Статьи

 




dx.doi.org/ 10.18577/2307-6046-2016-0-10-2-2
УДК 669.245:669.018.44
А. А. Буякина, М. Н. Летников, М. М. Бакрадзе, С. А. Шугаев
ВЛИЯНИЕ ТЕРМОМЕХАНИЧЕСКОЙ И ТЕРМИЧЕСКОЙ ОБРАБОТКИ НА СТРУКТУРУ И СВОЙСТВА СПЛАВА ВЖ177

Исследовано влияние параметров термомеханической и термической обработки на изменение структурно-фазового состояния сплава на всех этапах технологического процесса изготовления плоских штамповок – от гомогенизационного отжига слитка до полной термической обработки – из нового деформируемого жаропрочного сплава ВЖ177 на никелевой основе. Представлены результаты сравнительных испытаний на растяжение, ударную вязкость и жаропрочность штамповок, изготовленных по различным технологическим схемам. Исследовано влияние высокотемпературных выдержек, имитирующих наработку в изделиях, на структуру и механические свойства сплава.

Ключевые слова: сплав на основе никеля, гомогенизационный отжиг, изотермическая штамповка, термическая обработка, механические свойства, Ni-base superalloy, homogenizing, isothermal forging, heat treatment, mechanical properties.

Введение

Увеличение ресурса авиационных двигателей требует создания материалов с высоким уровнем физико-механических свойств. Новые материалы должны превосходить аналоги по рабочей температуре, удельным прочностным характеристикам, не иметь чувствительности к концентраторам напряжений [1]. Разработка современных конкурентоспособных материалов для ГТД нового поколения основана на неразрывности концепции «материал–технология–конструкция» [2].

Одной из проблем металловедения современных деформируемых жаропрочных никелевых сплавов является создание материала с высокой жаропрочностью при температурах ˃650°С без потери кратковременной прочности. Среди отечественных дисковых сплавов наибольшим значением жаропрочности при 750°С обладает отечественный гранулируемый сплав разработки ВИЛС марки ВВ750П – 755 МПа (при прочности 1501 МПа), однако его рабочая температура без защитного покрытия ограничена 650°С из-за неудовлетворительной стойкости к сульфидно-оксидной коррозии при 750°С. Высокий уровень кратковременной прочности при 20°С имеет отечественный деформируемый сплав марки ВЖ175, разработанный во ФГУП «ВИАМ»: 1600 МПа, однако его жаропрочность при 750°С несколько ниже: 638 МПа. Перспективным зарубежным аналогом является гранулированный никелевый сплав марки LSHR с характеристиками: 1700 МПа и      680 МПа [3–7].

Для изготовления дисков турбин малоразмерных ГТД из высоколегированных жаропрочных никелевых сплавов во ФГУП «ВИАМ» разработана технология изотермической штамповки, обеспечивающая формирование регламентированной структуры материала штампованных заготовок. Отличительной особенностью новой комплексной энерго- и ресурсосберегающей технологии, по сравнению с зарубежными, является то, что высокотемпературная деформация заготовок производится на воздухе, а не в вакуумных установках с молибденовыми штампами [8–11].

Известно, что структурно-фазовое состояние во многом определяет свойства жаропрочных поликристаллических никелевых сплавов. Структура современных высоколегированных жаропрочных никелевых сплавов весьма чувствительна к термомеханической и термической обработке – например, температуру закалки необходимо подбирать индивидуально для каждой плавки, так как температура полного растворения основной упрочняющей γ′-фазы (Тп.рγ′) может сильно меняться в пределах паспортного химического состава сплава [12–16].

С целью создания материала для дисков ГТД, рассчитанных на длительную эксплуатацию при температурах 750–800°С, во ФГУП «ВИАМ» выполнена НИР по разработке нового жаропрочного деформируемого сплава (ВЖ177) с уровнем жаропрочности 765 МПа и пределом прочности при растяжении 1500 МПа. Для определения оптимальных технологических параметров получения заготовок дисков проведено исследование влияния термомеханической и термической обработки на структуру и характеристики длительной  и кратковременной (σв) прочности нового сплава ВЖ177.

Работа выполнена в рамках реализации комплексного научного направления 9.7. «Высокотемпературные деформируемые сплавы и композиционные материалы, упрочненные тугоплавкими металлическими волокнами и частицами, карбидами, нитридами и др., истираемые уплотнительные материалы» («Стратегические направления развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года») [1].

 

Материалы и методы

Материал для исследования – новый высокожаропрочный деформируемый сплав ВЖ177 на основе никеля системы легирования Ni–Co–Cr–W–Mo–Ta–Al–Ti–Nb–C. Сплав получали путем вакуумно-индукционной выплавки с последующим переплавом в слитки методом высокоградиентной направленной кристаллизации (ВГНК).

Микроструктуру сплава ВЖ177 в различных состояниях исследовали на протравленных микрошлифах с помощью оптического микроскопа Olympus GX-51 и растрового электронного микроскопа JSM-6490LV. Локальный химический состав определяли методом количественного микрорентгеноспектрального анализа (МРСА) на аппарате «Суперпроб-733».

Температуры фазовых превращений в литом состоянии определяли методом дифференциального термического анализа на установке для измерения теплоемкости DSC404F1.

Фазовый состав сплава исследовали методом, основанным на электрохимическом изолировании фаз, с последующим рентгеноструктурным анализом изолятов на дифрактометре D/MАХ-2500 фирмы Rigaku в Cu Kα-излучении. Обработку дифрактограмм проводили с помощью специализированной программы Jade 5 и базы данных PDF-2.

Испытания при растяжении выполнены в соответствии с ГОСТ 1497–84 на цилиндрических образцах с рабочей частью Ø5 мм. Испытания на длительную прочность проводили на аналогичных образцах по ГОСТ 10145–81 при температуре 750°С с постоянным напряжением 765 МПа. Испытания на ударную вязкость (KCU) проводили по ГОСТ 9454–78.

 

Результаты и обсуждение

Комплексная технология получения заготовок дисков из никелевых жаропрочных сплавов включает: вакуумно-индукционную выплавку слитков с последующим переплавом методом высокоградиентной направленной кристаллизации (ВГНК)→гомо-генизационный отжиг→изотермическую штамповку слитков→термическую обработку заготовок дисков. Далее представлены результаты исследований – начиная с гомогенизации слитка и заканчивая термической обработкой деформированных заготовок.

 

Микроструктура сплава в исходном состоянии
и после гомогенизационного отжига

В литом состоянии сплав ВЖ177 имеет типичную дендритную структуру с большой долей эвтектики в междендритных областях и карбидами типа МеС, а также небольшое количество избыточной фазы на основе системы Ni–Co–Cr–Nb–Mo (рис. 1, а). Больший объем эвтектики в сплаве ВЖ177 (по сравнению с другими деформируемыми жаропрочными сплавами) обусловлен повышенным суммарным содержанием γ′-образующих и тугоплавких легирующих элементов. Для обеспечения длительной работоспособности при высоких температурах сплав ВЖ177 максимально легирован танталом и вольфрамом, их сумма (8,4% (по массе)) существенно выше, чем у всех современных зарубежных и отечественных дисковых сплавов:

                           Сплав

                 Содержание Та+W, % (по массе)

LSHR

5,9

Alloy 10 

7,1

ВЖ175

3,1

ВВ751П 

3,0.

     

 

Наличие эвтектики отрицательно сказывается при последующей деформации и, как правило, приводит к образованию трещин вдоль границ фазового раздела, поэтому процессу гомогенизации сплава ВЖ177 необходимо уделить особое внимание.

По данным дифференциального термического анализа (ДТА) температура сольвус сплава ВЖ177 находится несколько выше 1220°С, при этом металлографические исследования показали, что активное растворение эвтектики происходит при температурах ≥1210°С (рис. 1, б). С учетом столь узкого температурного интервала гомогенизации, в работе исследовали влияние продолжительности выдержки (от 6 до 12 ч) при температуре отжига 1220±5°С (рис. 1 в, г). Максимальное растворение эвтектической составляющей происходит после отжига в течение 12 ч (рис. 1, г), однако после гомогенизации в сплаве все же остается небольшое ее количество.

Методом МРСА исследовали состав легирующих элементов в осях дендритов первого порядка (Сд) и в межосном пространстве (См.д) образцов в литом и гомогенизированном состоянии. Как видно из данных табл. 1, коэффициенты ликвационной неоднородности (Kл=Сд/См.д) после отжига в течение 12 ч при 1220±5°С равны 1±0,2, что свидетельствует о завершении процесса гомогенизации. Увеличение продолжительности отжига более 12 ч не приводит к дополнительным изменениям в микроструктуре. Для проведения дальнейших исследований слитки, выплавленные методом ВГНК, термически обрабатывали по режиму: при 1220±5°С в течение 12 ч.

 

Рис. 1. Микроструктура образцов из сплава ВЖ177 в литом состоянии после
ВГНК-переплава (а) и после гомогенизационного отжига, проведенного по режимам: 1210°С,
8 ч (б); 1220±5°С с выдержкой 6 (в) и 12 ч (г)

 

Таблица 1

Коэффициенты ликвации легирующих элементов в литом и гомогенизированном

состоянии образцов из сплава ВЖ177

Состояние образцов

Коэффициент ликвации Kл* для элементов

Al

Ti

Cr

Co

Nb

Ta

W

Литое

1,1

0,8

0,6

1,0

0,3

1,1

1,8

После гомогенизационного отжига при 1220±5°С в течение 12 ч

1,1

0,9

1,0

1,0

1,0

0,9

1,2

* Kл=Сд/См.д.

 

Микроструктура сплава после деформации

Для достижения высоких и стабильных характеристик механических свойств в поликристаллических жаропрочных никелевых сплавах необходимо на этапе деформации сформировать однородную мелкозернистую рекристаллизованную структуру.

С учетом высокого уровня легирования сплава ВЖ177, исследовали влияние высокотемпературных отжигов между деформациями для рекристаллизации металла по двум режимам:

– режим 1 – многостадийная деформация при постоянной температуре с промежуточными отжигами по режиму Тотж=Тдеф+(20÷40)°С;

режим 2 – многостадийная деформация при постоянной температуре с отжигами между первыми операциями осадки при температуре гомогенизации и отжигами между окончательными операциями деформации, как в режиме 1.

Деформацию заготовок из сплава ВЖ177 проводили на гидравлических прессах в условиях, близких к изотермическим (температура нагрева штампового инструмента составляла 950–980°С), общая степень деформации для обоих режимов: ~80% по высоте.

 

Рис. 2. Микроструктура после деформации по режиму 1 (а) и 2 (б)

 

Микроструктурные исследования показали, что после деформации формируется однородное микрозерно 10 балла по ГОСТ 5639–82 (рис. 2). В структуре видны равномерно распределенные выделения γ′-фазы различной дисперсности. Кроме того, по сравнению с режимом 1, в процессе термомеханической обработки по режиму 2 остатки эвтектической фазы практически полностью устраняются (рис. 2, б).

 

Микроструктура и механические свойства сплава
после закалки с последующим старением

Окончательное формирование структуры происходит в процессе термической обработки – закалки с последующим старением. В данной работе исследовано влияние температуры закалки на микроструктуру и свойства образцов из сплава ВЖ177, обработанных по режиму 2. Старение для всех вариантов закалки проводили по одинаковому режиму. Выбраны температуры закалки (1190–1215°С), обеспечивающие в процессе термической обработки получение структуры с различным размером микрозерна: мелким – от 20 до 30 мкм (7–8 балл), средним – от 40 до 60 мкм (5–6 балл) и крупным – от 100 до 180 мкм (2–3 балл).

На рис. 3 показаны микроструктуры с различным размером зерна в зависимости от режима термообработки. Исследование образцов методами РЭМ и МРСА показало, что после полной термической обработки во всех образцах наблюдаются зерна γ-твердого раствора с дисперсными частицами интерметаллидной γ′-фазы (рис. 3, е). По границам зерен наблюдаются более крупные, по сравнению с телом зерна, частицы γ′-фазы, а также карбиды (рис. 3, г, д).

С помощью МРСА исследован локальный химический состав. Состав γ-матрицы и γ′-фазы типичен для такого класса сплавов. По результатам физико-химического фазового анализа (ФХФА) после термической обработки не обнаружены карбиды на основе соединений Ме6С и Ме23С6, отрицательно влияющие на свойства, в первую очередь – на пластичность.

 

 

Рис. 3. Микроструктуры:

а, б, в – общий вид (а – крупное зерно, б – среднее, в – мелкое); г – вторичные карбиды;
д
– границы зерен; е – упрочняющая γ′-фаза

 

Сравнительные исследования основных механических свойств проводили на образцах, прошедших термомеханическую обработку по режиму 2. Статистические данные собраны по десяти образцам для каждого исследования. Результаты испытаний (средние значения) представлены в табл. 2.

 

Таблица 2

Механические свойства после различных режимов полной термической обработки

Термообработка на зерно, балл

σв

σ0,2

δ

ψ

KCU,

кДж/см2

Жаропрочность

(при 750°С, σ=765 МПа) –

время до разрушения, ч

МПа

%

2–3

1370

1020

13,8

14,3

290

128

5–6

1550

1120

14,3

15,3

290

105

7–8

1595

1205

11,5

12,0

255

46

 

Наибольшее значение жаропрочности получено на образцах с крупнозернистой микроструктурой, однако при этом заметно сильное снижение кратковременной прочности и пластичности, что типично для сплавов данного класса. Оптимальным комплексом свойств обладают образцы со средним баллом зерна – они показали высокую жаропрочность при высоких значениях предела прочности и текучести при комнатной температуре.

 

Имитация наработки для оценки структурно-фазовой стабильности сплава

Оценку структурно-фазовой стабильности (табл. 3) сплава ВЖ177 проводили на образцах со средним баллом зерна – имитацией наработки при рабочей температуре (выдержка 1050 ч при 750°С).

 Таблица 3

Свойства после термической обработки* и последующей выдержки
в течение 1050 ч при 750°С (средние значения)

Состояние сплава

σв

σ0,2

δ

ψ

Жаропрочность

(при 750°С, σ=765 МПа) –

время до разрушения, ч

МПа

%

Исходное (после термообработки)

1550

1120

14,3

15,3

105

Исходное+выдержка 1050 ч при 750°С

1525

1020

12,5

13,5

118

* Режим термомеханической обработки 2, термообработка на 5–6 балл зерна.

 

Видно, что после длительной имитации наработки (1050 ч) при рабочей температуре 750°С прочность снижается незначительно – на 2%, предел текучести – на 9%, пластичность уменьшается не более чем на 13%. Время до разрушения при испытаниях на длительную прочность сохраняется на уровне исходного состояния.

 

Рис. 4. Микроструктура образцов после термической обработки (а) и выдержки 1050 ч при 750°С (б); первичные карбиды по границам зерен после термообработки (в) и выдержки (г)

 

По сравнению с исходным (термообработанным) состоянием после длительной выдержки в течение 1050 ч при температуре 750°С в микроструктуре наблюдается коагуляция частиц вторичной γ′-фазы (рис. 4, а, б), а также увеличение вторичных карбидов по границам зерен и границам (γ/γ′)-фаз (рис. 4, в, г), что является причиной снижения пластичности. Выделений ТПУ фаз не обнаружено.

 

Заключение

Для нового высоколегированного жаропрочного сплава ВЖ177 исследовано влияние параметров термомеханической и термической обработок на структуру и механические свойства. Определены оптимальные режимы гомогенизационного отжига, изотермической штамповки, промежуточных рекристаллизационных отжигов, а также окончательной термической обработки.

Для получения равномерной рекристаллизованной структуры без избыточных фаз необходимо проводить многостадийную изотермическую штамповку с отжигами при температуре 1220±5°С на первых этапах.

Высокий уровень механических свойств материала при комнатной и рабочей температурах обеспечивает термическая обработка, состоящая из закалки при температуре Тп.р-10°С и двойного старения. Структура после обработки равномерная, размер зерен матрицы 30–50 мкм.

Исследования обработанного по оптимальному режиму сплава ВЖ177 (после выдержки в течение 1050 ч при 750°С в качестве имитации наработки) показали структурно-фазовую стабильность и длительную работоспособность материала.


ЛИТЕРАТУРА REFERENCE LIST
1. Каблов Е.Н. Инновационные разработки ФГУП «ВИАМ» ГНЦ РФ по реализации «Стратегических направлений развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года» // Авиационные материалы и технологии. 2015. №1 (34). С. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
2. Каблов Е.Н., Оспенникова О.Г., Ломберг Б.С. Стратегические направления развития конструкционных материалов и технологий их переработки для авиационных двигателей настоящего и будущего // Автоматическая сварка. 2013. №10. С. 23–32.
3. Каблов Е.Н., Оспенникова О.Г., Ломберг Б.С. Создание современных жаропрочных материалов и технологий их производства для авиационного двигателестроения // Крылья Родины. 2012. №3–4. С. 34–38.
4. Locq D., Caron (Onera) P. On Some Advanced Nickel-Based Superalloys for Disk Applications // High Temperature Materials AL03-01. 2011. November. Issue 3. P. 1–9.
5. Huron E.S., Bain K.R., Mourer D.P., Gabb T.Р. Development of High Temperature Capability P/M Disk Superalloys // Superalloys-2008, TMS. 2008. P. 181–189.
6. Gabb T.P., Gayda J., Telesman J. Thermal and Mechanical Property Characterization of the Advanced Disk Alloy // NASA/TM-2005-213645. June, 2005.
7. Gabb T.Р., Gayda J., Telesman J., Kantzos P.T. Realistic Subscale Evaluations of the Mechanical Properties of Advanced Disk Superalloys // NASA/TM-2003-212086. January, 2003.
8. Каблов Е.Н., Оспенникова О.Г., Ломберг Б.С. Комплексная инновационная технология изотермической штамповки на воздухе в режиме сверхпластичности дисков из супержаропрочных сплавов // Авиационные материалы и технологии. 2012. №S. С. 129–141.
9. Tian G., Zou J., Wang Y., Wang W. Hot Deformation Behaviors and Microstructure Evolution in a New PM Nickel-Base Superalloy // Advanced Materials Research. 2011. Vol. 278. P. 411–416.
10. Пономаренко Д.А., Моисеев Н.В., Скугорев А.В. Эффективная технология изготовления дисков ГТД из жаропрочных никелевых сплавов // Кузнечно-штамповое производство. 2013. №10. С. 13–17.
11. Филонова Е.В., Бакрадзе М.М., Кочубей А.Я., Вавилин Н.Л. Исследование изменений структурно-фазового состояния сплава ВЖ175 в процессе горячей деформации и термической обработки // Авиационные материалы и технологии. 2014. №3. С. 10–13. DOI: 10.18577/2071-9140-2014-0-3-10-13.
12. Ломберг Б.С., Бакрадзе М.М., Чабина Е.Б., Филонова Е.В. Взаимосвязь структуры и свойств высокожаропрочных никелевых сплавов для дисков газотурбинных двигателей // Авиационные материалы и технологии. 2011. №2. С. 25–30.
13. Овсепян С.В., Ломберг Б.С., Бакрадзе М.М., Летников М.Н. Термическая обработка деформируемых жаропрочных никелевых сплавов для дисков ГТД // Вестник МГТУ им. Н.Э. Баумана. Сер.: Машиностроение. 2011. №SP2. С. 122–130.
14. Gayda J. Alloy 10: A 1300F Disk Alloy // NASA/TM-2000-210358. August, 2000.
15. Gabb T.P., Gayda J., Kantzos P. The Grain Size-Temperature Response of Advanced Nickel-Base Disk Superalloys During Solution Heat Treatments // NASA/TM-2007-214912. December, 2007.
16. Ovsepyan S.V., Lomberg B.S., Alalyikin A.A., Gerasimov D.E., Gromova A.A. Methods of structure preparing of superalloy for disc turbin applications for superplastic deformation // Material Science Forum. 1994. Vol. 170–172. P. 305–310.
17. Sharpe H.J., Saxena A. Effect of Microstructure on High-Temperature Mechanical Behavior of Nickel-Base Superalloys for Turbine Disc Applications // EuroSuperalloys-2010 / Advanced Materials Research. 2011. Vol. 278. P. 259–264.
18. Жаропрочный деформируемый сплав на основе никеля и изделие, выполненное из этого сплава: пат. 2280091 Рос. Федерация; заявл. 21.12.04; опубл. 20.07.06.
1. Kablov E.N. Innovacionnye razrabotki FGUP «VIAM» GNC RF po realizacii «Strategicheskih napravlenij razvitiya materialov i tehnologij ih pererabotki na period do 2030 goda» [Innovative developments of FSUE «VIAM» SSC of RF on realization of «Strategic directions of the development of materials and technologies of their processing for the period until 2030»] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №1 (34). S. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
2. Kablov E.N., Ospennikova O.G., Lomberg B.S. Strategicheskie napravleniya razvitiya konstrukcionnyh materialov i tehnologij ih pererabotki dlya aviacionnyh dvigatelej nastoyashhego i budushhego [The strategic directions of development of constructional materials and technologies of their processing for aircraft engines of the present and the future] // Avtomaticheskaya svarka. 2013. №10. S. 23–32.
3. Kablov E.N., Ospennikova O.G., Lomberg B.S. Sozdanie sovremennyh zharoprochnyh materialov i tehnologij ih proizvodstva dlya aviacionnogo dvigatelestroeniya [Creation of modern heat resisting materials and technologies of their production for aviation engine building] // Krylya Rodiny. 2012. №3–4. S. 34–38.
4. Locq D., Caron (Onera) P. On Some Advanced Nickel-Based Superalloys for Disk Applications // High Temperature Materials AL03-01. 2011. November. Issue 3. P. 1–9.
5. Huron E.S., Bain K.R., Mourer D.P., Gabb T.Р. Development of High Temperature Capability P/M Disk Superalloys // Superalloys-2008, TMS. 2008. P. 181–189.
6. Gabb T.P., Gayda J., Telesman J. Thermal and Mechanical Property Characterization of the Advanced Disk Alloy // NASA/TM-2005-213645. June, 2005.
7. Gabb T.Р., Gayda J., Telesman J., Kantzos P.T. Realistic Subscale Evaluations of the Mechanical Properties of Advanced Disk Superalloys // NASA/TM-2003-212086. January, 2003.
8. Kablov E.N., Ospennikova O.G., Lomberg B.S. Kompleksnaya innovacionnaya tehnologiya izotermicheskoj shtampovki na vozduhe v rezhime sverhplastichnosti diskov iz superzharoprochnyh splavov [Complex innovative technology of isothermal punching on air in mode of superplasticity of disks from superhot strength alloys] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2012. №S. S. 129–141.
9. Tian G., Zou J., Wang Y., Wang W. Hot Deformation Behaviors and Microstructure Evolution in a New PM Nickel-Base Superalloy // Advanced Materials Research. 2011. Vol. 278. P. 411–416.
10. Ponomarenko D.A., Moiseev N.V., Skugorev A.V. Effektivnaya tehnologiya izgotovleniya diskov GTD iz zharoprochnyh nikelevyh splavov [Effective manufacturing techniques of disks GTD from heat resisting nickel alloys] // Kuznechno-shtampovoe proizvodstvo. 2013. №10. S. 13–17.
11. Filonova E.V., Bakradze M.M., Kochubey A.Ya., Vavilin N.L. Issledovanie izmenenij strukturno-fazovogo sostoyaniya splava VZh175 v processe goryachej deformacii i termicheskoj obrabotki [Structural-phase evolution of VZH175-alloy during hot deformation and heat treatment] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2014. №3. S. 10–13. DOI: 10.18577/2071-9140-2014-0-3-10-13.
12. Lomberg B.S., Bakradze M.M., Chabina E.B., Filonova E.V. Vzaimosvyaz struktury i svojstv vysokozharoprochnykh nikelevykh splavov dlya diskov gazoturbinnykh dvigatelej [Interrelation of structure and properties of high-heat resisting nickel alloys for disks of gas turbine engines] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2011. №2. S. 25–30.
13. Ovsepyan S.V., Lomberg B.S., Bakradze M.M., Letnikov M.N. Termicheskaya obrabotka deformiruemyh zharoprochnyh nikelevyh splavov dlya diskov GTD [Thermal processing of deformable heat resisting nickel alloys for disks GTE] // Vestnik MGTU im. N.E. Baumana. Ser.: Mashinostroenie. 2011. №SP2. S. 122–130.
14. Gayda J. Alloy 10: A 1300F Disk Alloy // NASA/TM-2000-210358. August, 2000.
15. Gabb T.P., Gayda J., Kantzos P. The Grain Size-Temperature Response of Advanced Nickel-Base Disk Superalloys During Solution Heat Treatments // NASA/TM-2007-214912. December, 2007.
16. Ovsepyan S.V., Lomberg B.S., Alalyikin A.A., Gerasimov D.E., Gromova A.A. Methods of structure preparing of superalloy for disc turbin applications for superplastic deformation // Material Science Forum. 1994. Vol. 170–172. P. 305–310.
17. Sharpe H.J., Saxena A. Effect of Microstructure on High-Temperature Mechanical Behavior of Nickel-Base Superalloys for Turbine Disc Applications // EuroSuperalloys-2010 / Advanced Materials Research. 2011. Vol. 278. P. 259–264.
18. Zharoprochnyj deformiruemyj splav na osnove nikelya i izdelie, vypolnennoe iz etogo splava: pat. 2280091 Ros. Federaciya [Heat resisting deformable alloy on the basis of nickel and the product executed from this alloy: pat. 2280091 Rus. Federation]; zayavl. 21.12.04; opubl. 20.07.06.
Вы можете оставить комментарий к статье. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.