307-6046-2018-0-7-41-48
УДК 669.721.5
ОСОБЕННОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ В ОБЛАСТИ ТЕРМИЧЕСКОЙ ОБРАБОТКИ МАГНИЕВЫХ СПЛАВОВ (обзор)

Представлен обзор технического уровня и тенденций развития в области термической обработки магниевых сплавов. Показано, что ведутся разработки новых магниевых сплавов, содержащих элементы из группы РЗМ, и создаются основы новых технологий их изготовления, при этом широко используется механизм воздействия термической обработки на структуру и прочностные свойства сплавов. Приведена зависимость повышения характеристик магниевых сплавов от состава конкретного сплава с применением определенных режимов термической обработки.


Введение

Магниевые сплавы с повышенными характеристиками прочности и жаропрочности являются перспективными наиболее легкими конструкционными материалами, обладающими по сравнению с другими металлическими конструкционными материалами рядом преимуществ: малой плотностью, высокими удельной прочностью и удельной жесткостью, хорошими демпфирующими характеристиками, сопротивлением усталости и технологичностью. За рубежом и в России эти сплавы находят применение в различных современных отраслях техники: электронике, автомобильной промышленности, авиационной промышленности, медицине и т. д. Этим объясняется растущий интерес со стороны разработчиков к магниевым сплавам [1–8].

Деформируемые магниевые сплавы успешно применяются для элементов конструкций, подвергающихся эксплуатационному нагреву, для изготовления деталей системы управления и внутреннего силового набора современных летательных аппаратов. В зарубежных изделиях для этих целей применяют деформируемые магниевые сплавы, содержащие редкоземельные металлы (РЗМ): иттрий, неодим (сплавы WE43, WE54), а также дорогостоящие РЗМ: гадолиний, диспрозий (сплав Electron 675, разработчик Magnesium Electron Limited, Великобритания) [9].

Для создания нового поколения изделий авиационно-космической техники требуются сплавы с повышенными прочностными характеристиками, не уступающие по своим характеристикам зарубежным аналогам. Использование новых материалов позволит повысить весовую эффективность на 15–20%, увеличить безопасность полетов за счет повышения надежности конструкции, улучшить летные характеристики авиационных и космических изделий, поможет исключить необходимость приобретения подобной зарубежной техники. В последние годы особое внимание уделяется возможности изготавливать детали сложной конфигурации и сварных конструкций из перспективных магниевых сплавов, содержащих РЗМ [5, 10–12].

Работа выполнена в рамках реализации комплексной научной проблемы 10.10. «Энергоэффективные, ресурсосберегающие и аддитивные технологии изготовления деформированных полуфабрикатов и фасонных отливок из магниевых и алюминиевых сплавов» («Стратегические направления развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года») [13].

 

Целью термической обработки изделий из магниевых сплавов являются повышение прочностных свойств и пластичности, снятие внутренних напряжений и стабилизация свойств. Рассмотрим некоторые особенности термической обработки магниевых сплавов.

Наиболее ответственной операцией термической обработки является закалка, так как при этой операции нагрев производится в области температур, близких к началу оплавления. Двух- или трехступенчатый нагрев под закалку снижает возможность оплавления и пережога изделий. При одноступенчатом нагреве рекомендуется, чтобы продолжительность нагрева изделий до температуры закалки была не менее 2–3 ч. Увеличение длительности нагрева способствует общему выравниванию механических свойств.

Особенностью поведения магниевых сплавов при нагреве является медленное протекание диффузионных процессов и, как следствие, длительные режимы нагрева при закалке и старении. Вследствие медленного протекания диффузионных процессов закалка многих марок сплавов может производиться в воздухе. Закалка в струе сжатого воздуха, и особенно в воде, значительно повышает прочностные свойства сплавов.

Основное назначение закалки магниевых сплавов – подготовка сплава к старению. Упрочнение при старении представляет собой обычное явление для ряда образующих магниевые сплавы систем.

Для деформированных полуфабрикатов из магниевых сплавов, не упрочняемых термической обработкой, применяют высокотемпературный (рекристаллизационный) и низкотемпературный (для снятия остаточных напряжений) отжиги. Температуру и продолжительность отжига выбирают в зависимости от природы сплава и требований, предъявляемых к уровню механических и технологических свойств сплава. Наиболее высокие температуры рекристаллизации характерны для сплавов, легированных РЗМ. Скорость охлаждения после отжига существенно не влияет на свойства большинства деформируемых магниевых сплавов [14].

Технология проведения термической обработки деформируемых магниевых сплавов, применяемая в настоящее время, использует в основном достижения прошлых лет. Тем не менее в данной области проводятся исследования и есть достижения.

В настоящее время могут быть отмечены несколько основных направлений в области термической обработки деформируемых магниевых сплавов: повышение характеристик деформируемых магниевых сплавов по схеме «теоретические предпосылки–состав сплава–технология его изготовления (в том числе применение определенных режимов термической обработки»); подбор и оптимизация легирующих элементов сплава; использование комбинированных схем ТМО (термомеханическая обработка).

Однако преобладающей является тенденция зависимости подбора оптимального режима термической обработки от содержания легирующих элементов, преимущественно РЗМ, в сплаве. Так, автор работы [15] полагает, что основным направлением повышения прочности и жаропрочности магниевых сплавов является использование для их легирования тяжелых РЗМ (Gd, Sm и др.), а также Y и Sc. На лабораторных и опытно-промышленных образцах прочность этих сплавов после термической обработки (Т6 или Т5) может достигать 450–500 МПа. Однако в промышленных условиях реализуется прочность до 400–450 МПа при относительно невысокой пластичности (2–8%). В качестве примера приведены свойства сплава системы (здесь и далее – % (по массе)) Mg–(10–12)Gd–(2–3)Y–(Zn, Zr) – разработка Института прикладной химии Академии наук Китая. Сплав рекомендуется как материал с высоким сопротивлением ползучести до 350°С при прочности соответственно в условиях 20°С (300°С) – σв=500 (270) МПа; σ0,2=450 МПа; δ=3–6%.

Сплав WGZ1152 системы Mg–11Y–5Gd–2Zn–0,5Zr после проведения старения при температуре 225°С в течение 24 ч (состояние Т6) показывает аномальную положительную температурную зависимость прочности от комнатной температуры до 250°С и сохраняет прочность ˃260 МПа вплоть до 300°С. Предел прочности при растяжении при комнатной температуре сплава после старения (Т6) – σв=307±6 МПа, а удлинение – δ=1,4±0,3% [16].

Компанией Societe Hispano-Suiza рассматривается способ производства деталей из магниевого сплава системы Mg–(0,2–1,3)Zn–(2–4,5)Nd–(0,2–1,0)Zr–(0,2–0,7)РЗМ с атомной массой от 62 до 71 методом горячей ковки. Объемная штамповка в закрытых и открытых штампах проводится при температуре ˃400°С, что повышает прочностьи технологичность сплава. Способ позволяет получать корпусные детали ракетно-космических изделий, работающих при температурах до 200°С длительно и при 300°С кратковременно и не подвергающихся старению. Кратковременная прочность при 150°С составляет ~(165–170) МПа, при 300°С – σв≈113 МПа [17].

Исследование магниевых сплавов с РЗМ дает основание считать, что наиболее перспективными материалами для практического использования являются те, которые содержат РЗМ разных подгрупп: цериевой и иттриевой [18]. Эти сплавы характеризуются повышенными прочностными свойствами при комнатной и повышенной температурах. Изучение этих сплавов позволяет сделать два основных вывода:

– в тройных сплавах магния с РЗМ разных подгрупп прослеживается влияние каждого из РЗМ на поведение при распаде пересыщенного магниевого твердого раствора, характерного для двойных сплавов с другим РЗМ. Эффект упрочнения при распаде в тройных сплавах оказывается более высоким, чем в двойных сплавах с близким содержанием РЗМ;

– изменение характера распада магниевого твердого раствора в тройных сплавах с РЗМ разных подгрупп по сравнению с двойными сплавами может быть объяснено растворимостью РЗМ каждой из подгрупп в продуктах распада другого РЗМ [19].

Авторами стати [20] установлено, что эффективным является одновременное применение двух и более редкоземельных элементов (РЗЭ), принадлежащих к различным подгруппам. В результате совместного легирования магниевого сплава РЗЭ из разных подгрупп время достижения наибольшего эффекта при старении сокращается по сравнению со сплавом, легированным только одним элементом – в частности, иттрием. Оптимальной температурой старения можно считать 200°С.

В исследовании, приведенном в работе [21], на горячепрессованной плите сплава типа ИМВ7-1 (5,0–6,5% Y, 3,5–5,5% Gd, 0,15–0,7% Zr, основа – Mg) после старения (температура 200°С, продолжительность – до 128 ч) достигнуты следующие значения механических свойств при кратковременных испытаниях на растяжение в продольном направлении: σв=435 МПа, σ0,2=338 МПа, δ=4,9% – при комнатной температуре и σв=165 МПа, σ0,2=141 МПа, δ=11,1% – при 300°С при низкой анизотропии.

Исследовано влияние РЗЭ иттрия и неодима (в соотношении 3:2) при процентом содержании 1–4% на микроструктуру и механические свойства при повышенных температурах сплава AZ81 [22]. Результаты показали, что соответствующее содержание РЗМ заметно улучшает микроструктуру сплава, снижает количество фазы β-Mg17Al12, образует интерметаллиды Al2Y и Al2Nd. После термообработки на твердый раствор (закалки), с увеличением процентного содержания РЗМ, предел прочности и относительное удлинение сплава (при комнатной температуре, 150 и 250°С) сначала увеличиваются, затем уменьшаются. Когда содержание РЗМ превышает 2%, значение предела прочности при комнатной температуре и при 150°С достигают максимума и составляют 282 и 212 МПа соответственно. При этом значение относительного удлинения при комнатной и повышенной температурах также достигает максимума 13 и 15% соответственно.

Установлено, что гомогенизация повышает запас пластичности сплава. Для сложнолегированного сплава явные преимущества имеет ступенчатая гомогенизация. Проведение двухступенчатой гомогенизации литых заготовок способствует также расширению температурного интервала деформации сплава МА5 без опасности оплавления. В результате запас пластичности сплава увеличивается приблизительно в 1,3–2 раза по сравнению с литым состоянием или состоянием после одноступенчатой гомогенизации. Анализ результатов испытания механических свойств прессованных прутков из сплава МА5 в исходном (горячепрессованном) состоянии и после термической обработки, включающей закалку (режим Т4), закалку+старение (режим Т6), а также после старения (режим Т1) подтверждает, что сплав термически упрочняется. Максимальный уровень прочности получен на прутке в состоянии Т6 [23].

Для деформируемого сплава Mg–6,5Zn–1Y рассмотрены различные режимы термообработки и получены следующие результаты: естественное старение в течение 3 лет – σв=263 МПа, σв.сж=238 МПа; после отжига при 400°С – σв=190 МПа; σв.сж=186 МПа; после отжига+старение при 200°С – σв=241 МПа; σв.сж=220 МПа [23].

Для экспериментальных сплавов, имеющих составы Mg–3Y и AZ31+1Y, проводился гомогенизационный отжиг при 380°С в течение 12 ч, затем дальнейший отжиг при температуре 400°С в течение 10 мин. В результате размер зерна литой заготовки снизился до 103–115 мкм [24].

В статье [25] рассмотрено влияние режимов гомогенизации слитков Æ650 мм из сплавов МА14, МА19 и МА20 на структуру и механические свойства. Исследованы различные режимы гомогенизационного отжига – 1 режим: 350°С, 12 ч; 2 режим: 390°С, 12 ч; 3 режим: 410°С, 12 ч. В зависимости от требований к уровню механических свойств может быть рекомендован один из указанных режимов.

Исследователями из Национального Института металловедения (National Institute for Metals Science – Япония) [26] рассматривается возможность улучшения свойств недорогих магниевых сплавов системы Mg–Sn–Zn–Al (например, сплава марки TZA542) за счет оптимизации режимов термообработки (закалка+старение). При этом установлено, что достижение хорошего сочетания свойств при сжатии и растяжении прессованных прутков после выбранных режимов термической обработки объясняется особенностями морфологии и топологии упрочняющих частиц интерметаллидной фазы Mg2Sn.

Упрочнение при старении представляет собой обычное явление для ряда образующих сплавы систем, включая сплавы на основе магния. Многие литейные и деформируемые сплавы магния способны к упрочнению при старении. Наиболее распространенными за рубежом являются сплавы на основе систем Mg–Zn(–Zr) (серия ZK), Mg–Zn–Cu (серия ZC), Mg–Zn–RE (серии ZE и EZ, где RE – означает редкоземельные элементы), Mg–Zn–Mn(–Al) (серия ZM), Mg–Al–Zn(–Mn) (серии AZ и AM), Mg–Y–RE(–Zr) (серия WE), Mg–Ag–RE(–Zr) (серии QE и EQ), Mg–Sn(–Zn, Al, Si), в России это сплавы систем Mg–Zn–Zr, Mg–РЗМ–Mn и Mg–A–Zn. Упрочнение при старении происходит в основном в результате образования мелкодисперсных выделений, которые упрочняют магниевую основу и формируют препятствия для скольжения дислокации, увеличивая таким образом способность сплава противостоять деформации, приводящей к разрушению. В общем случае оптимальное упрочнение достигается при наличии высокой плотности однородно распределенных и очень близко расположенных дисперсных выделений, через которые затруднено прохождение скользящих дислокаций.

Несмотря на то что в основном сплавы на основе магния подвергают термообработке при повышенной температуре (обычно Т6), в работе [27] предложен способ низкотемпературного старения.

По мнению автора работы [27], низкотемпературная термообработка применима к любым дисперсионно-твердеющим сплавам на основе магния – как к литейным, так и к деформируемым. Данный вид термической обработки высокоэффективен для сплавов, содержащих ускорители старения, т. е. элементы, способствующие зародышеобразованию дисперсных выделений и увеличивающие скорость зародышеобразования. Например, в сплавах магния, содержащих в качестве основного легирующего элемента цинк, такими ускорителями могут являться марганец и алюминий. В результате введения помимо ускорителей других легирующих добавок низкотемпературная термообработка может быть ускорена, что приводит к обеспечению улучшенных механических свойств, таких как пластичность, уровни прочности и твердости, сравнимых или превосходящих таковые, достигнутые в условиях термообработки по режиму Т6. Вязкость разрушения сплавов также может быть значительно повышена с использованием способа, представленного в патенте на изобретение. Низкотемпературную термообработку сплава проводят после гомогенизационного отжига и закалки (сплав следует не просто охладить, а быстро закалить в соответствующей закалочной жидкости). После закалки сплав обычно сразу помещают в температурные условия старения или оставляют при температуре окружающей среды в случае термообработки при комнатной температуре. Низкотемпературное старение обычно проводят при температуре окружающей среды и 110±10°С.

В работе [28] авторами предложен способ термической обработки сплава системы Mg–Zn–Zr, который при минимальном расходе тепловой и электрической энергии обеспечил бы сохранение всех положительных характеристик материала деталей (в данном случае – мотоциклетных дисков). На Красноярском металлургическом заводе (ООО «КраМЗ») при подготовке указанных заготовок применяют длительную термическую гомогенизацию. Между тем расход тепловой энергии можно уменьшить, если применять термоциклическую обработку (ТЦО), которая оказывает благотворное влияние на ускоренные структурные изменения в сплаве и сокращает длительность гомогенизации. Отличие термоциклической обработки от термической заключается в  использовании многократных нагревов и охлаждений с оптимальными скоростями и отсутствием выдержки при максимальных температурах нагрева.

Одним из направлений в исследованиях термической обработки деформируемых магниевых сплавов является применение различных режимов рекристаллизационных отжигов.

Автор работы [29] видит в качестве одного из основных путей создания деформируемых магниевых сплавов и полуфабрикатов из них с повышенной пластичностью (деформируемостью) применение различных режимов рекристаллизационных отжигов (в основном после тепловой и холодной прокатки) для регламентирования зеренной структуры, степени рекристаллизации и кристаллографической текстуры магниевых сплавов (состояния М, Н2 и т. п.).

Установлено [30], что в деформируемых магниевых сплавах с РЗМ возможно получение стабильных прочностных и пластических свойств путем применения низкотемпературного рекристаллизационного отжига. Комплексное легирование РЗМ и применение рекристаллизационного отжига позволяет получать оптимальное сочетание свойств в деформированных полуфабрикатах.

 

Заключения

Таким образом, исходя из вышеизложенного можно сделать вывод, что термическая обработка является немаловажной составляющей технологического процесса изготовления изделия. Создаются основы новых технологий изготовления магниевых сплавов, при этом широко используется механизм воздействия деформации и термической обработки на структуру, фазовый состав, а также на прочностные свойства сплавов. Преобладающей тенденцией развития в области термической обработки магниевых сплавов является зависимость подбора оптимального режима термической обработки от содержания легирующих элементов, преимущественно РЗМ, в сплаве.


ЛИТЕРАТУРА REFERENCE LIST
1. Каблов Е.Н. Авиакосмическое материаловедение // Все материалы. Энциклопедический справочник. 2008. №3. С. 2–14.
2. Каблов Е.Н., Оспенникова О.Г., Вершков А.К. Редкие металлы и редкоземельные элементы – материалы современных и будущих высоких технологий //Авиационные материалы и технологии. 2013. №S2. С. 3–10. DOI: 10.18577/2071-9140-2013-0-S2-3-10.
3. Корнышева И.С., Волкова Е.Ф., Гончаренко Е.С., Мухина И.Ю. Перспективы применения магниевых и литейных алюминиевых сплавов // Авиационные материалы и технологии. 2012. № S. C. 212–222.
4. Волкова Е.Ф. Анализ и итоги Международной конференции «Магний–21. Новые горизонты» (обзор) // Авиационные материалы и технологии. 2016. №1 (40). С. 86–94. DOI: 10.18577/2071-9140-2016-0-1-86-94.
5. Каблов Е.Н. Материалы и химические технологии для авиационной техники // Вестник Российской академии наук. 2012. Т. 82. №6. С. 520–530.
6. Волкова Е.Ф., Антипов В.В. Магниевые деформируемые сплавы // Все материалы. Энциклопедический справочник. 2012. №5. С. 20‒26.
7. Волкова Е.Ф. Современные деформируемые сплавы и композиционные материалы на основе магния // Металловедение и термическая обработка металлов. 2006. №11. С. 5–9.
8. Каблов Е.Н. Авиационное материаловедение: итоги и перспективы // Вестник Российской академии наук. 2002. Т. 72. №1. С. 3–12.
9. Дуюнова В.А., Волкова Е.Ф., Уридия З.П., Трапезников А.В. Динамика развития магниевых и литейных алюминиевых сплавов // Авиационные материалы и технологии. 2017. №S. С. 225–241. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-S-225-241.
10. Волкова Е.Ф., Дуюнова В.А., Иода Е.Н., Пантелеев М.Д. Особенности свариваемости нового деформируемого магниевого сплава ВМД16 // Сварочное производство. 2017. №6. С. 3–11.
11. Woo W., Feng Z., Wang X.-L., David S.A. Neutron diffraction measurements of residual stresses in friction stir welding: a review // Sci. Tech. Welding and Joining. 2011. Vol. 16 (1). P. 23–32.
12. Woo W., Choo H., Prime M.B. et al. Microstructure, texture, and residual stress in a friction stir processed AZ31B Mg alloy // Acta Materialia. 2008. Vol. 56 (8). P. 1701–1711.
13. Каблов Е.Н. Инновационные разработки ФГУП «ВИАМ» ГНЦ РФ по реализации «Стратегических направлений развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года» // Авиационные материалы и технологии. 2015. №1 (34). С. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
14. Антонов Е.Г., Арбузов Б.А., Бабкин В.М. и др. Магниевые сплавы: справочник. М.: Металлургия, 1978. Ч. 2: Технология производства и свойства отливок и деформированных полуфабрикатов. С. 208–216.
15. Елкин Ф.М. Деформируемые магниевые сплавы: современное состояние и перспективы // Технология легких сплавов. 2009. №3. С. 9–20.
16. Yin D.D., Wang Q.D., Gao Y. et al. Effects of heat treatments on microstructure and mechanical properties of Mg–11Y–5Gd–2Zn–0,5Zr (wt. %) alloy // Alloys and Compounds. 2011. Vol. 509. No. 5. P. 1696–1704.
17. Process for manufacturing hot-forged parts made of a magnesium alloy: pat. FR2904005 (A1); field: 25.01. 08; publ. 25.03.08.
18. Мостяев И.В. РЗЭ – фактор качественного повышения свойств магниевых сплавов (обзор) // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2015. №7. Ст. 02. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 11.06.2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-7-2-2.
19. Рохлин Л.Л., Добаткина Т.В., Никитина Н.И., Тарытина И.Е. Исследование магниевых сплавов с двумя редкоземельными металлами разных подгрупп, цериевой и иттриевой // Институт металлургии и материаловедения им. А.А. Байкова РАН – 70 лет: сб. науч. тр. М.: Интерконтакт Наука, 2008. С. 304–315.
20. Волкова Е.Ф., Рохлин Л.Л., Бецофен С.Я., Акинина М.В. Исследование влияния РЗЭ иттриевой и цериевой подгрупп на свойства магниевых сплавов // Технология легких сплавов. 2014. №2. С. 42–48.
21. Рохлин Л.Л., Добаткина Т.В., Никитина Н.И., Тарытина И.Е., Лукьянова Е.А. Поведение при отжиге высокопрочного магниевого сплава ИМВ7-1 системы Mg–Y–Gd–Zr // Перспективные материалы. 2011. №6. С. 53–58.
22. Jian-Chang Xie, Quan-An Li, Xiao-Qiang Wang, Jian-Hong Li. Microstructure and mechanical properties of AZ81 magnesium alloy with Y and Nd elements // Transactions of Nonferrous Metals Society of China. 2008. Vol. 18. Issue 2. P. 303–308.
23. Волкова Е.Ф., Синебрюхов С.Л., Гнеденков С.В., Бецофен С.Я. Влияние деформации и термической обработки на структуру и свойства магниевого сплава МА5 // Металловедение и термическая обработка металлов. 2012. №10. С. 55–59.
24. Pekguleryuz M.O. Magnesium alloy development for high-temperature automotive applications // Proceedings of the Second Russian International Conference «Magnesium – Broad Horizons». СПб., 2007 (CD).
25. Овсянников Б.В., Замятин В.М. Влияние технологических факторов на структуру и механические свойства слитков и полуфабрикатов из магниевых сплавов // Proceedings of the Second Russian International Conference «Magnesium – Broad Horizons» СПб., 2007 (CD).
26. Sasaki T.T., Ohkubo T., Hono K. Age Hardening Behavior of Mg–l.2Sn–l.7Zn Alloy Containing Al // Magnesium Technology. P. V: Alloy and Microstructural Design. 2012. P. 179–185.
27. Способ температурной обработки сплавов магния: пат. 2454479 Рос. Федерация; заявл. 20.06.11; опубл. 27.06.12.
28. Меркулова Г.А., Богданова Т.А., Мартынова Я.А. Поиск энергосберегающей технологии при подготовке заготовок для штамповки деталей из магниевого сплава системы магний-цинк-цирконий // Материалы конф. «Научно-исследовательские проблемы в области энергетики и энергосбережения». 2010. С. 114–116.
29. Елкин Ф.М. Основные пути повышения пластичности деформируемых Mg-сплавов // Proceedings of the First Russian International Conference and Exhibition of «Magnesium – Broad Horizons», November 29– December 12, 2005 (CD).
30. Волкова Е.Ф. Анализ состояния и перспективы развития деформируемых магниевых сплавов // Proceedings of the First Russian International Conference and Exhibition of «Magnesium – Broad Horizons», November 29 – December 12, 2005 (CD).
1. Kablov E.N. Aviakosmicheskoe materialovedenie [Aerospace materials science] // Vse materialy. Entsiklopedicheskij spravochnik. 2008. №3. S. 2–14.
2. Kablov E.N., Ospennikova O.G., Vershkov A.V. Redkie metally i redkozemelnye elementy – materialy sovremennyh i budushhih vysokih tehnologij [Rare metals and rare-earth elements are materials for modern and future high technologies] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2013. №S2. S. 3–10.
3. Kornysheva I.S., Volkova E.F., Goncharenko E.S., Muhina I.Yu. Perspektivy primeneniya magnievyh i litejnyh alyuminievyh splavov [Perspectives of application of magnesium and cast aluminum alloys] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2012. №S. S. 212–222.
4. Volkova E.F. Analiz i itogi Mezhdunarodnoj konferencii «Magnij–21. Novye gorizonty» (obzor) [The analysis and results of the International conference «Magnesium–21. Broad horizons» (review)] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2016. №1 (40). S. 86–94. DOI: 10.18577/2071-9140-2016-0-1-86-94.
5. Kablov E.N. Materialy i khimicheskie tekhnologii dlya aviatsionnoj tekhniki [Materials and chemical technologies for aviation engineering] // Vestnik Rossijskoj akademii nauk. 2012. T. 82. №6. S. 520–530.
6. Volkova E.F., Antipov V.V. Magnievye deformiruemye splavy [Magnesium deformable alloys] // Vse materialy. Entsiklopedicheskij spravochnik. 2012. №5. S. 20‒26.
7. Volkova E.F. Sovremennye deformiruemye splavy i kompozitsionnye materialy na osnove magniya [Modern deformable alloys and composite materials on the basis of magnesium] // Metallovedenie i termicheskaya obrabotka metallov. 2006. №11. S. 5–9.
8. Kablov E.N. Aviatsionnoe materialovedenie: itogi i perspektivy [Aviation materials science: results and perspectives] // Vestnik Rossijskoj akademii nauk. 2002. T. 72. №1. S. 3–12.
9. Duyunova V.A., Volkova E.F., Uridiya Z.P., Trapeznikov A.V. Dinamika razvitiya magnievyh i litejnyh alyuminievyh splavov [Dynamics of the development of magnesium and cast aluminum alloys] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2017. №S. S. 225–241. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-S-225-241.
10. Volkova E.F., Duyunova V.A., Ioda E.N., Panteleev M.D. Osobennosti svarivaemosti novogo deformiruemogo magnievogo splava VMD16 [Features of bondability of new deformable VMD16 magnesium alloy] // Svarochnoe proizvodstvo. 2017. №6. S. 3–11.
11. Woo W., Feng Z., Wang X.-L., David S.A. Neutron diffraction measurements of residual stresses in friction stir welding: a review // Sci. Tech. Welding and Joining. 2011. Vol. 16 (1). P. 23–32.
12. Woo W., Choo H., Prime M.B. et al. Microstructure, texture, and residual stress in a friction stir processed AZ31B Mg alloy // Acta Materialia. 2008. Vol. 56 (8). P. 1701–1711.
13. Kablov E.N. Innovacionnye razrabotki FGUP «VIAM» GNC RF po realizacii «Strategicheskih napravlenij razvitiya materialov i tehnologij ih pererabotki na period do 2030 goda» [Innovative developments of FSUE «VIAM» SSC of RF on realization of «Strategic directions of the development of materials and technologies of their processing for the period until 2030»] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №1 (34). S. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
14. Antonov E.G., Arbuzov B.A., Babkin V.M. i dr. Magnievye splavy: spravochnik [Magnesium alloys: directory]. M.: Metallurgiya, 1978. Ch. 2: Tekhnologiya proizvodstva i svojstva otlivok i deformirovannykh polufabrikatov. S. 208–216.
15. Elkin F.M. Deformiruemye magnievye splavy: sovremennoe sostoyanie i perspektivy [Deformable magnesium alloys: current state and perspectives] // Tekhnologiya legkikh splavov. 2009. №3. S. 9–20.
16. Yin D.D., Wang Q.D., Gao Y. et al. Effects of heat treatments on microstructure and mechanical properties of Mg–11Y–5Gd–2Zn–0,5Zr (wt. %) alloy // Alloys and Compounds. 2011. Vol. 509. No. 5. P. 1696–1704.
17. Process for manufacturing hot-forged parts made of a magnesium alloy: pat. FR2904005 (A1); field: 25.01. 08; publ. 25.03.08.
18. Mostyaev I.V. RZE – faktor kachestvennogo povysheniya svojstv magnievyh splavov (obzor) [REE – quality factor increase properties of magnesium alloy (review)] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2015. №7. St. 02. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: June11, 2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-7-2-2.
19. Rokhlin L.L., Dobatkina T.V., Nikitina N.I., Tarytina I.E. Issledovanie magnievykh splavov s dvumya redkozemelnymi metallami raznykh podgrupp, tserievoj i ittrievoj [Research of magnesium alloys with two rare earth metals of different subgroups, ceric and yttric] // Institut metallurgii i materialovedeniya im. A.A. Bajkova RAN – 70 let: sb. nauch. tr. M.: Interkontakt Nauka, 2008. S. 304–315.
20. Volkova E.F., Rokhlin L.L., Betsofen S.YA., Akinina M.V. Issledovanie vliyaniya RZE ittrievoj i tserievoj podgrupp na svojstva magnievykh splavov [Research of influence of RZE of yttric and ceric subgroups on properties of magnesium alloys] // Tekhnologiya legkikh splavov. 2014. №2. S. 42–48.
21. Rokhlin L.L., Dobatkina T.V., Nikitina N.I., Tarytina I.E., Lukyanova E.A. Povedenie pri otzhige vysokoprochnogo magnievogo splava IMV7-1 sistemy Mg–Y–Gd–Zr [Behavior when annealing high-strength IMV7-1 magnesium alloy of Mg-Y-Gd-Zr system] // Perspektivnye materialy. 2011. №6. S. 53–58.
22. Jian-Chang Xie, Quan-An Li, Xiao-Qiang Wang, Jian-Hong Li. Microstructure and mechanical properties of AZ81 magnesium alloy with Y and Nd elements // Transactions of Nonferrous Metals Society of China. 2008. Vol. 18. Issue 2. P. 303–308.
23. Volkova E.F., Sinebryukhov S.L., Gnedenkov S.V., Betsofen S.Ya. Vliyanie deformatsii i termicheskoj obrabotki na strukturu i svojstva magnievogo splava MA5 [Influence of deformation and thermal processing on structure and properties of MA5 magnesium alloy] // Metallovedenie i termicheskaya obrabotka metallov. 2012. №10. S. 55–59.
24. Pekguleryuz M.O. Magnesium alloy development for high-temperature automotive applications // Proceedings of the Second Russian International Conference «Magnesium – Broad Horizons». СПб., 2007 (CD).
25. Ovsyannikov B.V., Zamyatin V.M. Vliyanie tekhnologicheskikh faktorov na strukturu i mekhanicheskie svojstva slitkov i polufabrikatov iz magnievykh splavov [Influence of technology factors on structure and mechanical properties of ingots and semi-finished products from magnesium alloys] // Proceedings of the Second Russian International Conference «Magnesium – Broad Horizons» SPb., 2007 (CD).
26. Sasaki T.T., Ohkubo T., Hono K. Age Hardening Behavior of Mg–l.2Sn–l.7Zn Alloy Containing Al // Magnesium Technology. P. V: Alloy and Microstructural Design. 2012. P. 179–185.
27. Sposob temperaturnoj obrabotki splavov magniya: pat. 2454479 Ros. Federatsiya [Way of temperature processing of alloys of magnesium: pat. 2454479 Rus. Federation]; zayavl. 20.06.11; opubl. 27.06.12.
28. Merkulova G.A., Bogdanova T.A., Martynova YA.A. Poisk energosberegayushchej tekhnologii pri podgotovke zagotovok dlya shtampovki detalej iz magnievogo splava sistemy magnij-tsink-tsirkonij [Search of energy saving technology by preparation of preparations for punching of details from magnesium alloy of system magnesium-zinc-zirconium] // Materialy konf. «Nauchno-issledovatelskie problemy v oblasti energetiki i energosberezheniya». 2010. S. 114–116.
29. Elkin F.M. Osnovnye puti povysheniya plastichnosti deformiruemykh Mg-splavov [Main ways of increase of plasticity of deformable Mg-alloys] // Proceedings of the First Russian International Conference and Exhibition of «Magnesium – Broad Horizons», November 29– December 12, 2005 (CD).
30. Volkova E.F. Analiz sostoyaniya i perspektivy razvitiya deformiruemykh magnievykh splavov [Analysis of condition and perspective of development of deformable magnesium alloys] // Proceedings of the First Russian International Conference and Exhibition of «Magnesium – Broad Horizons», November 29 – December 12, 2005 (CD).
Вы можете оставить комментарий к статье. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.