Статьи

 




dx.doi.org/ 10.18577/2307-6046-2018-0-2-2-2
УДК 669.018.44:669.245
МЕТОДИКА ЭКСПРЕСС-КОНТРОЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СОДЕРЖАНИЯ КИСЛОРОДА ПО ХОДУ ВАКУУМНОЙ ИНДУКЦИОННОЙ ПЛАВКИ В РАСПЛАВАХ ЖАРОПРОЧНЫХ НИКЕЛЕВЫХ СПЛАВОВ С ПРИМЕНЕНИЕМ СПЕЦИАЛЬНЫХ КИСЛОРОДНЫХ ЗОНДОВ

Разработана методика экспресс-контроля определения содержания кислорода в жаропрочных никелевых сплавах по ходу вакуумной индукционной плавки с применением измерительной системы Multi-Lab Сelox в комплекте с кислородными зондами.

Сравнение результатов содержания кислорода в жаропрочных никелевых сплавах различных марок, выполненных по методике экспресс-контроля и методами газового анализа, подтверждает адекватность и достоверность разработанной методики. Внедрение методики в производство позволяет оперативно контролировать и корректировать параметры технологического процесса для обеспечения ультранизкого содержания кислорода в готовом металле.


Введение

В настоящее время в отечественном авиационном и энергетическом двигателестроении особое место занимают проблемы совершенствования и развития технологии выплавки качественных литейных жаропрочных сплавов на никелевой основе, которые являются исходными материалами для отливки деталей турбин. Узкие интервалы легирования, минимальное содержание вредных примесей (фосфора, серы, кремния, цветных металлов) и остаточных газов (кислорода, азота) являются важнейшими условиями для обеспечения высокой надежности и долговечности деталей, изготовленных из этих сплавов [1].

На металлургических предприятиях достаточно широко применяется экспресс-контроль химического состава жаропрочных сплавов на никелевой основе, что позволяет успешно решать задачи, связанные с обеспечением заданного состава сплава, включая содержание примесей, и вносить необходимые коррективы непосредственно по ходу вакуумной индукционной плавки. Однако при экспресс-контроле не представляется возможным определить содержание газовых примесей в сплаве, прежде всего кислорода, и, соответственно, отсутствует возможность эффективно управлять процессами раскисления по ходу плавки. Вместе с тем чрезвычайно важно обеспечить ультранизкое содержание кислорода в расплаве ниже величины его предельной растворимости при температуре солидус, поскольку резкое снижение растворимости кислорода в сплаве при его затвердевании приводит к образованию неметаллических включений. Неметаллические включения и оксидные плены резко снижают механические свойства и долговечность сплава, являясь концентраторами напряжений, вызывающих зарождение трещин при эксплуатации изделий [2].

Основными источниками поступления кислорода в сплав являются шихтовые материалы. Для некоторых шихтовых материалов содержание кислорода регламентируется нормативной документацией, однако для большинства применяемых материалов предельно допустимое содержание кислорода не устанавливается. При использовании в качестве шихтовых материалов отходов моторостроительных предприятий, фактическое содержание кислорода также неизвестно, причем в отходах, подвергавшихся многократному переплаву, содержание кислорода может даже превышать предельно допустимую величину, установленную для данной марки сплава.

Кроме перечисленных ранее источников, содержание кислорода в готовом металле зависит также от технических характеристик и состояния оборудования – объема внутреннего пространства плавильной печи и ее герметичности, производительности вакуумной системы, применяемого материала и способа изготовления плавильного тигля, технологических параметров выплавки сплава – продолжительности плавки, максимальной температуры перегрева расплава выше температуры ликвидус сплава и его выдержки при этой температуре. Учесть вклад каждого из вышеперечисленных факторов в итоговое содержание кислорода в готовом металле крайне затруднительно, поскольку их влияние является комплексным, взаимосвязанным и взаимообусловленным.

В последние годы в ВИАМ разработан ряд новых жаропрочных никелевых сплавов, таких как ВЖЛ-21-ВИ, ВЖМ4-ВИ, ВЖМ5-ВИ, ВИН3-ВИ и других марок для перспективных изделий авиационной техники [3–6]. Указанные сплавы предназначены в основном для монокристаллического литья деталей современных ГТД, поэтому предельное содержание в них кислорода ограничено 0,0015% (по массе). По этой причине значительно усложнилась технология выплавки таких сплавов, предусматривающая предварительное раскисление расплава технологическими микродобавками (кальцием, магнием, барием) для обеспечения оптимального содержания в готовом металле микролегирующих элементов (церия, лантана, иттрия) [7]. Последнее условие является чрезвычайно важным, так как ресурс деталей во многом определяется содержанием в сплаве редкоземельных элементов.

Количество вводимых технологических микродобавок зависит не только от марки сплава, но и от фактического содержания растворенного кислорода в расплаве, величина которого, как отмечалось ранее, неизвестна. Введение технологических микродобавок без учета фактического содержания кислорода неоправданно, так как может привести к снижению механических свойств, вследствие высокого их остаточного содержания в готовом металле. Это же утверждение справедливо и по отношению к микролегирующим элементам, так как уровень долговечности сплава при их высоком остаточном содержании может оказаться даже ниже, чем у сплава той же марки, редкоземельные элементы в который не вводили вообще [8].

Характерной особенностью технологии производства безуглеродистых жаропрочных никелевых сплавов последнего поколения является введение в расплав окислителей для удаления углерода, содержащегося в компонентах шихты в виде примеси. Побочным эффектом обезуглероживания является увеличение содержания кислорода в расплаве, что приводит к необходимости его более полного раскисления.

Таким образом, определение содержания кислорода в расплаве по ходу вакуумной индукционной плавки является весьма важной и актуальной задачей. Ее решение позволит существенно повысить качество выплавляемых сплавов благодаря обеспечению установленного нормативной документацией содержания кислорода, оптимального содержания в готовом металле технологических микродобавок и микролегирующих элементов путем введения оптимального их количества в зависимости от фактического содержания кислорода.

Работа выполнена в рамках реализации комплексного научного направления 10.1. «Ресурсосберегающие технологии выплавки перспективных литейных и деформируемых сплавов с учетом переработки всех видов отходов» («Стратегические направления развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года») [1].

 

Материалы и методы

Оборудование

Существующие в настоящее время методы определения содержания кислорода в готовом металле не могут применяться непосредственно в процессе выплавки сплава в режиме экспресс-контроля. Эти методы включают отбор проб и изготовление из них образцов для проведения газового анализа, на выполнение которых требуются значительные затраты времени. Указанные недостатки не всегда позволяют гарантированно обеспечивать содержание кислорода в готовом металле в пределах требований технической документации, так как отсутствует возможность корректировать параметры технологического процесса по ходу плавки.

В черной металлургии при производстве сталей в открытых индукционных и дуговых печах применяется метод определения кислорода с помощью кислородных зондов. Сведения об использовании указанного метода при выплавке жаропрочных никелевых сплавах в вакуумных индукционных печах в научной литературе отсутствуют. Этот метод характеризуется отсутствием указанных ранее недостатков [9, 10].

Для решения поставленной задачи была выбрана измерительная система Сelox, которую смонтировали на двух вакуумных индукционных печах VIM-12 и VIM-150. В состав системы входит зонд Сelox, погружной жезл с контактным блоком и внутренним компенсационным кабелем, внешний компенсационный кабель, соединяющий погружной жезл и регистрирующий прибор Multi-Lab Сelox.

Зонд включает высокотемпературную гальваническую электрохимическую ячейку (датчик окисленности) и Pt/Pt-Rh термопару (рис. 1). Выводы электродов гальванической ячейки, термоэлектродов термопары и токосъемника ванны выходят на контактную головку зонда, которая при надевании зонда на погружной жезл входит в соединение с его контактным блоком. Датчик окисленности и термопара смонтированы в коническом керамическом корпусе и защищены стальным и картонным шлакозащитными колпачками, предохраняющими их от контакта со шлаком при погружении зонда в ванну. Токосъемник ванны выполнен в виде стального кольца. Керамический корпус запрессован в торец картонной гильзы, защищающей погружной жезл от воздействия расплава.

 

 

Рис. 1. Кислородный зонд фирмы Heraeus Electro-Nite тип Celox Al

 

Теоретические основы метода

Определение активности кислорода в расплавах металлов основано на использовании высокотемпературной гальванической электрохимической ячейки с твердым электролитом из стабилизированного оксидом магния диоксида циркония. В этой ячейке твердый электролит обеспечивает перенос ионов кислорода между анализируемым жидким металлом и эталонным электродом. В результате в ячейке возникает разность потенциалов (ЭДС), пропорциональная логарифму отношения парциальных давлений кислорода, равновесных с анализируемым расплавом и с материалом эталонного электрода. Схематично электрохимическая ячейка может быть представлена в следующем виде:

 

Mo

Cr+Cr2O3

ZrO2·MgO

(O) Ni

Ni

Токосъемник

Эталонный

электрод

Твердый

электролит

Анализируемый металл

Токосъемник

 

Измерив значение ЭДС ячейки и температуру анализируемого металла и зная парциальное давление кислорода, равновесное с материалом эталонного электрода, по уравнению Нернста можно рассчитать парциальное давление кислорода, равновесное с кислородом, растворенным в анализируемом расплаве. При 100%-ной ионной проводимости твердого электролита во всем интервале температур, характерных для выплавки жаропрочных сплавов, уравнение Нернста имеет вид [11]:

                                                          (1)

где Е – измеренная величина ЭДС, мВ; R – универсальная газовая постоянная, равная 8,314 Дж/(К·моль); T – температура расплава, К; F – постоянная Фарадея, равная 96485 Кл/моль; PО2(с) – равновесное парциальное давление в электроде сравнения; PО2(х) – парциальное давление кислорода, равновесное с эталонным электродом.

При выполнении этого условия теми же авторами предложено уравнение для расчета активности кислорода, которое применительно к никелевым расплавам имеет вид:

                                (2)

 

где  – стандартное изменение энергии Гиббса реакции 1/2О2газ=

 

После математических преобразований уравнения (2) имеем:

                              (3)

 

В соответствии с данными работы [12], при выборе в качестве стандартного состояния 1%-ный раствор кислорода, значение активности кислорода в расплаве будет иметь вид:

а0=f0·[% О].                                                                        (4)

 

В то же время, согласно работе [13]:

                                             (5)

 

где j – легирующий элемент;  – параметр взаимодействия элемента j по кислороду первого порядка;  – параметр взаимодействия элемента j по кислороду второго порядка,

 

тогда уравнение (3) можно представить в виде:

              (6)

 

Принимая значения  и с учетом уравнения, представленного в работе [11]:

                                                                      (7)

 

уравнение (6) принимает вид, конечный для расчетов:

                            (8)

 

где -1077682+232,49Т, Дж/моль [11]; -71600+1,84Т, Дж/моль [11].

 

Для расчета компоненты  (в уравнении (8)) приняты значения параметров взаимодействия первого  и второго порядка , опубликованные в работе [13], а также в работах [14, 15], представленные в табл. 1.

Таблица 1

Значения параметров взаимодействия первого и второго порядка при температуре 1873 К

Элемент

(т) 

 [13]

С

-21,6 [13]

111,8

Al

-1,06 [13]

0,27

Cr

-0,231 [13]

0,009

Co

-0,004 [13]

0

W

-0,004 [13]

0

Mo

-0,024 [13]

0

Ti

-0,51 [13]

0,36

V

-0,394 [13]

0,037

Re

-0,284 [14]

0

Nb

-0,13 [15]

0

Ta

-0,013 [15]

0

 

Значения параметров взаимодействия первого порядка являются функцией от температуры расплава, при расчете ЭДС проводили перерасчет значений (Т) в соответствии с уравнением, приведенным в работе [13]:

                                               (9)

 

Поскольку сведений о температурной зависимости параметров взаимодействия второго порядка  в научной литературе не обнаружено, их величину принимают постоянной во всем исследуемом диапазоне температур.

Однако применение уравнения (8) для инженерных расчетов содержания кислорода в расплаве представляется неудобным для повседневного применения. Следует также отметить, что, по данным различных исследователей, значения параметров взаимодействия первого и второго порядка значительно отличаются как по знаку, так и по абсолютной величине. Кроме того, температурная зависимость параметров взаимодействия, для расчета которой предложено использовать универсальное уравнение (9), также может вносить дополнительные неточности в расчет. В этой связи представляется целесообразным для определения содержания кислорода в расплаве разработать математические модели применительно к каждой марке сплава, построенные по результатам статистической обработки зависимости окисленности расплава от его температуры и величины ЭДС.

Аналогичный подход для определения активности кислорода (содержания кислорода) в сталях предлагает применять и изготовитель этой измерительной системы, рекомендуя использовать следующее уравнение:

          (10)

 

где f1=8,87402; f2=16486,2; f3=56,2291; f4=-171243; f5=18,6325; f6=-86370; f7=11,6114; f8=290,28; f9=f10=0.

Следует отметить, что в измерительной системе Multi-Lab Сelox предусмотрена возможность применения расчетных формул для определения содержания кислорода в расплаве, общий вид и коэффициенты которых могут быть установлены пользователем. Это обеспечивает вывод на монитор прибора величины содержания кислорода в расплаве непосредственно при измерении величины его окисленности и позволяет исключить выполнение сложных расчетов.

 

Методика проведения экспериментов

В качестве объекта исследований выбраны наиболее перспективные жаропрочные сплавы на никелевой основе: углеродистые – ЖС26-ВИ, ЖС32-ВИ, ВЖЛ21-ВИ, безуглеродистые – ЖС36-ВИ, ВЖМ4-ВИ, ВЖМ5-ВИ и безуглеродистый интерметаллидный – ВИН3-ВИ.

Для проведения экспериментов в вакуумной индукционной печи выплавлено по одной плавке каждого сплава с доводкой химического состава сплава до расчетных значений. Выплавку сплавов осуществляли по серийной технологии.

Шихтовые заготовки каждого сплава переплавляли в вакуумной индукционной печи VIM-12 и определяли влияние содержания кислорода в расплаве и его температуры на величину окисленности (ЭДС). Содержание кислорода в расплаве увеличивали с 0,0005 до 0,0025% (по массе) относительно его начального содержания (по расчету) с шагом 0,0005% (по массе), а температуру расплава – с 1550 до 1650°С с шагом 10°С. Для этого после полного расплавления заготовки доводили температуру расплава до требуемой и выдерживали его при этой температуре от 4 до 5 мин. Осуществляли замер окисленности расплава и отбирали из него пробу для последующего изготовления образцов для газового анализа. Затем последовательно увеличивали содержание кислорода в расплаве путем ввода оксида никеля. Оксид никеля при каждой температуре расплава вводили за пять приемов. За один прием вводили оксид никеля, количество которого соответствовало приращению содержания кислорода в расплаве на 0,0005% (по массе). После каждого приема вновь выполняли замер окисленности расплава при той же температуре и отбирали пробу. Интервал времени между замерами составлял от 5 до 7 мин.

Из полученных проб изготавливали образцы для газового анализа по действующей технологии. Содержание кислорода определяли на газоанализаторе TS 600 фирмы Leco по действующей на предприятии методике.

 

Результаты и обсуждение

В результате проведенных экспериментов на вакуумной индукционной плавильной установке VIM-12 установлена следующая закономерность для всех исследованных марок сплавов: содержание кислорода в расплаве увеличивается с уменьшением величины ЭДС и понижением температуры расплава, что полностью согласуется с теоретическими положениями работы [10]. Для примера указанные зависимости для сплавов ЖС26-ВИ и ВЖЛ-21-ВИ представлены на рис. 2.

Полученные результаты экспериментов обрабатывали статистическими методами, что позволило разработать математические модели содержания кислорода в расплаве в зависимости от величины окисленности и температуры металла для сплавов ЖС26-ВИ, ЖС32-ВИ, ЖС36-ВИ, ВЖЛ-21-ВИ, ВЖМ4-ВИ, ВЖМ5-ВИ и ВИН3-ВИ. Все модели имеют следующий вид:

[O]=A+E(B+E(C+DE)),                                                 (11)

 

где [O] – содержание кислорода в расплаве, ppm (10-4% (по массе)); Е – величина окисленности расплава, мВ; A=f1+f2T+f3T2+f4T3; B=f5+f6T+f7T2+f8T3; C=f9+f10T+f11T2; D=f12+f13T+f14T2; Т – температура расплава, °С; f1f2f3f4f5f6f7f8f9f10f11f12f13f14– коэффициенты.

 

Рис. 2. Зависимость содержания кислорода в сплавах ЖС26-ВИ (а) и ВЖЛ-21-ВИ (б) от
величины окисленности расплава и его температуры

 

Значения коэффициентов, указанных в уравнении (11) для вышеперечисленных марок сплавов, представлены в табл. 2.

 

Таблица 2

Значения коэффициентов f1f14

Сплав

f1

f2

f3

f4

f5

f6

f7

ЖС26-ВИ

-3984,12

5,6917

0,0020

0

12,0902

-0,0085

0

ЖС32-ВИ

-187530,21

241,26

-0,0783

0

-2593,90

3,2613

0,0010

ЖС36-ВИ

2872,87

-3,0028

0,0008

0

36,1284

-0,0385

1,0607

ВЖЛ-21-ВИ

1249,32

-0,9900

2,8286

0

1350,59

-1,6912

0,0005

ВЖМ4-ВИ

60386,63

-103,06

0,0593

-1,14·10-5

173,44

-0,1975

5,6887

ВЖМ5-ВИ

-16867,96

18,9303

-0,0054

0

-96480,43

181,66

-0,1140

ВИН3-ВИ

-203114,85

402,93

-0,2659

5,8333

281,73

-0,3658

0,0001

Продолжение

Сплав

f8

f9

f10

f11

f12

f13

f14

ЖС26-ВИ

0

0,0327

-2,54·10-5

0

1,52·10-5

0

0

ЖС32-ВИ

0

-13,1573

0,0162

-5,03·10-6

-0,0017

9,07·10-7

0

ЖС36-ВИ

0

0,1122

-0,0001

3,37·10-8

0

0

0

ВЖЛ-21-ВИ

0

-0,0535

1,95·10-5

0

0

0

0

ВЖМ4-ВИ

0

0,5154

-0,0006

1,7168

0

0

0

ВЖМ5-ВИ

2,38·10-5

-3,0306

0,0036

-1,08·10-6

-5,46·10-3

6,51·10-6

-1,95·10-9

ВИН3-ВИ

0

-6,73·10-3

-1,07·10-4

6,43·10-8

-3,91·10-3

4,59·10-6

-1,35·10-9

 

В табл. 3 представлены результаты проверки адекватности и достоверности разработанной математической модели для сплава ЖС26-ВИ в интервале температур 1570–1610°С при содержании кислорода от 5 до 25 ppm.

Дальнейшие работы по освоению и внедрению методики экспресс-контроля определения содержания кислорода в расплавах жаропрочных никелевых сплавов по ходу вакуумной индукционной плавки проводили на промышленной плавильной установке VIM-150 с емкостью тигля 650 и 1000 кг, оснащенной анализатором кислорода Multi-Lab III Celox.

Объектом исследования являлись сплавы ЖС26-ВИ и ЖС32-ВИ – выплавляли по две плавки каждого сплава. Выплавку сплавов проводили согласно действующей технологической инструкции. Замер ЭДС осуществляли после доводки химического состава сплава до расчетных значений. Содержание кислорода в расплаве определяли по уравнению (11) для этих марок сплавов. На каждой плавке после замера ЭДС отбирали пробы для последующего изготовления образцов и определения содержания кислорода.

 

Таблица 3

Результаты проверки адекватности и достоверности математической модели

для сплава ЖС26-ВИ

Параметры измерений

Содержание кислорода, ppm

Относительная

погрешность, %

Е, мВ

t, °C

фактическое

расчетное

-172,3

1570

5,0

4,68

6,42

-198,8

10,0

9,67

3,29

-216,8

15,0

14,50

3,36

-231,3

20,0

19,65

1,74

-242,3

25,0

24,50

1,99

-178,0

1580

5,0

5,33

6,58

-204,0

10,0

10,32

3,22

-222,5

15,0

15,35

2,32

-237,0

20,0

20,57

2,87

-249,0

25,0

25,97

3,89

-183,5

1590

5,0

5,52

10,49

-210,0

10,0

10,66

6,61

-228,0

15,0

15,59

3,93

-242,5

20,0

20,82

4,13

-253,5

25,0

25,74

2,98

-189,0

1600

5,0

5,27

5,31

-215,5

10,0

10,36

3,56

-233,5

15,0

15,25

1,67

-248,0

20,0

20,46

2,30

-259,0

25,0

25,35

1,42

-194,5

1610

5,0

4,52

9,57

-221,0

10,0

9,49

5,09

-239,0

15,0

14,30

4,68

-253,5

20,0

19,44

2,79

-264,5

25,0

24,28

2,87

 

Полученные результаты содержания кислорода в плавках сплавов ЖС26-ВИ и ЖС32-ВИ представлены в табл. 4. Как видно из данных табл. 4, величина относительной погрешности содержания кислорода в сплавах обеих марок, рассчитанная по разработанной математической модели и определенная на газоанализаторе, составляет в среднем 2,84%, что сопоставимо с погрешностью метода определения кислорода в жаропрочных никелевых сплавах. Это подтверждает, что разработанная методика может применяться для проведения экспресс-контроля определения содержания кислорода при выплавке жаропрочных никелевых сплавов.

 

Таблица 4

Содержание кислорода в сплавах ЖС26-ВИ и ЖС32-ВИ

по данным разработанной методики и газового анализа

Условный

номер плавки

Параметры измерений

Содержание кислорода, ppm

Относительная

погрешность, %

Е, мВ

t, °C

по расчетной

методике

на основе

газового анализа

Сплав ЖС26-ВИ

1

-215,7

1573,2

14,5

14,0

3,57

2

-212,5

1615,0

7,9

8,1

2,47

Сплав ЖС32-ВИ

1

-223,2

1579,7

13,0

13,4

3,08

2

-232,4

1605,0

11,1

10,8

2,23

 

Таким образом, на примере сплавов ЖС26-ВИ и ЖС32-ВИ, выплавленных на установке VIM-150, подтверждена адекватность и достоверность разработанных для плавильной установки VIM-12 математических моделей для определения содержания кислорода в зависимости от величины окисленности и температуры расплава. Это позволяет предположить, что разработанные для сплавов ЖС36-ВИ, ВЖЛ-21-ВИ, ВЖМ4-ВИ, ВЖМ5-ВИ и ВИН3-ВИ математические модели также могут применяться при их выплавке на установке VIM-150.

 

Заключения

1. Разработана методика экспресс-контроля определения содержания кислорода в расплавах жаропрочных никелевых сплавах по ходу вакуумной индукционной плавки на плавильных установках VIM-12 и VIM-150 с применением прибора Multi-Lab Сelox в комплекте с кислородными зондами.

2. Установлены зависимости содержания кислорода в расплаве от величины его окисленности и температуры металла для сплавов ЖС26-ВИ, ЖС32-ВИ, ЖС36-ВИ, ВЖЛ-21-ВИ, ВЖМ4-ВИ, ВЖМ5-ВИ и ВИН3-ВИ, выплавленных на опытной плавильной установке VIM-12, и разработаны соответствующие математические модели для каждого из этих сплавов.

3. Проведено опробование разработанной методики на промышленной плавильной установке VIM-150 при выплавке серийных жаропрочных никелевых сплавов ЖС26-ВИ и ЖС32-ВИ, которое подтвердило адекватность и достоверность математических моделей, разработанных для опытной плавильной установки VIM-12.

4. Разработанная методика экспресс-контроля определения содержания кислорода в расплавах жаропрочных никелевых сплавов в процессе вакуумной индукционной плавки на установках VIM-12 и VIM-150 может быть адаптирована для любых других сплавов на никелевой основе.


ЛИТЕРАТУРА REFERENCE LIST
1. Каблов Е.Н. Инновационные разработки ФГУП «ВИАМ» ГНЦ РФ по реализации «Стратегических направлений развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года» // Авиационные материалы и технологии. 2015. №1 (34). С. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
2. Каблов Е.Н., Сидоров В.В., Ригин В.Е. Металлургия литейных жаропрочных сплавов // 75 лет. Авиационные материалы. Избранные труды «ВИАМ» 1932–2007: юбил. науч.-технич. сб. М.: ВИАМ, 2007. С. 125–132.
3. Петрушин Н.В., Оспенникова О.Г., Светлов И.Л. Монокристаллические жаропрочные никелевые сплавы для турбинных лопаток перспективных ГТД // Авиационные материалы и технологии. 2017. №S. С. 72–103. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-S-72-103.
4. Базылева О.А., Аргинбаева Э.Г., Туренко Е.Ю. Высокотемпературные интерметаллидные сплавы для деталей ГТД // Авиационные материалы и технологии. 2013. №3. С. 26–31.
5. Петрушин Н.В., Оспенникова О.Г., Висик Е.М., Рассохина Л.И., Тимофеева О.Б. Жаропрочные никелевые сплавы низкой плотности // Литейное производство. 2012. №6. С. 5–11.
6. Каблов Е.Н., Петрушин Н.В., Светлов И.Л., Демонис И.М. Литейные жаропрочные сплавы нового поколения // 75 лет. Авиационные материалы. Избранные труды «ВИАМ» 1932–2007: юбил. науч.-технич. сб. М.: ВИАМ, 2007. С. 27–44.
7. Орехов Н.Г., Старостина И.В. Анализ качества литой прутковой (шихтовой) заготовки из жаропрочных сплавов производства ФГУП «ВИАМ» // Авиационные материалы и технологии. 2014. №S5. С. 23–30. DOI: 10.18577/2071-9140-2014-0-s5-23-30.
8. Литые лопатки газотурбинных двигателей: сплавы, технологии, покрытия / под общ. ред. Е.Н. Каблова. 2-е изд. М.: Наука, 2006. 632 с.
9. Лузгин В.П., Явойский В.И. Газы в стали и качество металла. М.: Металлургия, 1983. 232 с.
10. Григорян В.А., Белянчиков Л.Н., Стомахин А.Я. Теоретические основы сталеплавильных процессов. М.: Металлургия, 1987. 272 с.
11. Падерин С.Н., Серов Г.В., Шильников Е.В., Алпатов А.В. Электрохимический контроль и расчеты сталеплавильных процессов. М.: Изд. Дом МИСиС, 2011. 284 с.
12. Жуховицкий А.А., Шварцман Л.А. Физическая химия. М.: Гос. науч.-техн. изд-во лит-ры по черн. и цветн. металлургии, 1963. 676 с.
13. Лузгин В.П., Зинковский И.В., Покидышев В.В., Иванов А.А. Кислородные зонды в сталеплавильном производстве. М.: Металлургия, 1989. 144 с.
14. Ригин В.Е., Сидоров В.В., Бурцев В.Т. Исследование активности кислорода в расплавах никеля, содержащих рений, при вакуумной индукционной плавке // Электрометаллургия. 2012. №11. С. 21–26.
15. Зубарев К.А. Исследование процессов рафинирования сплавов на основе железа и никеля в вакууме с целью совершенствования технологии плавки в вакуумной индукционной печи: дис. … канд. техн. наук. М.: МИСиС, 2016. 166 с.
1. Kablov E.N. Innovacionnye razrabotki FGUP «VIAM» GNC RF po realizacii «Strategicheskih napravlenij razvitiya materialov i tehnologij ih pererabotki na period do 2030 goda» [Innovative developments of FSUE «VIAM» SSC of RF on realization of «Strategic directions of the development of materials and technologies of their processing for the period until 2030»] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №1 (34). S. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
2. Kablov E.N., Sidorov V.V., Rigin V.E. Metallurgiya litejnyh zharoprochnyh splavov [Metallurgy of cast heat-resistant alloys] // 75 let. Aviacionnye materialy. Izbrannye trudy «VIAM» 1932–2007: yubil. nauch.-tehnich. sb. M.: VIAM, 2007. S. 125–132.
3. Petrushin N.V., Ospennikova O.G., Svetlov I.L. Monokristallicheskie zharoprochnye nikelevye splavy dlya turbinnyh lopatok perspektivnyh GTD [Single-crystal Ni-based superalloys for turbine blades of advanced gas turbine engines] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2017. №S. S. 72−103. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-S-72-103.
4. Bazyleva O.A., Arginbaeva E.G., Turenko E.Yu. Vysokotemperaturnye intermetallidnye splavy dlya detaley GTD [The high-temperature intermetallic alloys for parts of gas-turbine engines] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2013. №3. S. 26–31.
5. Petrushin N.V., Ospennikova O.G., Visik E.M., Rassohina L.I., Timofeeva O.B. Zharoprochnye nikelevye splavy nizkoj plotnosti [High-temperature nickel alloys of low density] // Litejnoe proizvodstvo. 2012. №6. S. 5-11.
6. Kablov E.N., Petrushin N.V., Svetlov I.L., Demonis I.M. Litejnye zharoprochnye splavy novogo pokoleniya [Foundry hot strength alloys of new generation] // 75 let. Aviacionnye materialy. Izbrannye trudy «VIAM» 1932–2007: yubil. nauch.-tehnich. sb. M.: VIAM, 2007. S. 27–44.
7. Orehov N.G., Starostina I.V. Analiz kachestva litoj prutkovoj (shihtovoj) zagotovki iz zharoprochnyh splavov proizvodstva FGUP «VIAM» [Quality analysis of the charge bar castings made from superalloys by FSUE «VIAM»] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2014. №S5. S. 23–30. DOI: 10.18577/2071-9140-2014-0-s5-23-30.
8. Litye lopatki gazoturbinnyh dvigatelej: splavy, tehnologii, pokrytiya / pod obshh. red. E.N. Kablova. 2-e izd. [The analysis of quality of cast bar (blend) preparation from hot strength alloys of production of VIAM Federal State Unitary Enterprise]. M.: Nauka, 2006. 632 s.
9. Luzgin V.P., Yavojskij V.I. Gazy v stali i kachestvo metalla [Gases in steel and quality of metal]. M.: Metallurgiya, 1983. 232 s.
10. Grigoryan V.A., Belyanchikov L.N., Stomahin A.Ya. Teoreticheskie osnovy staleplavilnyh processov [Theoretical bases of steel-smelting processes]. M.: Metallurgiya, 1987. 272 s.
11. Paderin S.N., Serov G.V., Shilnikov E.V., Alpatov A.V. Elektrohimicheskij kontrol i raschjoty staleplavilnyh processov [Electrochemical control and calculations of steel-smelting processes]. M.: Izd. Dom MISiS, 2011. 284 s.
12. Zhuhovickij A.A., Shvarcman L.A. Fizicheskaya himiya [Physical chemistry]. M.: Gos. nauch.-tehn. izd-vo lit-ry po chern. i cvetn. metallurgii, 1963. 676 s.
13. Luzgin V.P., Zinkovskij I.V., Pokidyshev V.V., Ivanov A.A. Kislorodnye zondy v staleplavilnom proizvodstve [Oxygen probes in steel-smelting production]. M.: Metallurgiya, 1989. 144 s.
14. Rigin V.E., Sidorov V.V., Burcev V.T. Issledovanie aktivnosti kisloroda v rasplavah nikelya, soderzhashhih renij, pri vakuumnoj indukcionnoj plavke [Research of activity of oxygen in melt the nickel, containing rhenium, at vacuum induction melting] // Elektrometallurgiya. 2012. №11. S. 21–26.
15. Zubarev K.A. Issledovanie processov rafinirovaniya splavov na osnove zheleza i nikelya v vakuume s celyu sovershenstvovaniya tehnologii plavki v vakuumnoj indukcionnoj pechi: dis. … kand. tehn. nauk [Research of refining processes of ferrous alloys and nickel in vacuum for the purpose of improvement of technology of melting in the vacuum induction furnace: thesis, Cand. Sci. (Tech.)]. M.: MISiS, 2016. 166 s.
Вы можете оставить комментарий к статье. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.