Статьи

 




dx.doi.org/ 10.18577/2307-6046-2018-0-6-39-47
УДК 678.8
ВЛИЯНИЕ МАСШТАБНОГО ФАКТОРА НА УРОВЕНЬ СВОЙСТВ ПЕНОПОЛИАКРИЛИМИДА

Приведены результаты исследований по оценке влияния масштабного фактора на уровень физико-механических свойств жесткого листового пеноакрилимида марки ВПП-5, изготовленного из листового форполимера на основе акрилимида.

Рассмотрены зависимости значений кажущейся плотности, прочности при растяжении и коэффициентов их вариации от габаритов пеноблока. Установлено, что коэффициент вариации имеет значения меньше 10%, а степень рассеивания полученных данных незначительна.

Результаты проведенной работы позволят прогнозировать свойства блоков пенополиакрилимида различных габаритов.


Введение

В современном авиастроении в элементах конструкций лопастей вертолетов широко используются трехслойные панели конструкционного назначения, состоящие из двух тонкослойных панелей из стекло- или углепластика и сотового заполнителя [1–5].

Однако сотовый заполнитель обладает рядом технологических и эксплуатационных недостатков:

– трудоемкость изготовления (операции вулканизации, сваривания), что увеличивает стоимость;

– препятствия при формовании деталей сложной конфигурации;

– относительно высокое влагопоглощение трехслойных панелей и т. д.

Опыт зарубежных авиастроителей показал, что указанные недостатки могут быть устранены при замене заполнителя в виде сот на альтернативный заполнитель – вспененный жесткий пластик [1, 4, 6–11].

Такие материалы получают из большинства известных полимеров [4, 11–22]. Основу промышленного ассортимента составляют пенопласты на основе полистирола (ПС), полиэтилена (ПЭ), поливинилхлорида (ПВХ), полиуретанов (ПУ), полипропилена (ПП), фенольных, эпоксидных, карбамидных и кремнийорганических смол. Они имеют малую плотность (0,01–0,2 г/см3), хорошие тепло- и звукоизоляционные свойства, высокие диэлектрические качества, легко обрабатываются резанием и хорошо склеиваются [16, 21, 23–26].

Однако этим материалам присущ и ряд недостатков: их механические свойства существенно зависят от плотности, они горючи, обладают сравнительно низкой тепло- и морозостойкостью. Это значительно ограничивает области их применения [23–26]. В связи с этим возникла необходимость разработки новых пеноматериалов с более высоким уровнем эксплуатационных характеристик.

В данном направлении представляют интерес работы по созданию пеноматериалов на основе полиимидов [1, 4, 6, 11, 27–31]. Полиимиды относятся к полимерным материалам нового поколения, которые обладают комплексом уникальных эксплуатационных свойств, таких как пожаробезопасность, высокие прочностные характеристики, низкая газопроницаемость, коррозионная инертность, грибостойкость, устойчивость к радиационному воздействию и УФ-лучам, прекрасные диэлектрические свойства, работоспособность в интервале температур от -196 до +(250–350)°С.

Уникальный комплекс свойств полиимидов обусловлен жесткой структурой, которая состоит из бензольного кольца, прочно соединенного с двумя пятичленными азотсодержащими циклами.

На протяжении нескольких десятилетий полимеры этого класса удерживают первенство среди материалов, из которых в настоящее время произведен огромный ассортимент изделий для всех отраслей науки и техники. На основе полиимидов получают пленки, волокна, покрытия, лаки, пластмассы, мембраны, композиты, связующие, пено- и пороматериалы. Каждый из этих видов материалов может работать в термоэкстремальных условиях [11, 27, 32–38].

В настоящее время за рубежом для изготовления лопастей вертолетов (лопасти для вертолетов ЕН101, Eurocopter, SikorskyS-61 фирмы DucommunAeroStructures, новой модели ЕС-135 и будущего NH90, лопасти для японского вертолета ОН1) за один цикл вместо сот широко применяют метакрилимидные пенопласты марки Rohacell WF с плотностью 51 и 71 кг/м3 и температурой формования до 180°С при давлении переработки – до 0,7 МПа, которые обладают такими важными свойствами, как высокое сопротивление компрессионной ползучести и превосходная стабильность размеров. На сегодня это самые крупные лопасти с сердцевиной из пены длиной ~8,5 м. Благодаря их высокому качеству достигается эксплуатационный ресурс в 10 тыс. летных часов, что соответствует сроку службы вертолета, в то время как обычные лопасти служат ~1,5 тыс. летных часов.

Пенопласты марки Rohacell WF принадлежат классу полиметакрилимидов (ПМИ). Эти продукты относятся к газонаполненным полимерам ячеистого типа, которые содержат изолированные (закрытые) не сообщающиеся между собой газоструктурные элементы (газовые полости), называемые ячейками, разделенные прослойками полимера.

Пеноматериалы с замкнутыми ячейками широко используются для практических целей, так как эти материалы обладают жесткой закрытой структурой и комплексом температурно-деформационных параметров, позволяющим найти применение в различных технологических процессах склейки и формования многослойных конструкций.

Получают такие пенопласты в результате термообработки листовых сополимеров метакрилонитрила (МАН) с метакриловой кислотой (МАК), полученных полимеризацией в массе с введением функциональных добавок (вспенивателей, стабилизаторов, инициаторов и т. п.).

В России производство метакрилимидных пенопластов отсутствует.

В данной статье приведены результаты исследований по оценке влияния масштабного фактора на уровень физико-механических свойств жесткого пеноакрилимида листового марки ВПП-5, изготовленного из листового форполимера на основе акрилимида производства ФГУП «НИИ полимеров» [29–31].

Работа выполнена в рамках реализации комплексного научного направления 16. «Сверхлегкие пеноматериалы» комплексной проблемы 16.1. «Полимерные синтактные и пеноматериалы» («Стратегические направления развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года») [3, 39].

 

Материалы и методы

Известно, что возможность использования того или иного пеноматериала при изготовлении трехслойных панелей конструкционного назначения для элементов конструкций лопастей вертолетов зависит не только от рецептуры исходного полуфабриката (форполимера) и структуры полученной из него пены, но и от стабильности и величины значений кажущейся плотности и прочности при сжатии. В данной статье представлены результаты исследований по оценке влияния масштабного фактора изготавливаемых пеноблоков на уровень свойств модельного листового пеноакрилимида марки ВПП-5.

Листовой пеноакрилимид марки ВПП-5 изготовлен из листового форполимера на основе акрилимида по ТУ2216-558-00208947–2014 производства ФГУП «НИИ полимеров».

Испытания проводили на модельных блоках, изготовленных на специальной оснастке по разработанному режиму. По двухстадийному технологическому процессу (вспенивание+имидизация) из форполимера получали модельные блоки толщиной 50 мм и площадью 300×500; 500×1000 и 800×1600 мм.

Далее путем механической обработки на разработанном авторами устройстве [40] изготавливали образцы: снимали «корку», нарезали пластины необходимой толщины, а затем вырезали образцы размером 50×50×50 мм по периметру блока и из его средней части (рис. 1).

 

 

Рис. 1. Расположение на пеноблоке образцов для испытаний

 

Исследования свойств пеноакрилимида проводили по стандартным методикам:

– плотность (кг/м3) определяли по ГОСТ 409–78;

– прочность при сжатии (МПа) оценивали в соответствии с ГОСТ 23206–78;

– модуль упругости при сжатии (МПа) определяли по ГОСТ 23206–78.

Коэффициент вариации, характеризующий относительную меру отклонения измеренных значений от среднеарифметического, рассчитывали по формуле:

,

где V – коэффициент вариации; σ – среднеквадратическое отклонение; α – среднее арифметическое значение.

 

Чем больше значение коэффициента вариации, тем больше разброс и меньше выравненность исследуемых значений. Если коэффициент вариации ˂10%, то изменчивость вариационного ряда принято считать незначительной; от 10 до 20% – относится к средней; больше 20 и меньше 33% – к значительной, а если коэффициент вариации превышает 33%, то это свидетельствует о неоднородности информации и необходимости исключения самых больших и самых маленьких значений.

 

Результаты и обсуждение

В настоящее время во ФГУП «ВИАМ» разработаны два вида пеноматериалов на основе полиимидов:

– жесткие (листовые) – листовой пеноакрилимид марки ВПП-5;

– мягкие (эластичные) – полиимид трудносгорающий эластичный марок ВПП-1 и ВПП-1с [1, 4, 6].

Жесткие пены имеют изотропную ячеистую структуру – они выполняют роль каркаса в ходе вспенивания и сборки. Высокое сопротивление этих материалов компрессионной ползучести и превосходная стабильность размеров в ходе вспенивания позволяют применять экономичный одноступенчатый процесс.

Мягкие эластичные пены обладают малой плотностью, устойчивостью к горению, высокими показателями по тепло- и звукоизоляции, широким диапазоном рабочих температур – от -193 до +250°С.

Совместно с ФГУП «НИИ полимеров» разработаны технологии получения жесткого пенопласта с закрытыми порами марки ВПП-5 и мягкой эластичной пены марок ВПП-1 (совместно с ИВС РАН) и ВПП-1с на основе полиимидов, выпущены опытно-экспериментальные партии материалов и проведены исследования их свойств.

Жесткий листовой пеноакрилимид марки ВПП-5 представляет собой продукт вспенивания и отверждения форполимера. Разработанный жесткий пенопласт марки ВПП-5 рекомендован для применения в качестве радиопрозрачного, тепло- и звукоизолирующего заполнителя в слабо- и средненагруженных плоских конструкциях, а также в конструкциях одинарной и двойной кривизны.

Мягкая эластичная пена – полиимид трудносгорающий эластичный марок ВПП-1 и ВПП-1с – продукт вспенивания полиимидного форполимера.

Разработанная мягкая эластичная пена обладает способностью восстановления после сжатия и может быть использована (чистая или облицованная пленкой) в качестве теплоизолирующего материала пневмо-, масло- и гидротрубопроводов с рабочей температурой до 200°С.

Исследования свойств разработанных пеноматериалов показали, что по своим характеристикам они находятся на уровне зарубежных аналогов.

Оценку влияния масштабного фактора на уровень свойств модельного пеноакрилимида листового марки ВПП-5 проводили на модельных блоках толщиной 50 мм и площадью 300×500; 500×1000 и 800×1600 мм.

Результаты исследований по влиянию масштабного фактора (габаритов блоков модельного пенополиакрилимида) на значения кажущейся плотности и прочностных характеристик приведены в табл. 1–3.

 

Таблица 1

Влияние масштабного фактора на физико-механические свойства

модельного листового пеноакрилимида марки ВПП-5 (размер блока 300×500×50 мм)

Условный номер

участка испытаний

Прочность

при сжатии*, МПа

Модуль упругости

при сжатии*, МПа

Кажущаяся

плотность, кг/м3

1

0,73–0,85

0,78

14,2–16,4

15,8

51,5–52,5

2

0,69–0,78

0,72

12,9–15,5

14,0

50,0–51,0

3

0,75–0,89

0,81

14,5–16,9

16,0

51,0–52,0

* В числителе – минимальные и максимальные значения, в знаменателе – средние.

 

Из полученных результатов видно, что у образцов, вырезанных из блока пеноакрилимида габаритом 300×500×50 мм, разброс значений кажущейся плотности незначительный – от 50,0 до 52,5 кг/м3, коэффициент вариации составляет 1,7%. Разброс значений прочности при сжатии составил от 0,69 до 0,89 МПа и коэффициент вариации равен 7,4%.

 

Таблица 2

Влияние масштабного фактора на физико-механические свойства

модельного листового пеноакрилимида марки ВПП-5 (размер блока 500×1000×50 мм)

Условный номер

участка испытаний

Прочность

при сжатии*, МПа

Модуль упругости

при сжатии*, МПа

Кажущаяся

плотность, кг/м3

1

0,79–0,89

0,83

15,0–16,8

16,0

54,0–56,0

2

0,75–0,88

0,80

15,2–16,7

16,2

52,0–54,5

3

0,70–0,81

0,76

13,9–16,0

15,5

49,5–54,0

4

0,74–0,84

0,77

14,4–16,0

15,6

52,5–55,5

5

0,77–0,89

0,82

15,4–16,7

16,0

54,0–56,5

* В числителе – минимальные и максимальные значения, в знаменателе – средние.

 

Из данных табл. 2 видно, что у образцов, вырезанных из блока пеноакрилимида габаритом 500×1000×50 мм, разброс значений кажущейся плотности увеличивается и составляет от 49,5 до 56,5 кг/м3, коэффициент вариации равен 4,1%. Разброс значений прочности при сжатии составил от 0,70 до 0,89 МПа, коэффициент вариации равен 8,1%.

В табл. 3 приведены результаты исследований по влиянию масштабного фактора на физико-механические свойства крупногабаритного модельного пеноакрилимида (размер блока 800×1600×50 мм).

Таблица 3

Влияние масштабного фактора на физико-механические свойства

модельного листового пеноакрилимида марки ВПП-5 (размер блока 800×1600×50 мм)

Условный номер

участка испытаний

Прочность

при сжатии*, МПа

Модуль упругости

при сжатии*, МПа

Кажущаяся

плотность, кг/м3

1

0,78–0,86

0,82

15,3–16,2

15,8

52,0–57,0

2

0,78–0,84

0,81

14,8–16,3

16,0

51,5–56,0

3

0,75–0,83

0,78

14,8–16,2

15,7

49,0–53,0

4

0,75–0,82

0,76

14,0–16,1

15,7

50,0–54,0

5

0,79–0,90

0,85

15,8–17,0

16,0

52,0–56,0

6

0,80–0,92

0,87

15,5–17,2

16,2

53,5–57,0

* В числителе – минимальные и максимальные значения, в знаменателе – средние.

 

Из данных табл. 3 видно, что с повышением размера блока до 800×1600×50 мм, увеличивается количество образцов и увеличивается разброс значений кажущейся плотности – от 49,0 до 57,0 кг/м3, коэффициент вариации составляет 4,9%. Разброс значений прочности при сжатии составил от 0,75 до 0,92 МПа, коэффициент вариации равен 8,3%.

На рис. 2 и в табл. 4 приведены результаты по влиянию масштабного фактора на коэффициент вариации значений прочности при сжатии и кажущейся плотности. Видно, что разброс значений кажущейся плотности и прочности при сжатии исследуемых блоков модельного листового пеноакрилимида марки ВПП-5 увеличивается с увеличением размеров блока, но разброс значений незначительный.

 

 

 

Рис. 2. Зависимость коэффициента вариации значений прочности при сжатии (α) и кажущейся плотности (в) от габаритов пеноакрилимидного блока

 

Таблица 4

Влияние масштабного фактора на коэффициент вариации значений прочности

при сжатии и кажущейся плотности модельного листового пеноакрилимида марки ВПП-5

Размер

пеноблока, мм

Разброс значений

прочности

при сжатии,

МПа

Коэффициент вариации

для значений прочности

при сжатии, %

Разброс значений кажущейся

плотности,

кг/м3

Коэффициент вариации

для значений

кажущейся

плотности, %

300×500×50

От 0,69 до 0,89

7,4

От 50,0 до 52,5

1,7

500×1000×50

От 0,70 до 0,89

8,1

От 52,0 до 56,5

4,1

800×1600×50

От 0,75 до 0,92

8,3

От 49,0 до 57,0

4,9

 

Исследования показали, что все значения коэффициента вариации ˂10%, т. е. степень рассеивания данных незначительна. Однако при сравнении полученных данных относительно друг друга видно, что при меньшем габарите блока коэффициент вариации значений кажущейся плотности ниже, при большем – выше. По величине прочности при сжатии коэффициент вариации отличается незначительно.

 

Заключения

Проведена оценка влияния масштабного фактора на уровень свойств модельного пеноакрилимида толщиной 50 мм и площадью 300×500; 500×1000 и 800×1600 мм.

В результате исследований установлено, что при меньшем габарите пеноблока (300×500×50 мм) разброс значений кажущейся плотности незначительный – от 50,0 до 52,5 кг/м3.

С увеличением размеров блока разброс значений увеличивается: на модельном пеноакрилимиде размером 800×1600×50 мм значения кажущейся плотности варьируются от 49,0 до 57,0 кг/м3.

Исследования показали, что плотность в середине блока ниже, чем плотность блока по периметру, что обусловлено образованием «корки» по краям пеноакрилимида при вспенивании.

Величина прочности при сжатии пеноблока зависит от его плотности: чем выше плотность, тем больше прочностные свойства, т. е. тем большие усилия нужно приложить для разрыва связей между молекулами.

Таким образом, по результатам исследований можно сделать следующий вывод: начиная с размеров пеноблока ~0,5 м2 коэффициент вариации изменяется незначительно, что позволяет использовать результаты испытаний блоков габаритами 0,5–1 м2 для прогнозирования свойств блоков большего размера. При этом будет сохраняться общая тенденция к незначительному росту коэффициента вариации с увеличением размера блока. Оценочное значение прироста коэффициента вариации – порядка 0,5% на 1 м2 пеноблока.

 

Благодарности

Авторы выражают благодарность сотруднику ФГУП «ВИАМ» Ю.А. Сапего за помощь в работе.


ЛИТЕРАТУРА REFERENCE LIST
1. Каблов Е.Н., Бейдер Э.Я., Петрова Г.Н., Столянков Ю.В., Румянцева Т.В. Пенополиимиды // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2015. №4. Ст. 09. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 17.05.2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-4-9-9.
2. Попов Ю.О., Колокольцева Т.В., Хрульков А.В. Новое поколение материалов и технологий для изготовления лонжеронов лопастей вертолета // Авиационные материалы и технологии. 2014. №S2. С. 5–9. DOI: 10.18577/2071-9140-2014-0-s2-5-9.
3. Каблов Е.Н. Стратегические направления развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года // Авиационные материалы и технологии. 2012. №S. С. 7–17.
4. Бейдер Э.Я., Петрова Г.Н., Изотова Т.Ф., Гуреева Е.В. Композиционные термопластичные материалы и пенополиимиды // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2013. №11. Ст. 01. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 17.05.2018).
5. Дорошенко Н.И., Чурсова Л.В. Эволюция материалов для лопастей вертолетов // Авиационные материалы и технологии. 2012. №2. С. 16–18.
6. Бейдер Э.Я., Гуреева Е.В., Петрова Г.Н. Пенополиимиды // Все материалы. Энциклопедический справочник. 2012. №6. С. 2–8.
7. Полиимидные композиционные материалы: структура, свойства, технологии / под общ. ред. А.А. Берлина. СПб.: Профессия, 2008. 512 с.
8. Шульдешов Е.М., Краев И.Д., Платонов М.М. Полимерная композиционная звукопоглощающая панель // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2017. №5 (53). Ст. 07. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 17.05.2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2017-0-5-7-7.
9. Шульдешов Е.М., Краев И.Д., Петрова А.П. Полимерный звукопоглощающий материал-конструкция для снижения шума на местности авиационных двигателей // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2018. №2 (62). Ст. 06. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 17.05.2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2018-0-2-6-6.
10. Шашкеев К.А., Шульдешов Е.М., Попков О.В., Краев И.Д., Юрков Г.Ю. Пористые звукопоглощающие материалы (обзор) // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2016. №6 (42). Ст. 06. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 17.05.2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2016-0-6-6-6.
11. ПМИ – пены с исключительными характеристиками // Пластикс. 2007. №10. С. 1–2.
12. Михайлин Ю.А. Термоустойчивые полимеры и полимерные материалы. СПб.: Профессия, 2006. 623 с.
13. Каблов Е.Н. Современные материалы – основа инновационной модернизации России // Металлы Евразии. 2012. №3. С. 10–15.
14. Каблов Е.Н. Химия в авиационном материаловедении // Российский химический журнал. 2010. Т. LIV. №1. С. 3–4.
15. Грязнов В.И., Петрова Г.Н., Юрков Г.Ю., Бузник В.М. Смесевые термоэластопласты со специальными свойствами // Авиационные материалы и технологии. 2014. №1. С. 25–29. DOI: 10.18577/2071-9140-2014-0-1-25-29.
16. Кравченко Т.П., Ермаков С.Н., Кербер М.Л., Костягина В.А. Научно-технические проблемы получения композиционных материалов на основе конструкционных термопластов // Пластические массы. №10. 2010. С. 32–34
17. Кербер М.Л., Виноградов В.М., Головкин Г.С. и др. Полимерные композиционные материалы: структура, свойства, технология. СПб.: Профессия, 2011. С. 32–33.
18. Крыжановский В.К., Бурлов В.В., Паниматченко А.Д., Крыжановская Ю.В. Технические свойства полимерных материалов. СПб.: Профессия, 2005. 240 c.
19. Петрова Г.Н., Бейдер Э.Я., Старостина И.В. Литьевые термопласты для изделий авиационной техники // Все материалы. Энциклопедический справочник. 2016. №6. С. 10–15.
20. Петрова Г.Н., Старостина И.В., Румянцева Т.В, Сапего Ю.А. Эффективность повышения качества изделий из поликарбоната термообработкой // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2017. №9. Ст. 06. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 17.05.2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2017-0-9-6-6.
21. Тростянская Е.Б., Степанова М.И., Рассохин Г.И. Теплостойкие линейные полимеры. Ростов н/Д: РГАСХМ, 2002. С. 3–22.
22. Петрова Г.Н., Бейдер Э.Я., Перфилова Д.Н., Румянцева Т.В. Пожаробезопасные литьевые термопласты и термоэластопласты // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2013. №11. Ст. 02. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 17.05.2018).
23. Берлин А.А., Шутов Ф.А. Химия и технология газонаполненных высокополимеров. М.: Наука, 1980. 504 с.
24. Парахин И.В., Туманов А.С. Фенолокаучуковый пенопласт повышенной пластичности // Авиационные материалы и технологии. 2014. №4. С. 65–67. DOI: 10.18577/2071-9140-2014-0-4-65-67.
25. Парахин И.В., Туманов А.С. Фенольно-каучуковый пенопласт марки ВРП-4 // Авиационные материалы и технологии. 2014. №1. С. 42–46. DOI: 10.18577/2071-9140-2014-0-1-42-46.
26. Клемпнер Д., Седжаревич В. Полимерные пены и технологии вспенивания. СПб.: Профессия, 2009. 604 с.
27. Крутько Э.Т., Прокопчук Н.Р. Перспективные пути создания новых термостойких материалов на основе полиимидов // Труды БГТУ. 2013. №4. Химия, технология органических веществ и биотехнологии. С. 145–149.
28. Доброхотова М.Л. и др. Полиимиды: справочник по пластическим массам. М: Химия, 1969. С. 317–325.
29. Корниенко П.В., Горелов Ю.П., Ширшин К.В. Получение и свойства вспененных материалов на основе сополимеров акрилонитрила и метакриловой кислоты // Журнал прикладной химии. 2013. Т. 86. №1. С. 96–100.
30. Корниенко П.В., Горелов Ю.П., Ширшин К.В. Получение конструкционных пенополиметакрилимидов на основе сшитых сополимеров акрилонитрила и метакриловой кислоты // Журнал прикладной химии. 2012. Т. 85. №11. С. 1842–1846.
31. Корниенко П.В., Ширшин К.В. и др. Получение вспененных полиимидных материалов на основе акрилонитрила и метакриловой кислоты // Пластические массы. 2013. №6. С. 4–17.
32. Сорокин А.Е., Платонов М.М., Малышенок С.В. Особенности вспенивания полиимидных смол при пониженном давлении // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2017. №4. Ст. 07. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 17.05.2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2017-0-4-7-7.
33. Давыдова И.Ф., Кавун Н.С. Полиимидный стеклотекстолит с пониженной температурой отверждения // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2015. №2. Ст. 09. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 17.05.2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-2-8-8.
34. Yontz D.J., Hsu S.L. A Mass Spectrometry Analysis of Hard Segment Length Distribution in Polyurethanes // Macromolecules. 2000. Vol. 33. P. 8415–8420.
35. Velankar S., Cooper S.L. Microphase Separation and Rheological Properties of Polyurethane Melts. 3. Effect of Block Incompatibility on the Viscoelastic Properties // Ibid. I. 395–403.
36. Артемьева В.Н., Кудрявцев В.В. и др. Эластичные пеноматериалы на основе полиимидов // Пластические массы. 1990. №4. С. 32–34.
37. Manzer L.E. North American Catalysis Society, Toronto // Chem. and Eng. News. 200m. September 03. P. 39.
38. Артемьева В.Н., Кудрявцев В.В. Об особенностях механизма получения полиимидов при термической имидизации различных форполимеров // Журнал прикладной химии. 2000. Т. 73. №4. С. 639–647.
39. Каблов Е.Н. Инновационные разработки ФГУП «ВИАМ» ГНЦ РФ по реализации «Стратегических направлений развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года» // Авиационные материалы и технологии. 2015. №1 (34). C. 3–33. DOI: 10/18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
40. Столянков Ю.В., Бейдер Э.Я., Платонов М.М., Петрова Г.Н. Устройство для механической обработки вспененных полимерных материалов // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2015. №5. Ст. 08. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 17.05.2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-5-8-8.
1. Kablov E.N., Bejder E.Ya., Petrova G.N., Stolyankov Yu.V., Rumyanceva T.V. Penopoliimidy [Foamed polyimides] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2015. №4. St. 09. Available at: http://viam-works.ru (accessed: May 17, 2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-4-9-9.
2. Popov Yu.O., Kolokol’tseva T.V., Khrulkov A.V. Novoe pokolenie materialov i tehnologij dlya izgotovleniya lonzheronov lopastej vertoleta [The new generation of materials and technologies for helicopter blade spars] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2014. №S2. S. 5–9.
3. Kablov E.N. Strategicheskie napravleniya razvitiya materialov i tehnologij ih pererabotki na period do 2030 goda [The strategic directions of development of materials and technologies of their processing for the period to 2030] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2012. №S. S. 7–17.
4. Beider E.Ya., Petrova G.N., Izotova T.F., Gureeva E.V. Kompozicionnye termoplastichnye materialy i penopoliimidy [Thermoplastic composite materials and foam polyimides] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2013. №11. St. 01. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: May 17, 2018).
5. Doroshenko N.I., Chursova L.V. Evolyuciya materialov dlya lopastej vertoletov [Evolution of materials for blades of helicopters] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2012. №2. S. 16–18.
6. Bejder E.Ya., Gureeva E.V., Petrova G.N. Penopoliimidy [Foamed ployimidies] // Vse materialy. Entsiklopedicheskij spravochnik. 2012. №6. S. 2–8.
7. Poliimidnye kompozitsionnye materialy: struktura, svojstva, tekhnologii / pod obshch. red. A.A. Berlina [Polyimide composite materials: structure, properties, technologies / gen. ed. by A.A. Berlin]. SPb.: Professiya, 2008. 512 s.
8. Shuldeshov E.M., Kraev I.D., Platonov M.M. Polimernaya kompozicionnaya zvukopogloshhayushhaya panel [Polymeric composition sound absorbing panel] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2017. №5 (53). St. 07. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: May 17, 2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2017-0-5-7-7.
9. Shuldeshov E.M., Kraev I.D., Petrova A.P. Polimernyj zvukopogloshchayushchij material-konstruktsiya dlya snizheniya shuma na mestnosti aviatsionnykh dvigatelej [Polymeric sound-absorbing material design for environmental noise abatement of aircraft engines] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tekhnich. zhurn. 2018. №2 (62). St. 06. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: May 17, 2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2018-0-2-6-6.
10. Shashkeev K.A., Shuldeshov E.M., Popkov O.V., Kraev I.D., Yurkov G.Yu. Poristye zvukopogloshhayushhie materialy (obzor) [Porous sound-absorbing materials (review)] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2016. №6. St. 06. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: May 17, 2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2016-0-6-6-6.
11. PMI – peny s isklyuchitelnymi kharakteristikami [PMI – foams with exclusive characteristics] // Plastiks. 2007. №10. S. 1–2.
12. Mikhajlin Yu.A. Termoustojchivye polimery i polimernye materialy [Thermo resistance polymers and polymeric materials]. SPb.: Professiya, 2006. 623 s.
13. Kablov E.N. Sovremennye materialy – osnova innovatsionnoj modernizatsii Rossii [Modern materials – basis of innovative modernization of Russia] // Metally Evrazii. 2012. №3. S. 10–15.
14. Kablov E.N. Khimiya v aviatsionnom materialovedenii [Chemistry in aviation materials science] // Rossijskij khimicheskij zhurnal. 2010. T. LIV. №1. S. 3–4.
15. Gryaznov V.I., Petrova G.N., Yurkov G.Yu., Buznik V.M. Smesevye termojelastoplasty so specialnymi svojstvami [Thermoplastic mixtures with special properties] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2014. №1. S. 25–29. DOI: 10.18577/2071-9140-2014-0-1-25-29.
16. Kravchenko T.P., Ermakov S.N., Kerber M.L., Kostyagina V.A. Nauchno-tekhnicheskie problemy polucheniya kompozitsionnykh materialov na osnove konstruktsionnykh termoplastov [Scientific and technical problems of receiving composite materials on the basis of constructional thermoplastics] // Plasticheskie massy. №10. 2010. S. 32–34
17. Kerber M.L., Vinogradov V.M., Golovkin G.S. i dr. Polimernye kompozitsionnye materialy: struktura, svojstva, tekhnologiya [Polymeric composite materials: structure, properties, technology]. SPb.: Professiya, 2011. S. 32–33.
18. Kryzhanovskij V.K., Burlov V.V., Panimatchenko A.D., Kryzhanovskaya YU.V. Tekhnicheskie svojstva polimernykh materialov [Engineering properties of polymeric materials]. SPb.: Professiya, 2005. 240 c.
19. Petrova G.N., Bejder E.YA., Starostina I.V. Lit'evye termoplasty dlya izdelij aviatsionnoj tekhniki [Molding thermoplastics for products of aviation engineering] // Vse materialy. Entsiklopedicheskij spravochnik. 2016. №6. S. 10–15.
20. Petrova G.N., Starostina I.V., Rumyantseva T.V, Sapego YU.A. Effektivnost' povysheniya kachestva izdelij iz polikarbonata termoobrabotkoj // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tekhnich. zhurn. 2017. №9. St. 06. URL: http://www.viam-works.ru (data obrashcheniya: 17.05.2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2017-0-9-6-6.
21. Trostyanskaya E.B., Stepanova M.I., Rassokhin G.I. Teplostojkie linejnye polimery. Rostov n/D: RGASKHM, 2002. S. 3–22.
22. Petrova G.N., Starostina I.V., Rumyanceva T.V., Sapego Yu.A. Effektivnost povysheniya kachestva izdelij iz polikarbonata termoobrabotkoj [Efficiency of improvement of quality of products from polycarbonate heat treatment] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2017. №9 (57). St. 06. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: May 17, 2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2017-0-9-6-6.
23. Berlin A.A., Shutov F.A. Khimiya i tekhnologiya gazonapolnennykh vysokopolimerov [Chemistry and technology of gas-filled high polymers]. M.: Nauka, 1980. 504 s.
24. Parahin I.V., Tumanov A.S. Fenolokauchukovyj penoplast povyshennoj plastichnosti [Phenolic-rubber foamed plastic of higher plasticity] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2014. №4 (33). C. 65–67. DOI: 10.18577/2071-9140-2014-0-4-65-67.
25. Parahin I.V., Tumanov A.S. Fenolno-kauchukovyj penoplast marki VRP-4 [Phenolic-rubber foam the grade of VPP-4] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2014. №1 (30). C. 42–46. DOI: 10.18577/2071-9140-2014-0-1-42-46.
26. Klempner D., Sedzharevich V. Polimernye peny i tekhnologii vspenivaniya [Polymeric foams and technologies of foaming]. SPb.: Professiya, 2009. 604 s.
27. Krutko E.T., Prokopchuk N.R. Perspektivnye puti sozdaniya novykh termostojkikh materialov na osnove poliimidov [Perspective ways of creation of new heat-resistant materials on the basis of polyimide] // Trudy BGTU. 2013. №4. Khimiya, tekhnologiya organicheskikh veshchestv i biotekhnologii. S. 145–149.
28. Dobrokhotova M.L. i dr. Poliimidy: spravochnik po plasticheskim massam [Polyimide: directory on plastics]. M.: Khimiya, 1969. S. 317–325.
29. Kornienko P.V., Gorelov YU.P., Shirshin K.V. Poluchenie i svojstva vspenennykh materialov na osnove sopolimerov akrilonitrila i metakrilovoj kisloty [Receiving and properties of frothed materials on the basis of copolymers acryl nitrile and methacrylic acid] // Zhurnal prikladnoj khimii. 2013. T. 86. №1. S. 96–100.
30. Kornienko P.V., Gorelov Yu.P., Shirshin K.V. Poluchenie konstruktsionnykh penopolimetakrilimidov na osnove sshitykh sopolimerov akrilonitrila i metakrilovoj kisloty [Receiving constructional penopolimetakrilimidov on the basis of the sewed copolymers acryl nitrile and methacrylic acid] // Zhurnal prikladnoj khimii. 2012. T. 85. №11. S. 1842–1846.
31. Kornienko P.V., Shirshin K.V. i dr. Poluchenie vspenennykh poliimidnykh materialov na osnove akrilonitrila i metakrilovoj kisloty [Receiving frothed polyimide materials on basis acryl nitrile and methacrylic acid] // Plasticheskie massy. 2013. №6. S. 4–17.
32. Sorokin A.E., Platonov M.M., Malyshenok S.V. Osobennosti vspenivaniya poliimidnykh smol pri ponizhennom davlenii [Features of foaming of polyimide pitches with reduced pressure] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2017. №4. St. 07. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: May 17, 2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2017-0-4-7-7.
33. Davydova I.F., Kavun N.S. Poliimidnyj steklotekstolit s ponizhennoj temperaturoj otverzhdeniya [Polyimide fiberglass plastic with lower curing temperature] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2015. №2. St. 09. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: May 17, 2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-2-8-8.
34. Yontz D.J., Hsu S.L. A Mass Spectrometry Analysis of Hard Segment Length Distribution in Polyurethanes // Macromolecules. 2000. Vol. 33. P. 8415–8420.
35. Velankar S., Cooper S.L. Microphase Separation and Rheological Properties of Polyurethane Melts. 3. Effect of Block Incompatibility on the Viscoelastic Properties // Ibid. I. 395–403.
36. Artemeva V.N., Kudryavtsev V.V. i dr. Elastichnye penomaterialy na osnove poliimidov [Elastic foam materials on the basis of polyimide] // Plasticheskie massy. 1990. №4. S. 32–34.
37. Manzer L.E. North American Catalysis Society, Toronto // Chem. and Eng. News. 200m. September 03. P. 39.
38. Artemeva V.N., Kudryavtsev V.V. Ob osobennostyakh mekhanizma polucheniya poliimidov pri termicheskoj imidizatsii razlichnykh forpolimerov [About features of the mechanism of receiving polyimide at thermal imidization of different prepolymers] // Zhurnal prikladnoj khimii. 2000. T. 73. №4. S. 639–647.
39 Kablov E.N. Innovacionnye razrabotki FGUP «VIAM» GNC RF po realizacii «Strategicheskih napravlenij razvitiya materialov i tehnologij ih pererabotki na period do 2030 goda» [Innovative developments of FSUE «VIAM» SSC of RF on realization of «Strategic directions of the development of materials and technologies of their processing for the period until 2030»] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №1 (34). S. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
40. Stolyankov Yu.V., Bejder E.Ya., Platonov M.M., Petrova G.N. Ustrojstvo dlya mehanicheskoj obrabotki vspenennyh polimernyh materialov [A device for machining of foamed polymer materials] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2015. №5. St. 08. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: May 17, 2018). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-5-8-8.
Вы можете оставить комментарий к статье. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.