Articles

 




dx.doi.org/ 10.18577/2307-6046-2019-0-4-57-66
УДК 678.8
Ivanov M.S., Veshkin E.A, Satdinov R.A., Donskih I.N.
НОВЫЙ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ТКАНЕПЛЕНОЧНЫЙ МАТЕРИАЛ ДЛЯ ГИБКИХ ТРУБОПРОВОДОВ СИСТЕМЫ КОНДИЦИОНИРОВАНИЯ ВОЗДУХА ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ

Проведен анализ информационных источников в области материалов, применяемых для изготовления гибких трубопроводов системы кондиционирования воздуха летательных аппаратов. В результате сформулированы требования и разработан новый отечественный тканепленочный материал марки ВРТ-12 на основе стеклоткани Э1-100 с двухсторонним фторполимерным покрытием – для изготовления гибких трубопроводов системы кондиционирования воздуха летательных аппаратов. Материал имеет массу 1 м2 не более 275 г, отвечает требованиям АП-25 по горючести, выдерживает избыточное давление не менее 0,01 МПа и может эксплуатироваться в интервале температур от -60 до +80°С.


Введение

В настоящее время в РФ предусмотрено создание нового семейства ближне-среднемагистральных самолетов, а одной из важнейших задач при проектировании пассажирских самолетов является создание системы кондиционирования воздуха (СКВ) [1]. С момента повсеместного внедрения СКВ в авиационной технике, с середины 1960-х годов, основные ее элементы изготавливали преимущественно из металлов. Однако в настоящее время для оптимизации весовой эффективности все большее число элементов конструкции планера и систем самолетов изготавливается из полимерных композиционных материалов (ПКМ) [2]. Среди приоритетных стратегических направлений развития материалов и технологий существенная роль отведена разработке ПКМ [3–5].

Общая длина трубопроводов СКВ на пассажирских самолетах более 300 м, а масса 500–600 кг, что составляет не менее 40% массы всей системы. Трубопроводы СКВ в зависимости от рабочей температуры изготавливают из титанового сплава ОТ4, стали Х18Н9Т, алюминиевых сплавов АМг или АМц или из ПКМ. В современных самолетах элементы СКВ с рабочей температурой до 200°С изготавливают из ПКМ, так как применение ПКМ позволяет снизить массу элемента по сравнению с алюминием на 20–30% [2, 3]. Трубопроводы СКВ состоят из жестких элементов (тройники, трубы, патрубки) и гибких трубопроводов, которые применяют для соединения жестких элементов в местах изгибов и для подключения индивидуальных систем обдува, что позволяет сэкономить полезное пространство внутри фюзеляжа, – как показано на рис. 1.

 

 

Рис. 1. Трубопроводы системы кондиционирования воздуха самолета Boeing 737

 

Жесткие элементы изготавливают из стеклопластиков, гибкие – из герметичной оболочки в виде рукава и поддерживающего его каркаса – как показано на рис. 2. При этом оболочка изготовлена из тканепленочного материала (ТПМ), а каркас в виде спирали выполнен из металла или полимера [6]. Тканепленочные материалы представляют собой ПКМ, в которых матрица из эластомера армирована материалом в виде ткани, поэтому ТПМ обладают комплексными свойствами силовой основы и эластичного покрытия, а именно – высокой прочностью, гибкостью и герметичностью [7].

 

Рис. 2. Схема элемента гибкого трубопровода системы кондиционирования воздуха

Анализ доступной в сети Интернет информации показал, что гибкие трубопроводы СКВ производят такие компании, как BWT Senior Aerospace (Англия), НВD/Thermoid Inc. (США), Flexco Composite (США), Flexfab (США), Technifab (США). В РФ ТПМ для СКВ производят: ОКБ «Аэрокосмические системы», АО «НИИРП» и ООО «Химпродукт» [8–13].

Результаты анализа представлены в табл. 1. Установлено, что для изготовления гибких трубопроводов СКВ летательных аппаратов (ЛА) применяют ТПМ на основе нейлоновой ткани или стеклоткани с односторонним или двухсторонним полимерным покрытием из полиуретанового, силоксанового или неопренового (хлоропренового) каучуков. Компания Technifab (США) производит воздуховоды СКВ из закрытоячеистой пены на основе поливинилидендифторида (ПВДФ) торговой марки ZOTEK® F PVDF Foam [11]. Следует отметить, что фторполимеры являются наиболее перспективными с точки зрения пожаробезопасности. Как показано в статье [14], декоративный материал «Полиплекс» на основе стеклоткани Э-1/1-100 с односторонним фторполимерным покрытием соответствует требованиям АП-25, FAR-25 и CS-25 по пожаробезопасным свойствам (горючесть, дымообразование и тепловыделение) и является трудносгорающим.

В АО «НИИРП» производят прорезиненную невулканизованную ткань 51-3Т-111 по ТУ Заг10-198–87 для изготовления гибких труб облегченной конструкции СКВ для самолета Ту-204 [12]. Недостатками этого ТПМ являются большая масса, низкая морозостойкость, необходимость вулканизации для изготовления из нее воздуховода и малый срок службы, поэтому данный материал не нашел широкого применения в конструкции СКВ для современных ЛА.

 

Таблица 1

Сравнение свойств тканепленочных материалов для гибких трубопроводов

системы кондиционирования воздуха

Свойства

Значения свойств для

российского аналога

зарубежного аналога

ткани 51-3Т-111,

АО «НИИРП»;

ТУ Заг10-198–87 [12]

материала ТСС,

ООО «Химпродукт»;

ТУ8729-007-99176106–2016 [13]

типа U62,

Senior Aerospace BWT [8]

типа CAT,

НВD/Thermoid

Inc. [9]

Основа

Стеклоткань

Э3-100

Стеклоткань

Нейлон

Стеклоткань

Покрытие

Полихлоропреновый каучук

Силикон

Полиуретан

Неопрен

Масса 1 м2, г

425±25

500–570

Диапазон рабочих температур, °С

-30¸+80

-55¸+100

-53¸+177

Разрывная нагрузка

(основа/уток), Н

736/687

1400/1137

Горючесть

Соответствие требованиям противопожарных норм для материалов

внутренней отделки самолета

Герметичность

Материал должен быть герметичен при давлении не менее 0,01 МПа

 

В результате проведенного анализа сформированы требования к ТПМ для изготовления гибких трубопроводов СКВ для ЛА. Материал должен отвечать следующему комплексу характеристик:

– иметь минимально возможную массу 1 м2 и высокую надежность при эксплуатации – разрывная нагрузка полоски размером 50×200 мм (по основе/утку) не менее 500 Н;

– соответствовать требованиям авиационных правил по пожаробезопасности АП-25 [15];

– быть герметичным при давлении не менее 0,01 МПа;

– сохранять свои свойства в диапазоне температур от -60 до +80°С;

– быть технологичным – покрытие материала должно обеспечивать возможность изготовления и ремонта рукава трубопровода методом сварки;

– быть устойчивым к различным эксплуатационным факторам;

– иметь низкое влагопоглощение [16].

Если в настоящее время в зарубежной авиационной технике стало уже нормой изготовление гибких трубопроводов СКВ самолетов из ПКМ, то в РФ их внедрение откладывается. Поэтому для создания новых отечественных гибких трубопроводов из ПКМ для СКВ в ЛА взамен зарубежных требуется разработка нового ТПМ, отвечающего современным требованиям [17]. Данная работа представляет большой научный интерес и является актуальной, так как без создания подобных материалов (ввиду возможного применения санкций со стороны США к предприятиям авиационной отрасли РФ) под угрозой срыва находится создание парка отечественной современной пассажирской авиационной техники.

Важно отметить, что разработка танепленочных материалов входит в «Стратегические направления развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года» в рамках реализации комплексной научной проблемы 17.6. «Тканепленочные материалы») [18].

 

Материалы и методы

В связи с жесткими требованиями, предъявляемыми к пожаробезопасности, ТПМ должен изготавливаться преимущественно из негорючих материалов. Основа материала должна сочетать следующий комплекс свойств: низкая масса, негорючесть, инертность. Стеклоткани, благодаря своей структуре, обладают рядом уникальных свойств, таких как гибкость, высокая прочность при низкой массе, устойчивость к воздействию воды и агрессивных сред, жаропрочность и негорючесть, а также имеют отличные диэлектрические и теплоизоляционные качества и экологически безопасны [17].

С учетом доступности и оптимального комплекса механических и физических свойств в качестве основы для изготовления ТПМ опробованы отечественные электроизоляционные стеклоткани марок: Э1-100, Э2-80, Э2/1-80 и Э3/1-100 по ГОСТ 19907–2015. Физико-механические свойства стеклотканей представлены в табл. 2.

 

Таблица 2

Физико-механические свойства стеклотканей

Стеклоткань

Поверхностная

плотность,

г/м2

Плотность

нитей на 1 см

(основа/уток)

Разрывная нагрузка

(основа/уток), Н

Относительное

удлинение до разрыва

(основа/уток), %

Э1-100

112

20/20

890/657

4/3,5

Э2-80

100

20/20

760/713

3,7/3,3

Э2/1-80

85

20/16

771/726

5,2/3,8

Э3/1-100

108

16/16,5

723/670

5,7/4,9

 

Полимерное покрытие материала должно сочетать следующий комплекс свойств: негорючесть, герметичность, инертность, и обеспечивать возможность сваривания материала. Для обеспечения данных свойств в качестве компонентов полимерного покрытия опробовали полимерные композиции на основе фторкаучуков СКФ-32 или СКФ-264В/5 и кремнийорганического каучука Лестосил-СМ.

Фторкаучуки обладают высокой термостойкостью, стойкостью к агрессивным средам, повышенными механическими, антиадгезионными и другими свойствами, а также способностью сохранять эти свойства в широком диапазоне рабочих температур и давлений [14].

В качестве наполнителя для фторкаучуков использовали оксид титана (IV). Наполнитель обеспечивает технологичность изготовления полимерной композиции и, кроме того, выполняет функцию пигмента, придавая материалу белый цвет [19].

Кремнийорганические каучуки характеризуются высокой теплостойкостью до 250°С, бензомаслостойкостью, топливостойкостью, хорошей гидрофобностью и экологичностью [20]. Однако кремнийорганический каучук Лестосил-СМ является горючим, поэтому для снижения его горючести применяли галогенсодержащие антипирены.
Однако при введении антипирена в Лестосил-СМ композиция приобретает резкий специфический запах, который не исчезает после удаления растворителя. В этой связи данную композицию исключили из дальнейших исследований, так как она оказалась непригодной для изготовления ТПМ для трубопроводов СКВ в ЛА по санитарно-гигиеническим аспектам.

Изготовление ТПМ проводили по технологии прямого послойного нанесения раствора полимерной композиции на текстильную основу при помощи ракельного ножа (шпредингование). Процесс изготовления материала выглядит следующим образом:

– вальцевание компонентов полимерной композиции;

– растворение вальцованной смеси;

– послойное нанесение раствора полимерной композиции на стеклоткань с последующей сушкой каждого слоя на машине для нанесения.

Испытания образцов проводили по следующим методикам определения:

– массы 1 м2 ТПМ – по ГОСТ 17073–71;

– разрывной нагрузки и удлинения при разрыве ТПМ – по ГОСТ 17316–71 (размер рабочего участка 50×200 мм);

– горючести – по АП-25 п. 853в, Приложение F, Часть I;

– влагопоглощения – по ГОСТ 8971–78;

– прочность при расслаивании – по ГОСТ 6768–75.

Оценку степени герметичности материала проводили по специально разработанному СТО 1-595-20-581–2018 на установке по определению пожаробезопасности материалов спасательных надувных трапов. Метод по оценке степени герметичности основан на воздействии заданного избыточного давления, создаваемого внутри герметичного цилиндра, в качестве лицевой стенки которого используется исследуемый образец материала, и определении времени, в течение которого снижение избыточного давления внутри испытательного модуля не превышает допустимое значение [21].

 

Результаты и обсуждение

С учетом предъявляемых требований во ФГУП «ВИАМ» разработан ТПМ для изготовления гибких трубопроводов СКВ для ЛА.

На первом этапе разработки материала выбрана ткань основы для ТПМ. Анализ результатов исследования разрывной нагрузки и относительного удлинения стеклотканей, представленных в табл. 2, показывает, что ТПМ на основе этих тканей будет иметь разрывную нагрузку выше, чем у иностранных аналогов; при этом поверхностная плотность этих тканей позволит обеспечить требуемую массу 1 м2 разрабатываемого ТПМ – не более 300 г.

На втором этапе работы в целях выбора полимерного покрытия разрабатываемого ТПМ изготовлены и исследованы экспериментальные полимерные композиции на основе фторкаучука СКФ-264В/5 или СКФ-32 с различным содержанием фторполимера и наполнителя ТiО2.

Для выбора состава ТПМ изготовлены экспериментальные образцы и проведено исследование их основных свойств. Нанесение выбранных для исследований полимерных композиций на образцы стеклотканей (табл. 2) проводили в лабораторных условиях ручным способом по описанному ранее методу с применением шпателя. Нанесение каждого слоя полимерной композиции производили поочередно на лицевую и изнаночную сторону стеклотканей. Для удаления растворителя проводили сушку образцов в термошкафу в диапазоне температур от 80 до 110°С, продолжительность сушки 1–2 мин. Количество слоев и привес от одного слоя покрытия подбирали таким образом, чтобы обеспечить массу 1 м2 изготовленных образцов ТПМ – не более 300 г.

В результате установлена зависимость герметичности ТПМ от плотности укладки нитей в стеклотканях и соотношения компонентов в рецептурах полимерных композиций на основе фторкаучуков. Исследования показали, что экспериментальные образцы ТПМ на основе чистого фторкаучука СКФ-264В/5 не герметичны из-за низкой герметичности чистого каучука, а также плохой совместимости каучука и фторполимера. Ткани Э2/1-80 и Э3/1-100 характеризуются разреженной структурой – меньшей плотностью нитей на 1 см, по сравнению с тканями Э1-100 и Э2-80, поэтому образцы ТПМ на их основе не соответствовали требованиям по герметичности.

При дальнейших исследованиях образцы ТПМ изготавливали на основе стеклотканей Э1-100 и Э2-80. Обнаружено влияние величины содержания ТiО2 и соотношения фторкаучука и фторполимера в полимерном покрытии на герметичность ТПМ. При высоком содержании ТiО2 и фторкаучука образцы ТПМ не сохраняли герметичность; при низком содержании ТiО2 – ТПМ не технологичен, так как имеет повышенную липкость. В результате исследований выбрана оптимальная полимерная композиция для формирования покрытия, разрабатываемого ТПМ.

Изготовлены образцы ТПМ на основе стеклотканей Э1-100 и Э2-80 с покрытием на основе фторкаучука СКФ-32 и проведены исследования степени герметичности, массы 1 м2, толщины, физико-механических свойств и горючести – результаты представлены в табл. 3.

 

Таблица 3

Свойства образцов из тканепленочного материала на основе стеклотканей Э1-100 и Э2-80

с полимерным покрытием на основе фторкаучука СКФ-32

Тканепленочный материал

Масса

1 м2, г

Толщина,

мм

Степень

герметичности, %,

при давлении

0,02 МПа*

Разрывная

нагрузка, Н

Удлинение

при разрыве, %

Горючесть

по АП-25,

Приложение F, Часть 1

по

основе

по

утку

по

основе

по

утку

Стеклоткань

Э1-100

280

0,17

97

932

583

5,9

5,8

Трудносгорающий

Стеклоткань

Э2-80

272

0,15

94

864

653

3,6

3,2

* Продолжительность испытания 15 мин.

 

Исследование показало соответствие свойств образцов ТПМ предъявляемым требованиям по массе, прочности, горючести и герметичности.

Однако в дальнейшем при входном контроле стеклоткани Э2-80 обнаружены следующие дефекты – неравномерность структуры из-за наличия нитей другой линейной плотности по утку и раздвижка нитей утка, которые могут оказать негативное влияние на прочность и герметичность материала при его серийном производстве. В результате проведенных исследований в качестве оптимального варианта выбран состав ТПМ на основе стеклоткани Э1-100.

На следующем этапе работы для проведения расширенных исследований и отработки воспроизводимости процесса на производственном оборудовании изготовлены три партии ТПМ на основе стеклоткани Э1-100 с двухсторонним наполненным фторполимерным покрытием белого цвета гладкой фактуры. Ширина материала составляла 90 см. Разработанному материалу присвоена марка ВРТ-12, его внешний вид представлен на рис. 3.

 

 

Рис. 3. Внешний вид тканепленочного материала марки ВРТ-12

 

Результаты испытаний прочностных свойств ТПМ при непосредственном воздействии температур -60, +20, +80 и +105°С представлены на рис. 4. Из приведенных данных видно, что хотя с увеличением температуры испытания происходит снижение значений прочности материала, однако они находятся на высоком уровне и соответствуют предъявляемым требованиям. Изменение температуры не влияет на относительное удлинение ТПМ.

 

 

Рис. 4. Механические свойства тканепленочного материала марки ВРТ-12 по основе ()
и утку () при температурах от -60 до +105°С

 

Исследование гигроскопичности материала в течение 24 ч показало, что разработанный материал обладает низким влагопоглощением: 0,3% за 24 ч.

Основные свойства ТПМ марки ВРТ-12 в сравнении с российским аналогом представлены в табл. 4. Из представленных данных видно, что свойства, полученные при испытаниях ТПМ марки ВРТ-12, удовлетворяют предъявляемым требованиям.

Материал ВРТ-12 на 65% легче российского аналога – ткани прорезиненной невулканизованной 51-3Т-111, и превосходит аналог по разрывной нагрузке: по основе – на 51%, по утку – на 20%.

 

Таблица 4

Основные свойства тканепленочного материала ВРТ-12 в сравнении с аналогом

Свойства

Значения свойств для

тканепленочного материала

ВРТ-12

российского аналога –

ткани 51-3Т-111

Масса 1 м2, г

258

425±25

Разрывная нагрузка

(основа/уток) при 20°С, Н

1507/864

736/687

Удлинение при разрыве

(основа/уток) при 20°С, %

3,5/3,6

Горючесть

 

Трудносгорающий

(по АП-25, Приложение F, Часть I)

Огнестойкое резиновое

покрытие

Степень герметичности

Сохранение избыточного давления
0,02 МПа в течение 15 мин – не менее 97%

Герметична при давлении

0,01 МПа

Гигроскопичность, %,

в течение 24 ч при φ=98%

0,3

 

Одной из технологических особенностей процесса изготовления гибкого рукава трубопровода СКВ является образование соединения в виде шва. Для сокращения трудоемкости и материалоемкости при создании соединения в виде шва предложен метод термосваривания ТПМ. В этой связи проведено исследование способности покрытия ТПМ к свариванию. Методом термосваривания в прессе получены образцы для исследования прочности сварного шва на отрыв и на сдвиг при нахлесте шва 20 мм и размерах рабочих участков образцов 25×100 мм. Исследование показало (табл. 5), что механизм расслоения образцов является адгезионным. Тканепленочный материал марки ВРТ-12 превосходит аналог – ткань 51-3Т-111 – по прочности при расслоении в ~4 раза.

 

Таблица 5

Адгезионные свойства тканепленочного материала ВРТ-12

Свойства

Требования

по ТЗ

Значение свойств для

тканепленочного

материала ВРТ-12

российского аналога –

ткани 51-3Т-111

Прочность сварного шва

при отрыве, Н/мм

Полимерное покрытие должно обеспечивать возможность сваривания материала

0,4–0,6

0,1

(прочность клеевого шва)

Прочность сварного шва

при сдвиге, Н

707

(разрушение по материалу)

 

Рис. 5. Зависимость прочности сварного шва тканепленочного материала от величины нахлеста

Прочность сварного шва при сдвиге при величине нахлеста шва ˃10 мм больше прочности материала, при испытании происходит разрушение образца по материалу (рис. 5), поэтому полимерное покрытие обеспечило возможность термосваривания материала.

 

Заключения

Проведен анализ научно-технических информационных источников в области ТПМ, применяемых для изготовления гибких трубопроводов СКВ для ЛА. В результате сформулированы требования к разрабатываемому отечественному ТПМ.

Проведенные исследования по разработке ТПМ для изготовления гибких трубопроводов СКВ показали, что наилучший комплекс свойств имеет ТПМ, изготовленный на основе стеклоткани Э1-100 с двухсторонним наполненным фторполимерным покрытием. Материалу присвоена марка ВРТ-12.

Исследование основных свойств опытных партий материала ВРТ-12 показало соответствие предъявляемым требованиям: по горючести соответствует требованиям АП-25, Приложение F, Часть I; выдерживает избыточное давление 0,02 МПа; имеет низкое влагопоглощение 0,3% за 24 ч. Тканепленочный материал на 40% легче российского аналога – ткани прорезиненной невулканизованной 51-3Т-111, и превосходит аналог по разрывной нагрузке: по основе – на 51%, по утку – на 20%.

Полимерное покрытие ТПМ обеспечивает возможность термосваривания материала.

На основе полученных результатов материал рекомендован к опробованию в конструкции гибких трубопроводов СКВ для ЛА.


ЛИТЕРАТУРА REFERENCE LIST
1. Сатдинов Р.А., Вешкин Е.А., Постнов В.И., Стрельников С.В. Воздуховоды низкого давления из ПКМ в летательных аппаратах // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журн. 2016. №8 (44). Ст. 08. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 15.02.2019). DOI: 10.18577/2307-6046-2016-0-8-8-8.
2. Каблов Е.Н. Материалы для изделия «Буран» – инновационные решения формирования шестого технологического уклада // Авиационные материалы и технологии. 2013. №S1. С. 3–9.
3. Каблов Е.Н. Композиты: сегодня и завтра // Металлы Евразии. 2015. №1. С. 36–39.
4. Каблов Е.Н. Материалы и химические технологии для авиационной техники // Вестник Российской академии наук. 2012. Т. 82. №6. С. 520–530.
5. Каблов Е.Н. Авиакосмическое материаловедение // Все материалы. Энциклопедический справочник. 2008. №3. С. 2–14.
6. Вешкин Е.А., Сатдинов Р.А., Постнов В.И., Стрельников С.В. Современные полимерные материалы для изготовления элементов системы кондиционирования воздуха в летательных аппаратах // Полимерные композиционные материалы и производственные технологии нового поколения: сб. докл. конф. М.: ВИАМ, 2017. С. 16.
7. Ветрова Л.Е., Ионова В.Ф., Таскаева П.В., Титаренко А.Т., Шпаков В.П. Ткани с эластомерным покрытием для мягких оболочных конструкций. М.: Весь Сергиев Посад, 2012. 304 с.
8. Ultra-lightweight air distribution & insulation systems. URL: http://www.senioraerospacebwt.co.uk (дата обращения: 15.02.2019).
9. Aeroduct. URL: http://www.hbdthermoid.com (дата обращения: 15.02.2019).
10. Herber Aircraft – a Flexfab Distributor. URL: http://www.herberaircraft.com (дата обращения: 15.02.2019).
11. High performance foam solutions for specialist markets worldwide. URL: http://www.zotefoams.com (дата обращения: 15.02.2019).
12. Прорезиненные ткани. URL: http://www.niirp.com (дата обращения: 15.02.2019).
13. Стеклоткани с силиконовым покрытием. URL: http://www.chemproduct.ru (дата обращения: 15.02.2019).
14. Нестерова Т.А., Барботько С.Л., Николаева М.Ф., Гертер Ю.А. Многослойный защитно-декоративный материал для декорирования деталей в салонах самолетов и вертолетов // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журнал. 2013. №8. Ст. 04. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 15.02.2019).
15. Барботько С.Л. Развитие методов оценки пожаробезопасности материалов авиационного назначения // Авиационные материалы и технологии. 2017. №S. С. 516–526. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-S-516-526.
16. Каблов Е.Н., Старцев В.О., Иноземцев А.А. Влагонасыщение конструктивно-подобных элементов из полимерных композиционных материалов в открытых климатических условиях с наложением термоциклов // Авиационные материалы и технологии. 2017. №2 (47). С. 56–68. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-2-56-68.
17. Иванов М.С., Вешкин Е.А., Сатдинов Р.А., Донских И.Н. Тканепленочный материал для изготовления гибких элементов системы кондиционирования воздуха в летательных аппаратах // Полимерные композиционные материалы и производственные технологии нового поколения: сб. докл. конф. ВИАМ: Москва, 2018. С. 147.
18. Каблов Е.Н. Инновационные разработки ФГУП «ВИАМ» ГНЦ РФ по реализации «Стратегических направлений развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года» // Авиационные материалы и технологии. 2015. №1 (34). С. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
19. Платонов М.М., Нестерова Т.А., Назаров И.А., Бейдер Э.Я. Пожаробезопасный материал на текстильной основе с полиуретановым покрытием для надувной оболочки спасательного трапа // Авиационные материалы и технологии. 2013. №2. С. 50–54.
20. Венедиктова М.А., Наумов И.С., Чайкун А.М., Елисеев О.А. Современные тенденции в области фторсилоксановых и силоксановых каучуков и резин на их основе (обзор) // Авиационные материалы и технологии. 2014. №S3. С. 17–24. DOI: 10.18577/2071-9140-2014-0-s3-17-24.
21. Нестерова Т.А., Платонов М.М., Назаров И.А., Барботько С.Л. Исследования по разработке нового материала для баллонета пневматического трапа для аварийного покидания кабины вертолета // Труды ВИАМ: электрон. науч.-технич. журнал. 2016. №12 (48). Ст. 07. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 15.02.2019) DOI: 10.18577/2307-6046-2016-0-12-7-7.
1. Satdinov R.A., Veshkin E.A., Postnov V.I., Strelnikov S.V. Vozduhovody nizkogo davleniya iz PKM v letatelnyh apparatah [РСМ low-pressure air ducts in aircraft] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehnich. zhurn. 2016. №8. St. 08. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: February 15, 2019). DOI: 10.18577/2307-6046-2016-0-8-8-8.
2. Kablov E.N. Materialy dlya izdeliya «Buran» – innovacionnye resheniya formirovaniya shestogo tehnologicheskogo uklada [Materials for «Buran» spaceship – innovative solutions of formation of the sixth technological mode] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2013. №S1. S. 3–9.
3. Kablov E.N. Kompozity: segodnya i zavtra [Composites: today and tomorrow] // Metally Evrazii. 2015. №1. S. 36–39.
4. Kablov E.N. Materialy i khimicheskiye tekhnologii dlya aviatsionnoy tekhniki [Materials and chemical technologies for aviation technology] // Vestnik Rossiyskoy akademii nauk. 2012. T. 82. №6. S. 520–530.
5. Kablov E.N. Aviakosmicheskoye materialovedeniye [Aerospace Materials] // Vse materialy. Entsiklopedicheskiy spravochnik. 2008. №3. S. 2–14.
6. Veshkin E.A., Satdinov R.A., Postnov V.I., Strelnikov S.V. Sovremennyye polimernyye materialy dlya izgotovleniya elementov sistemy konditsionirovaniya vozdukha v letatel'nykh apparatakh [Modern polymeric materials for the manufacture of elements of the air conditioning system in aircraft] // Polimernyye kompozitsionnyye materialy i proizvodstvennyye tekhnologii novogo pokoleniya: sb. dokl. konf. M.: VIAM, 2017. S. 16.
7. Vetrova L.E., Ionova V.F., Taskayeva P.V., Titarenko A.T., Shpakov V.P. Tkani s elastomernym pokrytiyem dlya myagkikh obolochnykh konstruktsiy [Elastomeric coated fabrics for soft shell structures]. M.: Ves Sergiyev Posad, 2012. 304 s.
8. Ultra-lightweight air distribution & insulation systems. Available at: http://www.senioraerospacebwt.co.uk (accessed: February 15, 2019).
9. Aeroduct. Available at: http://www.hbdthermoid.com (accessed: February 15, 2019).
10. Herber Aircraft – a Flexfab Distributor. Available at: http://www.herberaircraft.com (accessed: February 15, 2019).
11. High performance foam solutions for specialist markets worldwide. Available at: http://www.zotefoams.com (accessed: February 15, 2019).
12. Prorezinennyye tkani [Rubberized fabric]. Available at: http://www.niirp.com (accessed: February 15, 2019).
13. Steklotkani s silikonovym pokrytiyem [Fiberglass fabrics with silicone coating]. Available at: http://www.chemproduct.ru (accessed: February 15, 2019).
14. Nesterova T.A., Barbotko S.L., Nikolaeva M.F., Gerter Yu.A. Mnogoslojnyj zashhitno-dekorativnyj material dlya dekorirovaniya detalej v salonah samoletov i vertoletov [Multi-layer protective and decorative material for decorating details in the cabin of aircraft and helicopters] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tehni. zhurn. 2013. №8. St. 04. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: February 15, 2019).
15. Barbotko S.L. Razvitie metodov ocenki pozharobezopasnosti materialov aviacionnogo naznacheniya [Development of the fire safety test methods for aviation materials] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2017. №S. S. 516–526. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-S-516-526.
16. Kablov E.N., Startsev V.O., Inozemtsev A.A. Vlagonasyshhenie konstruktivno-podobnyh elementov iz polimernyh kompozicionnyh materialov v otkrytyh klimaticheskih usloviyah s nalozheniem termociklov [The moisture absorption of structurally similar samples from polymer composite materials in open climatic conditions with application of thermal spikes] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2017. №2 (47). S. 56–68. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-2-56-68.
17. Ivanov M.S., Veshkin E.A., Satdinov R.A., Donskikh I.N. Tkaneplenochnyy material dlya izgotovleniya gibkikh elementov sistemy konditsionirovaniya vozdukha v letatel'nykh apparatakh [Tissue film material for the manufacture of flexible elements of the air conditioning system in aircraft] // Polimernyye kompozitsionnyye materialy i proizvodstvennyye tekhnologii novogo pokoleniya: sb. dokl. konf. VIAM: Moskva, 2018. S. 147.
18. Kablov E.N. Innovacionnye razrabotki FGUP «VIAM» GNC RF po realizacii «Strategicheskih napravlenij razvitiya materialov i tehnologij ih pererabotki na period do 2030 goda» [Innovative developments of FSUE «VIAM» SSC of RF on realization of «Strategic directions of the development of materials and technologies of their processing for the period until 2030»] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2015. №1 (34). S. 3–33. DOI: 10.18577/2071-9140-2015-0-1-3-33.
19. Platonov M.M., Nesterova T.A., Nazarov I.A., Bejder E.Ya. Pozharobezopasnyj material na tekstilnoj osnove s poliuretanovym pokrytiem dlya naduvnoj obolochki spasatelnogo trapa [Fabric-based fireproof material with polyurethane coating for inflatable shell of rescue ladder] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2013. №2. S. 50–54.
20. Venediktova M.A., Naumov I.S., Chajkun A.M., Eliseev O.A. Sovremennye tendencii v oblasti ftorsiloksanovyh i siloksanovyh kauchukov i rezin na ih osnove (obzor) [Current trends in fluorosiloxane and siloxane rubbers and rubber compounds based thereon (rеview)] // Aviacionnye materialy i tehnologii. 2014. №S3. S. 17–24. DOI: 10.18577/2071-9140-2014-0-S3-17-24.
21. Nesterova T.A., Platonov M.M., Nazarov I.A., Barbotko S.L. Issledovaniya po razrabotke novogo materiala dlya balloneta pnevmaticheskogo trapa dlya avariynogo pokidaniya kabiny vertoleta [Researches on development new material for ballonet of pneumatic emergency slide of helicopter] // Trudy VIAM: elektron. nauch.-tekhnich. zhurnal. 2016. №12 (48). St. 07. Available at: http://www.viam-works.ru (accessed: February 15, 2019) DOI: 10.18577/2307-6046-2016-0-12-7-7.
Вы можете оставить комментарий к статье. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.